?

Log in

No account? Create an account
Свежий "СК - новости" вышел с моим материалом о кинофестивале "Человек труда" - Склерозник
May 18th, 2016
10:13 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Свежий "СК - новости" вышел с моим материалом о кинофестивале "Человек труда"
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

С 7 по 9 апреля в Челябинске прошел фестиваль кино и интернет-проектов «Человек труда». Организатором мероприятия выступили Свердловская киностудия и Фонд развития культуры и кинематографии «Страна» при участии спонсоров – Росатома, Сургутнефтегаза, Транснефть-Сибири, ЧТПЗ, Молодежного центра СК России, Школы кино Свердловской киностудии. Участие в творческом состязании кинематографистов приняли 365 авторов из 55-ти регионов. 32 работы попали в «короткий» список лучших проектов, которые в течение трех фестивальных дней были показаны широкому зрителю. Призы – «Золотые Рукавицы» – получили авторы из Москвы, Перми, Екатеринбурга, Иркутска и других городов России. Жюри возглавил актер, режиссер и продюсер Борис Токарев.

Дано:  неуклонно вползающая в очередной кризис страна с сырьевой экономикой,  растянутая на четверть века деиндустриализация,  медленная, но верная смерть моногородов, издыхающая социальная сфера, самый большой в мире разрыв в доходах между богатым и бедным,  депрессивное отечественное кино с главным героем   -  коммерсантом, криминальным авторитетом, алкоголиком, продажным ментом.  Производственное кино как жанр умерло вместе с социализмом и СССР. Современный производственный фильм    -    сериал о буднях офис-менеджера.  Свежая новость из топа яндекса    -      «В Ханты-Мансийске мигранту из Таджикистана влили в рот уксус и аммиак  из-за просьбы выплатить зарплату».
 

Задачи:  прославить человека труда, своими руками и своим интеллектом создающего материальные и духовные ценности.  Рассказать работающему человеку о том, что именно он, а не паразит и не преступник, и есть герой нашего времени, о том, что  он востребован и уважаем в обществе,  о том, что за ним будущее.   Повысить интерес подрастающего поколения к рабочим профессиям, одновременно стимулируя развитие производства, новых технологий, создание новых рабочих мест.  Разбить навязываемые зрителю мифы о «постиндустриальном», «информационном» обществе,  якобы освобождающем от необходимости трудиться.   Создать новый производственный киноязык, благодаря которому «производственный фильм»  перестает быть чем-то скучным,  демонстрируемым в нагрузку перед киносеансом. Если хотите, сформировать моду на кино о человеке труда:  найти на огромном российском кинопространстве  тех, кто уже об этом что-то снял и снимает   -   и маститых, и молодых  режиссеров,  которым эта тема интересна,  продюсеров, поверивших в успех будущего фильма,  спонсоров, готовых поддержать такое кинопроизводство.  Грамотно сформулировать социальный заказ,  не позволяя искусству превратиться в примитивную заказуху. 

Согласитесь,  на первый взгляд,  задачи, которые год назад поставили перед собой инициаторы Российского фестиваля кино и интернет-проектов «Человек труда»   -    молодая команда полпреда Президента в Уральском Федеральном округе Игоря Холманских   - казались неподъемными.  В успех кинофестиваля, организованного ими совместно с Правительством Челябинской области и Свердловской киностудией,   мало кто верил     -   казалось, что никто не пойдет смотреть документалки о буровиках и проходчиках, боялись, что просто-напросто не наберут киноматериала даже на шорт-лист, опасались, что кинофестиваль станет разовым мероприятием без каких-либо перспектив,  что первый блин станет же и последним. 

