July 24th, 2012

Я

Очкарик, друг Говнюка, отакуе!!...


Копаясь в сети на предмет скандала с Тольяттиазотом (см. вчерашний пост http://kolobok1973.livejournal.com/2016790.html#comments), наткнулась на ещё более прекрасное, тоже родом из Самарской области.  Единоросс местного разлива Вейман судится с членом КПРФ и активным блоггером Валерием Крючковым.  Казалось бы, велика проблема, один местечковый политик обозвал другого местечкового политика земляным червяком. Однако при ближайшем рассмотрении всё оказалось интересней :).

Во-первых, сам прецедент может занять вполне достойное место в ряду печальных процессов против блоггеров:  известно, что на блоги действие закона о СМИ не распространяется, а новая-старая инициатива ПЖиВ, о которой Зюганов сказал, «что теперь скажешь жулику и вору, что он жулик и вор  -   потащат в суд»   -  уголовная ответственность за клевету   -   на момент подачи единороссовским кадром иска тоже пока не вступила в силу. Видимо, осознавая отсутствие какой-либо юридической перспективы безнадежного дела, единоросс Вейман скромно оценил свою честь и достоинство в 1 рубль. Самокритичный человек, чо.

Собственно, блоггер Крючков даже земляным червяком никого не обзывал, а просто перепостил у себя в уютненькой  заметку из американского Forbes (правда, моя добрая подруга Елена Константиновна Токарева elena_tokareva2 уверяет, что её автор Ричард Бехар слизал расследование с её Стрингера http://elena-tokareva2.livejournal.com/777069.html, ну да сочтутся они славой :)) про самарско-новокуйбышевскую ОПГ «Индейцы»,  в которой причудливым образом слились в экстазе местные бандюки, в нулевые заделавшиеся единороссами, местные бандюки, так и оставшиеся бандюками и пиндосская нефтяная компания HESS, в которой вся эта шелупонь подвизается (правда, упомянутый уже Вейман после выхода расследования в «Форбсе» незамедлительно получил пинок под зад, отсюда и озверелые броски на блоггеров и прочих любознательных зубоскалов). Венчает всю эту красочную конструкцию владелец «Самары-Нафта» и постоянный фигурант скандалов вокруг нефтянки Семён Кукес (да-да, именно тот самый, услугами которого в свое  время славно попользовалось наше государство при уебошивании ЮКОCа). Разумеется, гражданин Соединенных Штатов, как же иначе…

 Бедолага Крючков имел неосторожность перепостить эту схемку, за что и потерпел (ясен фиг, на первоисточник  -  Форбс   -   в суд подать у великого политика Веймана яиц не хватит):


Collapse )
Я

Саид Гафуров: "Сирия полностью контролируется законным Правительством"


Востоковед Саид Гафуров: «Сирия полностью контролируется законным правительством»


Наряду с кроваво-трагическими в Сирии происходят события, внушающие определённый оптимизм сторонникам Башара Асада. Своими сведениями и наблюдениями делится научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид ГАФУРОВ.
Востоковед Саид Гафуров: «Сирия полностью контролируется законным правительством» - Фото (с) «РИА Новости»/ Валерий Мельников.

– Своеобразной точкой отсчёта актуальной ситуации в Сирии можно, наверное, считать уничтожение в результате теракта представителей её высшего командного состава. В этом плане лично я разделяю точку зрения Л. Н. Толстого, боевого офицера, знавшего толк в подобных вещах и говорившего, что роль высоких командиров в военных действиях преувеличена, что они, как правило, подчиняются условиям, обстоятельствам и, в общем-то, мало что решают.

В армии и силовых структурах Сирии генералов не то, что нехватка, а даже некоторый избыток. А потому какого-то катастрофического положения с точки зрения управления войсками не возникло. Там очень устойчивое управление, организованное в своё время по образцу Советской армии.

Понятно, что произошла большая трагедия, погибли достойные люди, но любой офицер, когда он надевает погоны, в принципе должен быть готов погибнуть, защищая свою страну.

