?

Log in

No account? Create an account
Пусть первый нумер в списке "Батькiвщины" посидит подольше, однако - Склерозник
September 18th, 2014
12:31 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Пусть первый нумер в списке "Батькiвщины" посидит подольше, однако
------------------------------------------------------------------------------

16.09.14 Освобожденный из плена священник Владимир Морецкий о Савченко: "Предлагала нашу группу сдать на органы".

Луганский священник протоиерей Владимир Морецкий, освобожденный накануне из украинского плена, рассказал о том, в каких условиях пребывали он и его товарищи в плену. По словам священника, захваченных заложников жестоко пытали.

«Сказать о том, что нас били – это ничего не сказать. Нас убивали. Нас расстреливали, нам ломали кости, нас били не только руками и ногами, но и прикладами и всеми подручными средствами», - рассказал освобожденный пленник.

Он добавил, что «особенно проявила себя» Надежда Савченко, которая в настоящее время находится под арестом в российском Воронеже.
«Лично она предлагала всю нашу группу сдать на органы, чтобы заработать денег. Лично она предлагала расстрелять нас, когда другие не согласились сдавать нас на органы, – чтобы не тратиться на нашу доставку в СБУ. Лично она всячески пыталась нас уничтожить и лично принимала участие в садистских выходках, избивала нас с разными присказками. Ее голос я не забуду до конца дней своих», - добавил протоиерей Владимир.

Он рассказал, что руки во время пыток у него и его товарищей были связаны за спиной. Мужчин ставили лицом к стене и наносили побои.

Протоиерей Владимир Морецкий был взят в украинский плен в мае 2014 года. Его обвинили в создании террористической группировки на территории Украины. В июне в ряде СМИ прошла информация о его освобождении, однако позже выяснилось, что настоятель одного из луганских храмов по-прежнему находится в плену. Освободить священника удалось только несколько дней назад.

(8 comments | Leave a comment)

Comments
 
From:lisa sam
Date:September 17th, 2014 08:36 pm (UTC)
(Link)
Хорошо бы и вторая дама её компанию составила. Ей не привыкать.
[User Picture]
From:zloivinni
Date:September 17th, 2014 08:39 pm (UTC)
(Link)
Предполагаю, что все военнопленные будут свидетелями по уголовному делу и загрузится Надежда как трактор.
[User Picture]
From:ext_1056124
Date:September 17th, 2014 10:20 pm (UTC)
(Link)
Юля Тимошенко поставила Савченко №1 в список "Батьковщины" на выборах в Верховную Раду. Будет еще одна лакмусовая бумажка на предмет испорченности жителей украинских земель.
[User Picture]
From:Полдень ХХІІ век
Date:September 17th, 2014 11:19 pm (UTC)
(Link)
Дак ведь жителям вешают лапшу о чистых как слеза героях нации.
Так было во все времена.
[User Picture]
From:Полдень ХХІІ век
Date:September 17th, 2014 11:17 pm (UTC)
(Link)



Христозов Н.
По следам «без вести пропавших». Докум. повесть. Пер. с болг. М., Политиздат, 1976.
168 с.

Документальная повесть известного болгарского пи­сателя Н. Христозова рассказывает о кровавых преступле­ниях болгарских фашистов, пришедших к власти в ре­зультате военного переворота 1923 года и организовавших в 1925 году массовые убийства своих политических про­тивников, прежде всего коммунистов.


Понедельник, 23 августа 1954 года. В 9 часов 30 минут утра Военная коллегия Верховного суда Народной Республики Болгарии приступила к рас­смотрению уголовного дела № 634.


Обвиняются: генерал в отставке Иван Вылков, полковник в отставке Димитр Порков, полковник в отставке Иван Кефсизов, полковник в отставке Тома Прендов, капитан в отставке Стилиян Тошев, подполковник в отставке Цвятко Николов, полковник в отставке Гроздан Грозданов, полковник в отставке Илия Ковачев, полковник в отставке Пенчо Сарафов, полковник в отставке Кирилл Стефанов, майор в отставке Петр Сапунов и бывший торговец запчас­тями для автомашин Александр Петрович.