Успех «Человека труда-2015»  поразил самих его организаторов   -    кинофестиваль удивительным образом попал в резонанс каких-то новых общественных настроений и веяний.  Неудивительно, что фестиваль получил окончательную «прописку» в Челябинске:  южный Урал    -  промышленное «сердце» России, тяжелые годы успешно пережили практически все металлургические и машиностроительные гиганты,  производство модернизируется, инновационные проекты воплощаются, потребность в высококвалифицированных кадрах стабильна,  в «закрытых» городах и на «закрытых» предприятиях Челябинской области развивается наука. Магнитка и Челябинский тракторный, атомный Снежинск и Михеевский ГОК    -  собственно, отснять киноматериала на десяток подобных фестивалей можно, не выезжая за пределы области.  Сам полпред Холманских  -    хрестоматийный представитель Уралвагонзаводской трудовой династии, начинал грузчиком, дорос до начальника сборочного цеха,  главной своей задачей считает сделать жизнь человека труда достойной.  В суперсовременном, похожем на декорацию из футуристического фильма цехе «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода, где устроители фестиваля придумали  проводить торжественную церемонию открытия,  конкурс на одно рабочее место    -  8 человек, как в приличный вуз.

-   Сколько средняя зарплата?    -  спрашиваем мы, члены жюри второго «Человека труда»,   -  режиссеры, драматурги, продюсеры, кинокритики, социологи, журналисты,  в основном москвичи.
-  У слесаря в среднем 35 тысяч,    -  отвечает начальник участка.
-  Не густо….
-  Так средняя по области 19800,    -    улыбается.   -    К нам тут знаете какой ажиотаж?  При том, что правила вполне драконовские:  за прогул   -  увольнение,  каждое утро проверка на алкоголь и прочие вещества…

Действительно, в Москве,  живущей под собою не чуя страны,  привыкли не только к другим социальным стандартам, но и к совершенно иному образу человека труда:   на утренней творческой разминке с молодыми кинематографистами-дебютантами рассказываю о социальном проекте московской мэрии  «Дети решают, кем быть»,  направленном на раннюю профориентацию ребенка    -   по городу расклеены постеры с фотографиями детей, выбравших ту или иную профессию:  «Маша, телезвезда»,  «Федя, финансовый аналитик», «Петя, топ-менеджер»,  «Ваня, ди-джей».

Российский  фестиваль кино и интернет-проектов «Человек труда»     -   не про это.  Здесь другие герои и другие ценности.
 

Если на участие в конкурсной программе прошлогоднего, первого фестиваля поступило 200 с лишним проектов, то в этом году уже 365.  Хотя конкурс пока что не перерос в международный, география присланных работ   -  не только вся Россия, но и несколько проектов из Казахстана, Армении, Украины, Беларуси и даже один фильм добрался до Челябинска из Великобритании     -   в шорт-лист не попал, но я бы на месте отборщиков обязательно продемонстрировала его зрителям спецпоказом,   -  пусть бы олицетворял международную солидарность трудящихся.  