В отношении произошедшего теракта ещё следует отметить, что во многом он был обусловлен «красивыми жестами» членов руководства Сирии, показательно не заботившихся об обеспечении собственной безопасности, нередко заявлявших что-то наподобие: «Мы не боимся террористов, пускай они нас боятся, это наша страна, наше дело правое и мы победим». Такие жесты, наверное, не только красивы, но с учётом тяжёлого положения, в котором оказалась Сирия, отчасти разумны и оправданны, однако некоторая беспечность, пренебрежение в вопросах личной безопасности сыграли свою роль.

Мне в составе российской делегации относительно недавно довелось побывать в Сирии. Вице-президент страны, организовавший в нашу честь приём, проводил его в ресторане гостиницы, стеклянные стены которого выходили на улицу. По ней в это время гуляли обычные сирийцы, и среди них вполне мог оказаться террорист, снимавший, скажем, офис или квартиру неподалёку. Более того, я, иностранец, заранее знал, куда приедет этот высокопоставленный руководитель, мог к нему запросто подойти и пообщаться. Естественно, то же самое знали и могли хорошо осведомлённые террористы.

Как бы там ни было, борьба сирийцев за свою независимость продолжается, и теперь даже западная пропаганда признаёт, что против Асада воюют преимущественно иностранцы. То есть мятежники потеряли всякую социальную поддержку внутри страны и уже не могут вербовать себе бойцов из местного населения, будучи вынуждены опираться на наёмников из разных мусульманских государств.

Хотя, надо заметить, сирийскому руководству не стоило бы сбрасывать со счетов опасность радикального ухудшения экономической ситуации и особенно – безработицы. Люди, по которым она ударит, вполне могут пополнить ряды наёмников. Ибо если человеку нечем кормить своих детей, и они ложатся спать голодными, то он с высокой долей вероятности найдёт себе идеологическое обоснование для того, чтобы взять в руки оружие и получать по 100 долларов за каждого убитого солдата.

Именно таков сейчас порядок «расценок» в этой стране: 100 долларов – за уничтожение солдата, за убийство офицера, правда, намного больше. За простое участие в антиправительственной демонстрации платят 10 долларов. К примеру, кубинские журналисты, посетившие такую демонстрацию с сугубо профессиональными целями, были сильно удивлены, когда им стали вручать «причитавшиеся» деньги.

События последних дней привели к усилению крыла сторонников силового решения в сирийском руководстве. Это крыло всегда было довольно влиятельным, но до недавнего времени ему серьёзно противостояли люди, искавшие сравнительно мягкие, политические решения, полагавшие, что в рамках реформирования политических сил страны нужно по отношению к оппозиции действовать менее жёстко. Сейчас стало понятно уже всем, что противники Асада вовсе не занимаются политической агитацией и пропагандой, а стреляют и убивают.

В современных сирийских условиях можно участвовать в антиправительственных демонстрациях, издавать прессу, выступать по телевидению, зарубежному или частному. Однако те, кто мог бы использовать эти возможности для борьбы с действующим режимом, занимаются подготовкой террористических актов. Пропаганда и агитация требуют публичности, а подготовка к терактам – максимальной секретности. Эти люди отказались говорить с народом, объяснять ему свои политические взгляды и планы, а предпочли взрывать и стрелять – убивать, одним словом.

Район Мейдан, о котором несколько дней назад сообщалось, что он занят мятежниками, и который правительственным войскам удалось быстро отбить – в действительности окраина Дамаска. Она знаменита тем, что там находится множество маленьких ресторанчиков и торговых лавок.

Самая же серьёзная проблема для служб безопасности Сирии состояла и состоит в том, что из Хомса, Хамы и других городов в этот район произошёл наплыв беженцев, которых очень сложно контролировать. К тому же спецслужбы перед собой такой задачи и не ставили, считая, что люди, которые бегут в Дамаск, а не в Ливан, к примеру – априори лояльные. Однако под видом таких «лояльных» в столицу Сирии проникло какое-то количество боевиков.

И тем не менее, в военном отношении ситуация в Сирии – достаточно стабильная, руководство армии по-прежнему крепко, управление и боевое обеспечение в ней осуществляются на довольно высоком уровне.

