June 19th, 2015

я в мечтах

Небольшая, но победа

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

В общем, дорогие товарищи, буча, поднятая в сетях,  петиции с подписями,  заявления левых партий,  акции протеста ленинградских активистов возымели действие.   Не рискнул Мединский сегодня памятную доску финскому  пособнику фашистов Маннергейму открыть.   Те, кто весь день дежурил  на Английской набережной, 31, сообщают, что доску уже принесли, завернутую в целлофанчик, и даже уже в этом целлофанчике и прибили, но сегодня демонтировали и, всё так же не снимая целлофана, воровато унесли.

В общем, vox populi   -   вещь полезная 
я в мечтах

Прокомментировала для "Свободной прессы" заявление Министра иностранных дел ДНР А.Кофмана

---------------------------------------------------------------------------------------------

"Свободная пресса" попросила меня и ещё ряд экспертов прокомментировать нашумевшее заявление Министра иностранных дел ДНР Александра Кофмана о защите Приднестровья силами ДНР, если такая необходимость возникнет.


"МИД ДНР устами Кофмана сделал совершенно правомерное заявление. И отнюдь не «упреждающее», каким его уже попытались представить, — рассказала экс-руководитель пресс-службы МИД ДНР в Москве Дарья Митина.   -   Представители высшего киевского руководства неоднократно делали провокационные заявления о намерении "разморозить" конфликт в Приднестровье. Такая реакция руководства ДНР вполне справедлива и оправдана с учетом того, что Донецкая Народная Республика    -   близкое России государство, а в случае разжигания военных провокаций в ПМР напрямую страдают российские интересы    -    большая часть жителей Приднестровья имеет второе гражданство, российское. Разумеется, в случае вползания конфликта в горячую фазу, Россия будет защищать интересы своих граждан.

Расшифровывать, что Кофман имел в виду конкретно, абсолютно излишне. Дипломат говорит ровно столько, сколько считает возможным и нужным сказать. Это пусть в Киеве у членов хунты голова болит, и нам совершенно не нужно давать им каких-либо пояснений. Dixi, как говорится.

«СП»: — Под «реакцией Минобороны ДНР» следует понимать начало наступления?

— Под реакцией Минобороны нужно подразумевать действия, направленные на предотвращение возможных военных провокаций.

«СП»: — А как же минские договоренности?

— Про «Минск-2» уже язык стерся отвечать — нет давно никакого «Минска-2». В бумагу, на которой напечатаны соглашения, с первого дня заворачивают рыбу.

«СП»: — Ну, а если гипотетически представить себе такую ситуацию, «потянет» сегодня Украина войну на два фронта?

- Два фронта потянуть в одиночку нет шанса ни у Украины, ни у республик Новороссии. Но ключевое слово тут "в одиночку".

О том, что ответили на те же вопросы Егор Холмогоров, Артём Ольхин, Владимир Букарский, Ростислав Ищенко и Владимир Корнилов, вы узнаете, сходив по ссылке   http://svpressa.ru/war21/article/125389/

я в мечтах

Никогда не читайте аннотаций к фильмам

-----------------------------------------------------------------------------------------

Эту навязшую в зубах максиму хочется повторять ещё и ещё.   ММКФ официально стартует только завтра, а нам, избранным свыше:), кино уже вовсю кажут, причем с раннего утра и до позднего вечера.  Каждый из трех увиденных сегодня фильмов настолько не имеет ничего общего с его аннотацией на фестивальном сайте, что давно уже просто руки чешутся замутить какой-нибудь конкурс а-ля Серебряная калоша на самую тупую аннотацию.