Конечно, такой массив киноработ не должен вводить в заблуждение,  речь идет не только о проектах последнего года:  устроители кинофестиваля, опасаясь не набрать материала на несколько конкурсных номинаций, перестраховались и разрешили принимать проекты, снятые за последние несколько лет.  Такой подход, кстати, отнюдь не помог закамуфлировать слабые места нашей киноиндустрии    -    практически провалилась, например, номинация «игровой фильм»:    в шорт-лист отборщики поместили лишь три кинопроекта.  Поставленный в 2012 году режиссером Андреем Мармонтовым по повести Д. Мамина-Сибиряка «Дикое счастье»  фильм «Золото» о бурном развитии  капитализма на  уральских золотых приисках  в последней трети 19 столетия  (строго говоря,  с нашим кинофестивалем его объединяет только географическая привязка,    -   сам фильм как раз о том,  как  гибнет человек, предпочтя честному труду обогащение любой ценой).  Сериал «Оттепель»   -    снятое три года назад Валерием Тодоровским «кино о кино»  (некоторые из нас пеняли отборщикам, мол, картина о советских реалиях 1960-х тоже не совсем вписывается в концепцию нашего кинофорума,  призванного размышлять об актуальных проблемах и смотреть не в прошлое, а в завтрашний день).   Та же история с  «Территорией» Александра Мельника     -  масштабным высокобюджетным кинопроектом с Лавроненко, Бероевым и Добрыгиным, экранизацией одноименного романа советского геолога Олега Куваева о самоотверженных геологах, одержимых идеей добыть золото для великой страны Советов.  Разумеется,  мы наградили «Территорию»  призом   -  золотой рукавицей   -   в номинации «лучший игровой фильм»,  но  игровой конкурс отчётливо обозначил болевую, проблемную точку     -   современный человек труда полностью выпал из актуального российского художественного кинематографа.  Молодые режиссеры-дебютанты, делающие первые шаги в кино, эту проблему не решат,    -   игровой кинематограф требует огромных затрат,  на мобильный телефон художественный фильм не снять,    -   но и маститые авторы в данном случае не порадовали нас в последние годы ничем, хотя бы отдаленно напоминающим производственный фильм эпохи соцреализма.  Упрекать отборщиков здесь совершенно неправильно и бессмысленно, они лишь фиксируют объективную ситуацию в этом киножанре.

С ТВ-проектами нам, членам жюри, было и легко, и трудно одновременно   -   единственным успешно реализованным телепроектом можно считать реалити-шоу «Zавод», запущенное в Пермском крае и демонстрирующееся на телеканалах города Березники и в Перми в эфире местной ВГТРК.   Команды, составленные из молодых рабочих и молодых инженеров  -  выпускников вузов без опыта работы, должны в реальном времени что-то сконструировать из подручных средств,  продемонстрировать смекалку и инженерный креатив.   Главный приз   –  должности оператора дистанционного пульта управления на производстве аммиака, слесаря контрольно-измерительных приборов и начальника смены в один их технологических цехов химического завода «Азот».   Пермский край, по административному недоразумению приписанный к Приволжскому федеральному округу,  входит в тот же уральский промышленный комплекс, и культ труда  в нем воспитывается так же, как и у соседей.  Выбрать фильм-победитель нам было легко, а вот понять, почему в других регионах нет аналогичных телеэкспериментов,    -   трудно.  Ведь любое предприятие должно быть заинтересовано в такой телерекламе     -    социология наглядно доказывает, что интернет в нашей стране пока что не победил телевизор, и любой региональный телеканал может только гордиться подобным проектом.
 

Несравненно лучше обстоит дело с капиталистическим реализмом в документалистике и интернет-проектах    -   по этим номинациям состоялся полноценный конкурс, а большая часть начинающих свой путь в киноискусстве симпатичных ребят,  съехавшихся на челябинский кинофорум,  пробуют свои силы,  ищут новые, привлекательные для массовой аудитории форматы,  учатся  снимать шедевры  за три копейки.   Челябинец Руслан Шакиров слепил трехминутный музыкальный клип «Бетонные блоки» из нескольких выразительных кадров в сварочном цеху, на улице и у себя дома   -  получилась  эмоциональная зарисовка «один день из жизни работяги»  под собственный музыкальный аккомпанемент в стиле индастриал.  «Затрат    -   ноль»,    -  говорит Руслан, унесший домой одну из золотых рукавиц, приз фестиваля «За лучшее музыкальное оформление».

Настоящим сюрпризом фестиваля стал единственный попавший в шорт-лист анимационный фильм «Навигатум: в мире профессий», который единогласно был признан лучшим интернет-проектом:  серия коротких, сорокасекундных песенок-мультфильмов  для малышей и дошкольников, каждая из которых     -  забавный портрет профессии.  В отличие от московской мэрии, предлагающей детям стать ди-джеями и финансовыми директорами,  москвич Егор Иванов, снявший «Навигатум» на киностудии «Парамульт»,  рассказывает детям о профессии сварщика, строителя, повара, машиниста.   Приз  -   за оригинальную форму, за юмор, качественную рисованную анимацию,  веселые песенки в лучших традициях советского и российского мультипликационного кино.
 