Конечно, она не готова к боям с партизанами, а внутренними войсками Сирия практически не располагает. Но на собственном горьком опыте эта армия учится и, по-видимому, укрепляется, во всяком случае, массового дезертирства там нет.

При этом надо понимать, что сирийских руководителей, оказавшихся за границей, подвергают страшному давлению. Им предлагают какие-то сумасшедшие деньги, воздействуют на них другими в той или иной мере изощрёнными способами.

Все помнят, как на сей счёт обстояло дело в Ливии, так вот в Сирии ничего подобного не происходит. Убежал один посол, но, видно, за рубежом на него нашли такой компромат, что он просто не мог отказаться от того, чтобы объявить себя «мятежным».

Более того, террористические и прочие атаки повстанцев привели к сплочению и руководства страны, и деловых кругов, и простого народа. Они прекрасно понимают: кто действительно атакует, а кто защищается, ведя ответный огонь. В районах, которые какое-то время находились под контролем мятежников, тамошнее население встречало армию с нескрываемой благодарностью.

Некоторым сирийцам потребовалось испытать на себе все прелести невольного соседства с повстанцами, дабы понять, на чьей стороне добро, а на чьей – зло. В кварталах, захваченных теми, процветало мародёрство, велись расстрелы без суда и следствия, жителей убивали лишь за их высказанные политические взгляды. Всё это делали люди в известной степени деклассированные, потерявшие связь со своими корнями. То есть те, кто взял оружие и ушёл воевать, рвут связи со своими близкими, родственниками, обрекают себя на участь тех, кому назад дороги нет. И это при том, что правительство, можно сказать, изо всех сил проводит всевозможные амнистии.

Самые большие угрозы для сирийцев таятся, повторюсь, в возможных будущих партизанских действиях мятежников. Сейчас жизнь в Сирии достаточно спокойная. Можно в Дамаске сесть в автобус и выехать на нём хоть до иракской, хоть до ливанской границы, хоть до Хомса…

В принципе страна контролируется, и ситуация с правопорядком более или менее нормализована.

http://file-rf.ru/context/1805

Я

Премьер-министр провозгласил начало эры массовых убийств и всероссийского растащилова



А ведь скоро беспредел 90-х  невинными шалостями покажется, цветочками.  Здравствуй, эра всероссийского Красного Петуха...
http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.bfm.ru%2Frealty%2F2012%2F07%2F24%2Fmedvedev-prizval-gotovitsja-k-privatizacii-zemli.html

Когда же вы все уже нажретесь, клопы уёбищные...
Я

Заметки на полях фестиваля - 17


Совершенно особое место в программе ММКФ всегда занимало латиноамериканское кино    -    полнокровное, фактурное, яркое, исполненное Эроса и Танатоса  (в основном, конечно, Танатоса    -    для веселья планета наша мало оборудована, и её латиноамериканская часть исключением не является), но при этом необычно витальное и жизнеутверждающее. Вот такой парадокс: и латиноамериканское, и восточное кино исследуют смерть, но при этом дают волю к жизни, в отличие от евроатлантического кино, изображающего различные проявления жизни   -  бессмысленной и больше похожей на медленное умирание. Тектонические изменения, происходящие в сегодняшнем мире, пока что эту кинематографическую тенденцию не переломили, а может, и лишь усугубят, кто знает.  В этом году впервые латиноамериканское кино наконец-то выделили в отдельную номинацию  "Anima Latina"    -    подозреваю, что это был своеобразный оммаж председателю жюри основного конкурса, бразильскому режиссеру Эктору Бабенко (в нынешнем мире бразильский режиссер   -    это родившийся и большую часть жизни проживший в Аргентине сын польской еврейки и украинца), хотя эта программа напрашивалась уже давно. Сам Бабенко, кстати, считает, что никакого объединяющего понятия "латиноамериканское кино" не существует, а есть лишь кино плохое и хорошее, интересное и неинтересное.