Буду пока делать коротенькие заметки на полях, а большие толстые рецензии пойдут в большие толстые СМИ. 
я в мечтах

"Вдали от обезумевшей толпы" (Томас Винтерберг)

-----------------------------------------------------------------------------------------------



Длиннюще-неторопливую,  ландшафтно-костюмную экранизацию  одноименного романа Томаса Харди "Вдали от обезумевшей толпы" можно было бы назвать тягомотной и до оскомины олдовой неувядающей классикой про старую добрую викторианскую Англию, если бы не фамилия режиссера Томаса Винтерберга в титрах.  Точнее, если бы не фамилия Винтерберга, на фильм бы вообще мало кто обратил внимание.  Три года назад искрометно талантливый  бичеватель социальных пороков датчанин Винтерберг снял, наверно, свое лучшее кино о современной Европе   -  драму "Охота", которая  настолько прицельно попала во все европейские болевые точки сразу, что стала, без сомнения, главным кинособытием года.  Почему в этот раз Винтерберг взялся за костюмную классику, напоминающую сериалы для домохозяек, понять трудно, но получилось высококлассное визуальное кино для самой широкой аудитории.  История Скарлетт О`Хара, перенесенная с американской на британскую почву  (главная роль  -  Кэри Маллиган),  -    сэлф-мейд-вумен, неспособная к серьезным и глубоким чувствам, но, как сказано в фестивальной аннотации, "делающая непростой выбор из трех любящих её мужчин и прокладывающая свою тернистую дорогу к счастью".     На самом деле, выбор оказался предельно прост   -  когда один влюбленный мужчина убил другого влюбленного мужчину и пожизненно сел в тюрьму, ничего другого не оставалось, как выбрать третьего, оставшегося.  Винтерберг не был бы Винтербергом, если бы помимо амурной истории на ферме не прописал крупными мазками тему социального неравенства и общественных предрассудков.

Лучшие мужские роли    -   неожиданный Маттиас Шонартс, сменивший привычное амплуа сексуального террориста, подонка и анфан террибля на роль терпеливого и мудрого страдальца, пронесшего через годы свои безмолвные чувства к главной героине, и обаятельно стареющий Майкл Шин, сыгравший потихоньку сходящего с ума от поздней страсти потускневшего дворянина климактерического возраста.

Самостоятельный герой картины    -  суровая природа британского графства Дорсет, по сей день не тронутого цивилизацией,   - полное ощущение остановившегося времени.  Море, поросшие зеленью камни и инфернальные овцы, наличием и количеством которых в тогдашнем мире измерялось всё.  Идиотизм деревенской жизни в классическом марксовом понимании.  Сойдешь тут с ума.
я в мечтах

"Наш запах" (Ларри Кларк)

-------------------------------------------------------------------------------------------------------



Когда "детский порнограф" Ларри Кларк двадцать лет назад начал делать подростковое порно, он, собственно, уже тогда был старым хреном, а сейчас ему восьмой десяток. Всё это время он снимал бесконечные вариации  своих "Деток",  и каждый раз казалось  -  ну всё, п...ц,  дальше ехать некуда.   Но талант, сука, границ не имеет.  После "Нашего запаха", где старый хрен Кларк уже не удовлетворяется старческим вуайеризмом режиссера, а сам трахает тинейджеров на экране, упиваясь ролью алкоголического бомжа, бывшего рокера, страдающего, помимо возрастного недержания мочи, всеми возможными заболеваниями престарелого извращенца.  Кларк настолько органичен в этом образе, что сразу понимаешь    -   шёл к нему всю жизнь:)