Сама идея кинофестиваля «Человек труда» подразумевает обращать внимание не только на художественные достоинства фильма, но и на его героя.   Иногда в качестве героя картины может выступать предприятие или целая отрасль,    -   увы,  удачных экспериментов при таком подходе крайне мало.  Всё-таки в центре внимания  видится именно человек,  -  царь природы, преобразователь мира, носитель ценностей эпохи.  В номинации «Герой лучшего проекта для интернета»  по нашему единодушному мнению победила девчонка с косичками, героиня тринадцатиминутного фильма-ролика  Юлии Черниковой  «Изобретая колесо»,  каждое утро катящая на велосипеде на Омский шинный завод,   -   настоящее воплощение пословицы «На работу как на праздник».    О заводе рассказано не бюрократическим  канцеляритом  рекламного проспекта, а словами симпатичной героини, одержимой будущей профессией.

Молодой герой глазами молодого автора производственного фильма    -   это не новый феномен российского кино,  но явление, возвращающееся в кинематограф, и это особенно ясно понимаешь,  разговаривая с юными режиссерами, операторами, монтажерами,    -    почти ещё детьми.  Практически ни у кого из них нет или пока нет профессионального образования,     -     в организованной на фестивале «лаборатории кино»  свои проекты демонстрируют выпускники и студенты Челябинского Государственного Университета,  Южно-Уральского Государственного Университета,  Челябинского института культуры,  Челябинской областной Школы Кино и Телевидения.  Снимают родной вуз, родной колледж, родной город, историю железных дорог, фабрично-заводскую школу,  привыкающих к труду малышей, юношей, обдумывающих житьё.  Спрашиваешь у них:  «Чего вам не хватает для производства фильмов?»

«Образования и государственной идеологии»,   -    отвечают.   Вот это поворот!  Не «денег и ещё раз денег»,  не рекламы, не пробивного продюсера, не современной видеотехники,  а государственной идеологии    -    того, чего согласно нашей Конституции в России нет и быть не должно. 

-  Главное, чтобы вы были сами удовлетворены результатом своего труда,  находились в согласии с самим собой, со своим внутренним «я»,     -    говорит на утреннем мастер-классе  Дмитрий Хананович Астрахан,  режиссер, который четверть века ставит острые,  резонансные, провоцирующие общественную дискуссию  спектакли и фильмы и, казалось бы,  давно уже может позволить себе прислушиваться прежде всего к собственному «я», зная наперед, какую реакцию вызовет его новая картина.     -     Реальная жизнь богаче наших представлений о ней,   -  смеётся Астрахан.   -   я и подумать не мог, какую реакцию вызовут «Деточки», мой фильм-сказка о детском бунте.

-  А как снимать без идеологии?   -  недоумевает молодой режиссер-дебютант из Иркутска.    -   У каждого фильма должна быть миссия,  ты его не для себя снимаешь, а для общества.  Если государство не хочет или не может сформулировать,  зачем оно нужно людям,  мы должны предложить идеологию сами, своим творчеством.

-   Почему мы снимаем кино?   Главное   -   помочь миру стать чуточку лучше,   -   убеждена девушка-студентка из Екатеринбурга.  На фестиваль она привезла коротенький, пятиминутный фильм-ролик, но, глядя в её широко распахнутые глаза, веришь, что именно эти пять минут экранного времени помогут миру стать другим.
 