Кроме этого, одним из главных фестивальных событий стала ретроспектива фильмов самого Эктора Бабенко   -   певца фавел, исследователя социальных низов, маргиналов, обездоленных, детей улиц, режиссёра жёсткого, мрачного, склонного к натурализму, не боящегося показывать социальное насилие во всей своей неприглядной откровенности. Идиоты, составлявшие расписание ММКФ, можно сказать, чуть не сорвали ретроспективу, зачем-то поставив в первый фестивальный день показ последней, слабоватой, старчески-слюнявой картины Бабенко "Прошлое", абсолютно не вписывающейся в привычный почерк мастера, диссонирующей со всем его предыдущим творчеством.  На самом деле, значительной частью новых фестивальных картин можно было бы смело пожертвовать ради остальных четырех картин ретроспективы (всего за свою долгую жизнь Бабенко снял 9   -  мал золотник, да дорог).  Оглушительное, ошеломляющее впечатление производит трехчасовое кинополотно  "Карандиру"     -     о жизни самой большой на планете мужской тюрьмы в Сан-Паулу.



Эпическая тюремная сага "Карандиру", вышедшая на экраны в 2003 году, стала не только национальным кинособытием, но и потрясла мир, собрав все мыслимые и немыслимые кинонаграды. Незадолго до премьеры ленты Бабенко был стерт с лица Земли, так сказать, её главный персонаж    -     одноименная мужская тюрьма в Сан-Паулу, мировой криминальной столице, самая большая и переполненная тюрьма планеты. В 2002 году Карандиру, пользовавшаяся дурной славой, особенно после бойни 2 октября 1992 года, в ходе которой полицейскими были убиты 111 заключенных, была срыта, и на её месте сейчас парк и детская библиотека. Разрушение Карандиру, символа беспросветной обреченности отверженных,  кстати, произошло сразу после победы на выборах Лулы да Силвы, знаменовавшей начало руководства страной левыми   -    конечно, это не более, чем совпадение:))...
Фильм снят по автобиографической повести Драузио Вареллы    -    онколога-волонтёра, прибывшего в Карандиру лечить её обитателей от СПИДа, болен которым был каждый пятый заключенный тюрьмы.  Книга Вареллы и, собственно, сценарий фильма    -    это сборник очерков, написанных на основе рассказов заключенных.  Каждый обитатель Карандиру рассказывает о своей скорбной жизни, о семье, о глубоко личном, о роде своих занятий, о том, как дошёл до жизни такой. Из этих историй складывается неприукрашенная, местами страшноватая, местами трогательная палитра человеческого горя.  Для доктора Вареллы, становящегося для многих заключенных единственной отдушиной в мире равнодушной жестокости, чем-то средним между врачом, священником-исповедником и добрым родственником, обитатели Карандиру тоже постепенно становятся родными    -    это уже не просто мозаика абстрактных характеров и психологических портретов, а люди, чьи истории и личные трагедии доктор пропускает через себя. Убийцы и наркоторговцы, мелкие жулики и воры в законе, прожжёные рецидивисты и хладнокровные головорезы соседствуют с теми, кто попал в тюрьму по ошибке, по оговору, по молодости, по глупости, от безысходности, потому что надо что-то есть и как-то жить, братья, мстившие за честь сестры, ревнивые мужья, мужчины-проститутки и мужчины-контейнеры для героина, почтенные отцы семейств, гомосексуалисты, трансвеститы и транссекусалы, все они проходят перед глазами доктора Вареллы.  Но, пожалуй, самое интересное    -   это то, как у узников Карандиру складываются отношения между собой. Классические тюремные иерархии, системы подчинения авторитетам, обструкция опущенным, практики солидарности и взаимопомощи, непростые взаимоотношения с администрацией тюрьмы     -    всё это, наверно, во всех уголках тюремного мира выглядит похоже. Антисанитарией, эпидемиями и скученностью нас, пожалуй, тоже удивить трудно.  А вот то, с какой легкостью и отсутствием каких-либо последствий заключенные убивают друг друга, это для российского зрителя, наверно, все же непривычно. Параллели и аналогии проводить не будем  -  уж слишком грустная это тема:(.

Collapse )