Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Categories:

Саид Гафуров - Евро тяжело болен


Саид Гафуров     

Евро тяжело болен


Мало кто из разумных людей сомневается, что в своем нынешнем виде зона евро доживает последние месяцы. Многие горестно рассуждают о том, удастся ли европейцам встретить Рождество с единой валютой – праздник как-никак, расходы у людей! Масштабные реформы грядут; говорят, что Франция и Германия ведут интенсивные переговоры о новом уровне уже только двусторонней экономической интеграции вплоть до создания налогового союза, в рамках которого будет проводиться и единая налогово-бюджетная политика.

Происходящее на фоне очевидно грядущего греческого дефолта оставляет сюрреалистическое впечатление. Евросоюз, Европейский центральный банк, МВФ и руководство стран – членов ЕС продолжают выделять грекам кредиты, понимая, что их никогда не вернут, что дефолт уже совсем рядом. «Денег осталось еще на 20 дней. Без нового транша в декабре мы объявим дефолт по облигациям на 2,8 млрд евро, не сможем выплатить зарплаты и пенсии. Ситуация очень серьезная», – говорят высокопоставленные греческие чиновники.

На первый взгляд, финансовая помощь просто затягивает агонию. Но зачем?

ГРЕЧЕСКИЙ ОГОНЬ

Руководство основных стран Евросоюза на протяжении нескольких лет имело реальную информацию о безнадежной ситуации с бюджетом Греции, но никаких мер не принималось. Страна продолжала занимать деньги, а финансовые институты (как частные, так и государственные) продолжали давать ей в долг, причем по самым низким ставкам, которые обычно даются самым надежным, низкорисковым заемщикам. Хотя призванный «разрулить кризис» Георгиос Папандреу во время избирательной кампании 2009 года декларировал, что в стране «есть много денег» для финансирования мероприятий кейнсианского толка в духе повышения благосостояния народных масс, что якобы послужит мультипликатором для вывода страны из экономического кризиса, все понимали, что перед выборами и не то сказать можно.

Когда в мае 2010 года Греции был предоставлен первый пакет помощи, ЕС, Европейский центральный банк и МВФ направили правительству Папандреу меморандум, содержащий условия о жестких мерах в отношении заработной платы, пенсий, рабочих мест, условий труда. При этом, видимо, не замечалось (или не хотелось замечать), что эти меры означают сокращение внутреннего спроса, ведущее к тому, что экономика будет и дальше сжиматься, порождая сокращение фискальных поступлений и дальнейшее уменьшение возможности платить по долгам. Навязываемые меры ухудшали жизнь простых людей, но не достигали заявленной цели – спасения Греции от государственного банкротства.

НЕ УМЕЕШЬ ДЕЛАТЬ – УЧИ ДРУГИХ

На самом деле экономическая логика в греческой ситуации требовала не циклической, а контрциклической политики, которую, между прочим, в кризис 2009 года проводила Россия, наращивая, а не сокращая социальные расходы. Странно: до сих пор сохранилась инерция, по которой российские государственные люди верят самодовольству европейцев, желающих «давать консультации» нашей стране. Мы опыт кризисов и дефолта 1998 года усвоили крепко, а европейцы лишний раз продемонстрировали известную максиму, что советы другим любят давать те, кто сам не в состоянии добиться успеха. Наверное, пора нам уже отказываться от эдакого «низкопоклонства» – не в силу каких-то идейных соображений, а просто потому, что советчикам со своими проблемами надо бы сначала справиться.

Президент Франции Саркози и премьер-министр Великобритании Кэмерон, исходя из известной со времен Наполеона концепции, что война повышает кредит, решили, уговорив Берлускони и разных европолитиканов, победить европейский бюджетный кризис с помощью маленькой, «веселой» победоносной войны в Ливии, которая сама собой породит избыток денежного предложения и решение бюджетных проблем. Не удалось. Война оказалась невеселой и очень дорогой. Берлускони заплатил за эту ошибку должностью.

Пакеты финансовой помощи были направлены не на то, чтобы избежать дефолта как такового, а на сохранение европейской банковской системы, можно даже говорить, европейской платежной системы, и в первую очередь, французских и немецких банков, завязших в южноевропейских долговых бумагах. Имелась и еще одна цель – избежать заражения «греческим огнем» европейской периферии и всей еврозоны. Однако и этого не получилось.