-   «Человек труда»    -   растяжимое понятие,    -  убеждают дебютанты директора Свердловской киностудии Михаила  Чурбанова.    -    Один трудится для людей, а другой каждодневным кропотливым трудом, в поте лица куёт собственное благополучие.  Если мы днем монтируем кино про учителя или строителя, которое никто, кроме наших знакомых, не посмотрит,  а вечером многомиллионная телеаудитория втыкает в сериал  про олигарха или мафиози  с популярнейшим актёром в главной роли,  наша миссия невыполнима.  Тут государственная политика нужна, а её нет.

Мозговой штурм перед началом фестивальных показов:  режиссеры, продюсеры, социологи, журналисты  спрашивают  начинающих кинематографистов, что, по их мнению,  главное для художника, решившего посвятить свой фильм человеку трудящемуся    -    опыт и профессиональные навыки? современные технологии цифровой съемки? актуальность темы?  эстетические качества кино?  общественная миссия, социальное звучание?  проблемы профессиональной этики?

Поразило, что практически все  участники мозгового штурма, собравшего авторов всех работ, вошедших в шорт-лист,  превыше всего поставили  общественную миссию и актуальность.   Профессионализм и опыт   -  дело наживное  (на кинофест «Человек труда» прислать свою работу может любой,   -   и профессионал, и любитель),  овладение технологиями    -  тоже  (порадовало, что среди киномолодёжи нашлось немало предпочитающих старую добрую пленку цифре),  эстетика  -  вещь субъективная, понятие о прекрасном у каждого своё,  единого этического кодекса в нашем атомарном обществе тоже не существует, а вот желание ответить на вызовы времени, сделать мир лучше    -   это, по общему мнению, главное, ради чего стоит творить.

  Как непохоже это кредо юных художников на то, к чему мы привыкли на экране!  Неужели выздоравливаем?....


Порекомендовала  организаторам  кинофестиваля в следующем году показать участникам  фильм недавно покинувшего бренный мир австрийца Михаэля Главоггера «Смерть рабочего»    -  на его примере лучше всего разбирать все предложенные участникам обсуждения критерии.  Пять панорамных изображений тяжёлого физического труда в различных точках земного шара   -   немой упрек доморощенным интеллектуалам, утверждающим, что пролетариат и вообще индустриальный рабочий класс - отжившее понятие, рудиментарный термин марксовой эпохи, в информационном обществе превратившийся в абстракцию. Парадоксы глобализации:  везде благополучие общества потребления зиждется вот на таком труде - неимоверно тяжёлом, почти рабском, не претерпевшем в течение столетий практически никаких изменений.  Пять вариантов отношения к труду:  труд  - заработок, труд   -   времяпрепровождение,  труд  -   повинность, труд  -   проклятие,  труд  -  высочайшая миссия,  передаваемая трудовыми династиями из поколения  в поколение.  Этична ли получасовая демонстрация кадров забоя скота под пронзительный вой умирающих в муках животных?   Можно ли считать эстетичными женщин-шахтеров, ползающих, подобно кротам, в самопальных шурфах донбасских нелегальных копанок?  Эстетичен ли труд вообще?

Самая разнообразная номинация шорт-листа,  представившая целую россыпь разнообразных по форме, жанру, стилю, уровню и качеству проектов    -   как и следовало ожидать, номинация документальная.   Были ли работы, оставившие высокое жюри равнодушным?  Разумеется, были, ибо все жанры хороши, кроме скучного    -    производственный фильм это фильм не столько о процессе труда, сколько о человеке,   его месте в мире, моральных и психологических проблемах, отношениях между людьми.  Тот, кто этого не понимает, рискует остаться ремесленником в кино.  Тот, кто не видит разницы между социальным заказом и некачественной заказухой    -  тоже.