Вещественные доказательства: черепа убитых, остатки мешков, веревочных и кабельных петель, кожаных ремней, обуви и часов, а также протезы, мундштуки, пуговицы, кольца, шпильки для волос, искусственный глаз и пр.

Я стою перед витриной с уцелевшими вещами убитых и думаю о не связанной с физическими зако­нами природы преемственности поколений, о незри­мой цепи жизни, объединяющей нас с великими те­нями минувшего и с теми, что придут после нас,— с людьми будущего, в которых останутся жить искры наших тленных сердец.


Смеркается, в музее, кроме меня, никого. Витрина передо мной — распахнутая, полная трагизма сокро­вищница всего того, что некогда было дыханьем, бие­нием сердца, жизнью. Полумрак почти скрыл очер­тания обуглившихся в долгом земляном плену клочьев ремней и веревок; не видно и часов — чер­ных, изъеденных ржавчиной,— лишь золотистые, стиснутые, словно скорбные руки, стрелки все еще поблескивают.

Быть может, они пробежали свой последний круг под тяжкой лавиной земли, когда сердце их владельца уже остановилось навсегда. И сберегли медленное остывание руки, последний трепет тела, холодный мрак могилы...


Только кучка стеклянных и перламутровых пуго­виц, оставшихся от истлевших рубашек убитых, не спешит сдаться темноте. Мне даже кажется, что в бледных предвечерних сумерках они излучают Есакое-то свое, особое, безмолвное сияние. Я думаю
о тех, кто к ним прикасался, о пришивавших их мате­рях и женах, о теплых детских тельцах, которые когда-то к ним прижимались.


В этом моем чувстве нет никакой мистики. Я только открываю для себя людей, так же просто и естественно связанных со всеми этими вещами, как мы со всем, что нас окружает. И я вижу, что люди, к которым мы привыкли относиться, как к высоким символам и нетленным знаменам, в сущности, очень близки нам: такие же земные, так же, как мы, под­властные обычным радостям и заботам, они спешили пройти по дорогам своих дней, не подозревая, что время осенит их имена ореолом бессмертия.
И я уже знал* что должен писать о них.

Я знал, что ветры повседневности могут развеять, как бесплодную тучу, наше молчаливое преклоне­ние— самую чистую и благородную почесть, кото­рую мы отдаем погибшим. Голоса эпохи надо ловить до того, как они заглохнут в небытии. И это не бег­ство от сегодняшнего дня, а забота о его смысле и его богатстве. Не будем же торопиться отдавать истории еще не зажившую в душе народа рану.

Думал я и о другом. Жизнь спешит, течет мимо нас невидимой рекой, а мы стоим на ее берегу, смот­рим и не понимаем, что, в сущности, уходит — время или мы сами?

Сколько планов и порывов гибнет в торопливой суете наших дней! Сколько несвершен­ных дел бьется в наших мыслях, пока в один пре­красный день мы вдруг не заметим, что они уже перестали нас тревожить. И вместо облегчения в на­ших сердцах оседает еще более тяжкая, ничем не излечимая тревога — тревога за бесцельно прожитые, бесплодные дни.

Три тысячи страниц уголов­ного дела — бесконечная цепь убийств, убийств, убийств,— словно бы видения, воскресшие из глубин самых варварских времен истории человечества. Не только рука, сама мысль цепенела от этого.
[User Picture]
From:dmitrdmitr
Date:September 18th, 2014 06:16 am (UTC)
(Link)
Если российская Фемида её не отпустит, предлагаю эту сучку передать в то место, которое Киев с ослиным упорством всё ещё считает украиной - в Новороссию. А уж ополченцы сами разберутся, что с ней делать...
[User Picture]
From:kolobok1973
Date:September 18th, 2014 06:24 am (UTC)
(Link)
это правильная мысль

только отпустят ведь. В рамках гуманизма и дружбы с Киевом...
[User Picture]
From:chudokol
Date:September 18th, 2014 08:20 am (UTC)
(Link)
Тимошенко принимает удобные для избирателя позы. И люди тыкаются своиими бюллетенями в эту урну.
My Website Powered by LiveJournal.com