КРИВОЕ ЗЕРКАЛО?

Европейские политики по-прежнему заставляют не только Европу, но и весь мир рассчитываться за чудовищный непрофессионализм евробанкиров, навыдававших денег тем, кому, согласно базовым постулатам финансовой науки, давать кредиты было категорически нельзя. Главная общественная функция банков состоит не в том, чтобы собирать деньги у людей и раздавать тем, кто первый попросит или попросит самым убедительным тоном (например, бюджету). Кредиты должны выдаваться ответственно, с созданием резервов на случай финансовой несостоятельности ненадежных должников. Между тем европейские банки закупились «ценными» бумагами безответственных правительств, состоявших либо из жуликов, либо из некомпетентных финансистов, которые сейчас с удивительным простодушием пересели из министерских кресел в более мягкие парламентские, объявив себя оппозицией.

Виновных, понятное дело, найти было легко: власти Греции возбудили уголовное дело против главы государственного статистического агентства Андреаса Георгиу по обвинению «в измене родине». Как утверждают, он выяснил, что дефицит бюджета Греции в 2011 году был не 10% от ВВП, а 15% (положено не более 3%). Вообще, долг входящих в еврозону стран составляет 89% ВВП, тогда как Маастрихтскими критериями предусмотрено, что долг правительственного сектора должен быть менее 60% от ВВП. При этом государственный долг Греции – 166% ВВП, Италии – 121% ВВП, Португалии – 106% ВВП.

ЕДИНАЯ ЕВРОПА – МЕЧТА НАПОЛЕОНА И ГИТЛЕРА

Германская экономика в силу своей зависимости от внешней торговли издавна нуждается во внешних рынках сбыта и гарантированных источниках сырья. Раньше немцы переводили эту объективную потребность на язык пропаганды в виде требований «жизненного пространства» и объединения Европы. Пока германская промышленность была в политическом блоке с прусскими юнкерами, жизненное пространство добывалось «сверкающей саблей», но пятидесятилетнее существование ГДР уничтожило пруссачество – не национальный, а социально-экономический феномен, порожденный крупным землевладением в условиях низкого плодородия почвы и постоянных войн.

Современной Германией, а теперь уже и единой Европой правят не пруссаки, а баварцы, майнцы и рейнцы, далекие от прусского милитаризма. У них тоже есть свой милитаризм, и судьба Югославии его продемонстрировала во всей наглядности, но это совсем иной милитаризм. Война – вещь дорогая, и новые хозяева жизни Германии предпочитают получать свое мирным путем. Конкурентов в промышленности стран Южной и Восточной Европы немецкие компании успешно уничтожили в рамках объединения, используя преимущества сверхэффективной кредитно-денежной политики, позволяющей германской экономике развиваться, ликвидируя европейских соперников.

Для этого германским и французским банкам пришлось, пользуясь благоприятной конъюнктурой, кредитовать высокий уровень жизни в Европе, подкрепляя позиции политической элиты в Греции, Испании, Португалии, даже Италии. Конечно, интересы южноевропейской промышленности страдали от сильного евро и заведомо проигрышной конкуренции с германскими концернами и французскими банками, но доминирующим в ЕС странам удавалось откупаться.

Под либеральным лозунгом уничтожения внутренних преград грекам и испанцам объясняли, что в объединенной Европе им должно быть все равно, где развивается промышленность, – в Мюнхене или в Патрах, а сильная валюта – это не просто хорошо, но еще и звучит! Это, действительно, так, но только для экономики главного эмиссионного центра, то есть Германии, и в меньшей степени Франции. Умные шведские и британские политики, оценив ситуацию, в зону евро не вошли. Учитывая, что сильный евро для торгового капитала выгоден, а для промышленного – нет, справедливо считающие себя центром средиземноморской торговли греки, испанцы и итальянцы вошли.

В результате промышленность южной Европы удалось уничтожить. Конечно, «Фиат», «Эни» или «Телефоника» существуют относительно благополучно, но большинство предприятий, скажем точного и общего машиностроения или текстильной промышленности, просто исчезло, как и, например, верфи или шахты. Огромные промышленные комплексы были превращены в увеселительные заведения. Перенос неэффективных производств из Германии и Франции шел по большей части в европейские страны, не входящие в зону евро, – на восток, а не на юг. Газеты объясняли, что специализация южной Европы в Европе объединенной – это сфера услуг.