Два документальных байопика, представленных в фестивальном шорт-листе,  являют собой примеры того,  как  отличную идею можно погубить из самых благородных и возвышенных побуждений.  Фильм «Личное дело.  Годы судьбы Эдуарда Яламова» свердловчанина Андрея Кима должен был стать образцовой биографией генерального директора Уральского оптико-механического завода  на фоне портрета великой и бурной эпохи   -   рассказ о жизненных ступенях советского руководителя  -  лидера отрасли органично переплетается с кадрами исторической кинохроники.  Однако авторы фильма, желая повысить к своему проекту зрительский интерес, испортили кашу маслом  -  не просто доверили читать закадровый текст Василию Семёновичу Лановому, но и  пол-фильма держат его в кадре,  -     к концу повествования уже сложно сказать, кто главный герой картины,  руководитель производства или звезда советского кино.

Биографическая лента «Врач последней надежды»  в первых кадрах смотрится как очень личностный рассказ  заслуженной артистки советского кино Галины Яцкиной об излечившем её когда-то и поставившем на ноги  легендарном хирурге-ортопеде и изобретателе Гаврииле Илизарове.    Однако режиссер, в последнее время известная в основном православным миссионерством, забывает бессмертную максиму Станиславского о «любви к искусству в себе,  а не к себе в искусстве» и  очень быстро сбивается с рассказа о своем герое на слабо связанные с заявленной темой религиозные нравоучения, и в кадре вместо корифея советской медицины появляются святители и священнослужители с проповедями  (вопрос о том, какое отношение горский еврей Илизаров, воспитанный в атеистической советской культуре, имеет к этому пиру торжествующего православия, остается открытым).   Окончательно всё становится понятно, когда Илизаров вовсе исчезает из кадра за ненадобностью, а большую часть экранного времени занимает  ахинея, несомая  председателем Общества православных врачей (!!!) о том, что туберкулез и кардиологические заболевания есть наказание человеку за грехи его.  И всё бы ничего, кабы изрекающий это персонаж, в рекламный ролик которого превращается фильм, не был бы кардиологом, доктором медицинских наук,  профессором   Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова.  

Жюри оставило без наград и «Повесть о белых журавлях» москвичей Каллина Болотского и Павла Брагина -    часовой, чрезвычайно подробный, изобилующий мельчайшими подробностями  неторопливый рассказ о том, как орнитологи пытаются спасти исчезающую западно-сибирскую породу  белых журавлей   - стерхов.  Мол, герой фильма   -  не человек, а стерх,  и картина заблудилась, случайно забредя на «Человек труда» вместо  National geographic или ещё какое «В мире животных».  Не спасла ситуацию и увлекательная детективная снятая методом включенного наблюдения  зарисовка воровства яиц стерхов орнитологами. Только сейчас я поняла, насколько мы недооценили  блестящий троллинг режиссёра,  в аллегорической форме разъясняющего, сколько труда надо вложить в  капризных стерхов, чтобы кто-то имел возможность на них полетать, обессмертив себя. 

Зато профессия, которой гарантировано повышенное и благосклонное зрительское внимание на любом конкурсе документалистики     -    врач,  самоотверженно спасающий людей.  Как сделать так, чтобы медики оставались в профессии, не нарушали клятву Гиппократа,  чтобы их труд по достоинству оценивался обществом?   Для  дебютанта иркутянина Василия Медведева (фильм «Хирург») примером  бескорыстного служения людям стал заведующий центром хирургии и реанимации новорожденных детской больницы Юрий Козлов, лучший детский хирург России, создатель уникальной научной школы малоинвазивной хирургии,  профессионал, иметь которого в своем штате мечтает любая клиника мира, а он не мыслит себя вне своей родной Иваноматренинской детской больницы.  Режиссер увез с фестиваля золотые рукавицы  -  приз в номинации «Лучший герой документального фильма».