"Детки" в "Нашем запахе"  -  всё те же, что и двадцать лет назад, только переместившиеся из Нью-Йорка - города контрастов в романтичный Париж.  Собственно, место действия маркирует лишь фаллически торчащая Эйфелева башня, остальное всё предельно неромантично.   Детки всё так же нюхают, ширяются и имеют друг друга во все отверстия, как и двадцать лет назад, но сегодняшняя повседневность накладывает свои отпечатки:  во-первых,  детки ныне оснащены гаджетами и снимают все свои физиологические отправления на айфон в режиме нон-стоп,  а во-вторых, они просекли, что в век интернета все свои отверстия можно пользовать не впустую, а с выгодой, снимая за деньги богатеньких извращенцев в чатах и на сайтах знакомств.   Днем  детки катаются на скейтах, прыгая через обоссавшегося и облеванного бомжа, вдохновенно сыгранного режиссером Кларком, а по ночам подставляют свои задницы престарелым уродам.  Та половина зала, которая считает новый фильм Кларка  порнухой, в ужасе сбегает, возмущенно кудахтая, в первые полчаса  (особенно мудро ставить Кларка не на ночной спецпоказ, а на утренний пресс-показ, когда в зале в основном одни пожилые журналисты бывших советских газет, браво составителям фестивального расписания, хе-хе). .Порнухой все происходящее назвать нельзя совсем не потому, что порнуха, мол,  это приятные глазу силиконовые сиськи,  увеличенные в фотошопе члены и сперма из рисового отвара, а вовсе не прыщавые задницы, заросшие подмышки, небритые яйца и натуральная сперма парижских тинейджеров и покупающих их услуги выродков   -  ровесников режиссера Кларка.    На самом деле "Наш запах"   -   классическая социальная драма,  и  интерес от наблюдения актуальной социальной реальности оказывается сильнее брезгливости.   В общем, кто переживёт  сцену сосания мерзким похотливым старикашкой-эфебофилом пальцев ног главного героя (ангелоподобный Лукас Ионеско, видимо, станет гей-иконой современной кино-Европы, этакая новая инкарнация Бьёрна-Андресена - Тадзио из "Смерти в Венеции"), тому уже в этой жизни не страшно ничего.  За полтора часа клиповой порно-нарезки перед нашими глазами пройдет кризис государства, кризис европейской школы, коллапс европейской семьи, где родители узнают о том, что их чадо   -  один из популярнейших гей-проститутов Парижа, из смс-ок его одноклассников.

И уж совершенно точно обломаются те, кто увидит в "Нашем запахе" приговор молодому потерянному поколению   -   наиболее омерзительны не скучающие детки с внезапно проснувшейся физиологией, а представители поколения старшего   -   это либо стариканы-извращенцы с поехавшей крышей, либо эмоционально глухие родители, которым проще избить собственного ребёнка ногами, чем объяснить ему, почему нельзя торговать задницей за деньги.              
я в мечтах

Колобок голодный:(

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------

Всё-таки логику Собянина мне понять трудно.  Он с остервенением освобождает Москву не только от ларьков и маленьких магазинчиков, но и от какого-либо общепита вообще на улицах.   Эстетам, может, и нравятся просторные пустые пространства вокруг станций метро, залитые асфальтом, но теперь, простите, ни пожрать, ни попить, ни зажигалку-сигарету купить, ни газету-журнал.  Зато красиво, сука.  Голый асфальт.

Вот я хожу каждый день на фестиваль.   Никиту Сергеевича Михалкова не волнует, что будут есть и пить люди, проводящие на фестивальных площадках круглый день   -   в предыдущие годы были хоть и дорогущие, но буфеты, а сейчас их нет.  Выйти из кинозала и купить пирожок на улице тоже невозможно    -  кто представляет себе окрестности, тот знает. что там кроме посольств, административных особняков и дорогущих ресторанов ничего нет вообще.  Раньше спасением был пятачок около метро "Баррикадная", где можно было на лету перехватить шаурму или чебурек.  Сейчас голое пространство.

Единственно, что радует  (правда, сытости не прибавляет)    -  то, что на этом пустом пространстве обосновалась палатка партии "Другая Россия"  "Помоги Донбассу!"   -  лимоновцы записывают в ополчение и собирают деньги.  Ящичек  для сбора пожертвований забит сторублевками, и это как-то примиряет с действительностью, но не с Собяниным. 
я в мечтах

"Тотем волка" (Жан-Жак Анно)

-----------------------------------------------------------------------------------



Вот кто полностью оправдал мои ожидания, так это Жан-Жак Анно, которого я считаю гламурным пошляком, за всю жизнь снявшим всего один неплохой фильм, и которой волею судеб сейчас председатель  жюри. "Тотем волка", который стал по такому случаю фильмом-открытием фестиваля   -   красивая ремесленная поделка из серии "большой европейский мэтр едет снимать экзотику".    Мастерски снятая на огромном открытом пространстве сцена волчьей охоты на табун лошадей никак не оправдывает модельных стрижек и  ухоженной кожи у жителей Внутренней Монголии периода культурной революции и по-хипстерски завязанного шарфика у начальника Бао.

Клюква с ландшафтами, в общем.   Больше и написать нечего.