Как выяснилось, рост в секторе услуг, что бы ни говорили экономисты международных финансовых институтов со своими статистическими играми, не компенсирует падения в промышленности и сельском хозяйстве. Хуже того, совершенно не принималось во внимание, что собираемость налогов в сфере услуг гораздо ниже, чем в промышленности, а фискальная функция таможни просто исчезла в рамках единой Европы. Получилась занятная ситуация, когда экономика еще сохраняла терпимые пропорции, но бюджетная система разваливалась на глазах.

КТО БУДЕТ ПЛАТИТЬ ЗА РАЗБИТУЮ ВАЗУ

Пока искали ответ на вопрос: что важнее, повышение конкурентоспособности наиболее развитой части Европы или сокращение разрыва между уровнем развития, ситуация становилась слишком катастрофичной, захватывая все новые страны. Сейчас нужно выбирать из двух зол – дефолта или гиперинфляции. На самом деле, эта дилемма фальшива: любой такой выбор заканчивается компромиссом, и пессимисты убежденно говорят, что почему-то такой компромисс всегда оказывается плохим.

Выход из зоны евро, отказ в обслуживании полученных кредитов или перевод его в новые драхмы, лиры, песеты или реалы, резкая и быстрая инфляция с фактическим обесценением задолженности могут спасти крупный греческий, испанский или итальянский капитал. Проблема в том, что политических сил у южноевропейцев меньше, чем у немцев или французов. Но Германия и Франция тоже не состоят из одних банкиров. И местные политики, чувствуя настроения населения, требуют, чтобы южную Европу наравне с ЕС спасали и частные банки, против чего категорически выступил Европейский ЦБ.

Греческий и общеевропейский долговой кризис вскрыл глубокие разногласия, существующие между ЕС и МВФ, между Европейским центральным банком и европейскими политическими лидерами, в частности в Германии, среди господствующих классов ЕС и среди самих южноевропейских хозяев жизни.

Теперь речь идет уже о дилемме – либо сохранение зоны евро, либо дефолт Италии. Президент Франции Саркози и канцлер Германии Меркель по итогам встречи с новым премьер-министром Италии Марио Монти полагают, что «долговой коллапс» Италии неизбежно будет означать конец евро. «Такая катастрофа заблокирует процесс интеграции Европы и приведет к непредсказуемым последствиям», – продолжают удивлять европейские лидеры (так и тянется рука написать: «А мужики-то не знают!»).

Часть правящего класса в ЕС и в англосаксонских странах настаивает на дефолте, требуя реструктуризации греческого, а теперь и итальянского долга. Другие требуют возвращения к драхме и лире с целью разорвать порочный круг долга и бюджетного дефицита за счет повышения конкурентоспособности экономики и роста экспорта – достаточно сомнительная цель в мрачных условиях падения спроса на мировом рынке. К тому же оба варианта нанесут тяжелейший удар по хрупкой европейской банковской системе и ключевым странам ЕС – Германии и Франции.

А что, собственно, могут сделать европейцы? Ведь никаких иных мер, кроме предоставления дополнительных кредитов либо списания или рассрочки старых, нет. От нового итальянского премьера требуют срочно представить хоть какой-нибудь план, но предложить ему нечего.

И не нужно забывать, что массовые беспорядки могут сдвинуться от южного побережья Средиземного моря к северному. Витающий в Греции и Италии призрак экономической и социальной катастрофы может распространиться и по всей Европе, и за ее пределами. Важно понимать, что испанские и греческие массовые движения протеста применяют опыт и организационные методы, заимствованные у революционеров площади Тахрир в Каире – центра египетской революции, которая свергла режим президента Мубарака.

А пока хочется верить, что греки и итальянцы смогут встретить Рождество в праздничном настроении. Бог даст, так и будет.

http://vvprf.ru/archive/clause541.html



Subscribe

  • Люди бесят

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Четвёртый пошёл

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Первый пошёл

    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Ну…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Люди бесят

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Четвёртый пошёл

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Первый пошёл

    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------- Ну…