А вот свердловчанин Андрей Титов снял кино о совсем другой медицине  -  не титулованной,  не статусной,  без званий и наград  («Чрезвычайные будни»).  Врач скорой помощи Центра медицины катастроф, выезжающий на  самые тяжелые вызовы, постоянно находящийся в ситуации стресса,  не имеющий права на ошибку,  облеченный колоссальной ответственностью и зарабатывающий копейки     -   весьма популярный герой кино постсоциалистических стран,  гордо распрощавшихся с бесплатной медициной и другими социальными завоеваниями.  Ленту Титова невольно сравниваешь и со «Смертью господина Лазареску» Кристи Пую, и с «Последней скорой помощью Софии» Илиана Метева.  Гости фестиваля ломали голову, почему фильм о враче скорой помощи  получил спецприз нефтегазовой отрасли    -    кое-кто предположил, что показанная во всей натуралистической красе трепанация черепа по технологии смахивает на буровые работы газовика, но всё оказалось проще    -    молодежное жюри таким образом намекнуло богатым хозяевам сырьевой империи, что начинающему режиссеру, снимавшему на что-то совсем морально устарелое, неплохо бы обзавестись современной качественной видеокамерой.
    

Интересно, что и на прошлогоднем фестивале, и в этом году  наивысшую оценку и жюри, и зрителей получили фильмы,  показывающие человеческий труд максимально реалистично, даже скорее натуралистично     -   идиосинкразия на плакатную лакировку действительности,  погубившую в своё время социалистический реализм,  вполне унаследована зрителем и сегодня,  в эпоху расцвета реализма «капиталистического».
В прошлом году лучшим фильмом стала «Нефть» Александра Дерягина    -   непролазная тайга,  допотопное оборудование,  ни одного исправного дизеля,  хозяин матом орёт по селектору, потертые мужички с обветренными лицами  также на отборном русском  рассказывают интервьюеру, что они думают про дизель-генераторы,  бригадира, хозяина и всех его родственников по материнской линии до седьмого колена, трубу, тайгу, Россию-матушку, а в целом, если чуть отъехать камерой, это и есть великая российская экономика.

Два главных приза нынешнего  фестиваля    -    Гран-при и «Лучший документальный фильм» получили  два киношедевра,  воспевающие двух абсолютно разных героев нашего времени,    -   разные социальные и психологические типы, разные судьбы,  разные лица разной России.  Примечательно, что единственной полемикой, возникшей между членами жюри, работавшего под руководством легенды советского кино Бориса Васильевича Токарева, вошедшим в историю как Саня Григорьев из  «Двух капитанов»,  был спор вокруг этих двух киноработ.  
 

«Закон Бернулли»   Галины Леонтьевой    -    на экране  Григорий Анохин, замдиректора и генеральный конструктор Сибирского НИИ авиации (СибНИА) по разработке и производству авиатехники,  маньяк-социофоб, одержимый мессианской идеей  модернизации и возвращения в малую авиацию старого АН-2   -    винтажная «этажерка» с помощью заморского газотурбинного двигателя должна превратиться в суперсовременный реактивный высокоскоростной самолет на 40 мест.   Аскетически нервное лицо, тонкие губы, упрямая складка на лбу,   -   изрядно полузабытый типаж «ученого, у которого руки из правильного места растут».
В течение часа Анохин  с помощью кайла и такой-то матери прилаживает двигатель к ветхому АНу,  гаечным ключом откручивает кнопки на приборной доске, собрав вокруг себя ремонтников и наладчиков,  матеря их и унижая  (до боли знакомое  «Пока сам не сделаешь, не сделает никто!»,  «Вас здесь много бездельников, а я один»,  в общем, этакий интеллигентский вариант профуканных полимеров в исполнении обретшего бессмертие начцеха «Северстали»).  Он видит цель, и он её добьётся.  Безусловно, всё это во имя торжества науки и техники, процветания России.  Ученый-фанатик,  трудоголик новой формации, Доктор Хаус и Говард Хьюз в одном флаконе,  прозреваю,  в будущем самый популярный и востребованный типаж  киногероя нашего времени.  Весь час экранного времени подспудно ждешь появления титра  «На таких энтузиастах держится Россия!»

Но Леонтьева не получила бы Гран-при, если бы погрешила против истины и слепила бы из живого человека икону.  «Закон Бернулли»   -   честная картина.   Слушаешь блиц-интервью анохинских сотрудников,  без особой теплоты принимающих неуживчивого эгоистичного начальника,  да и умом понимаешь, что в огромном институте со штатом в несколько сотен человек отнюдь не всё держится на индивиде, будь он хоть семи пядей во лбу.    Вскользь упомянуто и о неизбежных проблемах в семье человека, женатого на работе, и о том, что мучения в кабине этажерки пока оказались напрасными   -  не срастается что-то в проклятой машине, и звучит немножко странная для патриота российской авиации фраза  «Вот если всё получится    -  уеду в Китай»… .
 

Безусловно,  «Закон Бернулли»   -  лучший фильм,  показанный на фестивале.  Он  мастерски снят,  драматургически безупречен  (к слову, общая беда практически всех конкурсантов    -  крайне слабые сценарии.  Киносценаристы, где вы, ау!),  герой картины выпукл, осязаем и теплокровен.  И всё же я позволила себе поспорить с коллегами по жюри,  предложив  вручить ему приз «За лучший документальный фильм».  Убеждена, что вручая Гран-при, мы должны учитывать не только художественные достоинства картины, но и сверяться с основной миссией и главным месседжем кинофестиваля.   Поставьте себя на место любого из коллег инженерного и управленческого гения Анохина,     -    согласны ли вы с фильмом, который открытым текстом объясняет зрителям, что 90%  работников науки и производства    -  в общем, лишний и бесполезный балласт, который легко можно заменить одним вундеркиндом с гаечным ключом в руках?.
..

В итоге «Лучшим документальным фильмом» стала лента Елены Лобачевой-Дворецкой  «Трудоголик из «Красных Ткачей», которая, по моему скромному разумению, заслуживала именно Гран-при.   Если  генконструктор СибНИА Григорий Анохин   -  злой гений, то  75-летний Владимир Гусев из деревни Красные Ткачи Ярославской области    -  гений добрый.   Русский Кулибин на пенсии, всю жизнь что-то мастеривший из подручных средств, построивший  из строительного мусора трехэтажный терем,  детскую площадку для детей односельчан,  выкопавший собственноручно все поселковые колодцы и превративший их в водонасосные станции,  соорудивший электрический фуникулёр для переправы через реку,  которым пользуется теперь вся деревня.   Все свои изобретения старик посвящает нежно любимой жене, но становятся они общенародным достоянием.  Излюбленный в русской литературе типаж  «деревенского чудика»,   в данном случае тот самый альтруист и подвижник, на энергии и доброте которого действительно держится Россия.  Авторы фильма намеренно не раскрывают, кем «чудик» был до пенсии:    для подобных персонажей служение людям   -  естественное состояние, они по-другому не могут.   Помимо самого Гусева, полноценными героями картины становятся люди, которым он всю жизнь делал и продолжает делать добро, а также многочисленные артефакты,  сделанные мастером на все руки.   Фильм художественно незамысловат  -  классика репортажной съемки   -   но, как выражается один мой знакомый драматург,  «главное  -  катарсис и послевкусие».    Желание жить, творить на радость себе и другим, получать удовольствие от каждого мгновения жизни и дарить это удовольствие другим,   -   чем не предназначение для человека труда?...

Призы распределены,  скептики, не верившие в то, что фестивалю «Человек труда» уготована долгая жизнь, посрамлены.   Станет ли фестиваль тем барометром,  который  укажет кому-то способ создать те самые 25 миллионов новых рабочих мест,  кому-то   -  путь выхода из затяжного кризиса, а кому-то   -   дорогу к счастью?

http://unikino.ru/wp-content/uploads/sk_news/343.pdf    -   см. стр. 10-11

Tags:

(Leave a comment)

My Website Powered by LiveJournal.com