September 6th, 2016

я в мечтах

Ударно стартовал 12-й Казанский Международный Фестиваль Мусульманского Кино

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пожалуй, всей стране  нужно поучиться у организаторов Казанского Международного Фестиваля Мусульманского Кино искусству выходить из кризиса.  В прошлом году казалось, что  этот второй по масштабу международный фестиваль, имеющий российскую прописку  (после московского),  плавно вползает и в концептуальный, и в организационный кризис, чему способствовало ухудшение международной ситуации  (санкции, расплёвывание с Турцией, непонятная ситуация с судьбой премии "Тюрксой" и пр.).

Тем не менее,  международная обстановка международной обстановкой  (с Турцией вчера в километре не присаживались, сегодня взасос дружим),  но команда казанского кинофестиваля действительно оказалась способна на чудеса    -    международный фестиваль опять, в очередной раз расширил свою географию и собрал беспрецедентное количество заявок (более 700 (!!!)), в очередной раз подтвердив свои претензии на мировой уровень, на "категорию А".

На красочное открытие кинофорума сегодня с нами, помимо режиссеров и актеров со всего мира, прилетели и приехали российские звезды    -    режиссер Константин Лопушанский,  актеры Юрий Назаров и Людмила Хитяева   (86-летняя Хитяева  утром самоотверженно отправилась в пешую прогулку по Казани, а вечером читала стихи и жгла глаголом на церемонии открытия),  в жюри, которое возглавил  создатель бессмертного "Михайло Ломоносова"  Александр Прошкин, вошли режиссеры Юрий Быков  ("Майор", "Дурак"),  Юсуп Разыков (Узбекистан), Усман Сапаров (Туркменистан),  мой соплеменник Сиддик Бармак, снявший знаменитого "Усаму" и ставший из афганского французским режиссером,  золотой голос советской России и советского Татарстана Ренат Ибрагимов...

Фильмом открытия закономерно стал трёхчасовой блокбастер "Мухаммед   -  посланник Всевышнего", который привёз и представил сам Маджид Маджиди     -    устроители фестиваля, памятуя об аншлагах прошлых лет, когда  "Ак чәчәкләр"  пришло смотреть 4 тысячи казанцев,  устроили целых три просмотра в разных залах.

Будет интересно поговорить с афганскими, иранскими, иракскими, сирийскими кинорежиссерами  (Сирия после длительного перерыва, вызванного войной и разрухой, ударно возвращается в мировой кинопроцесс),  кинематографистами из Малайзии, Эмиратов,  Средней Азии, а особенно  -   с конкурсантами из Литвы, Финляндии, Норвегии, Болгарии, Франции    -   на фестиваль мусульманского кино они привезли и художественные фильмы, и документалистику, и интереснейшую анимацию.  Есть и один конкурсант из Украины, точнее, из Новороссии   -    21-летний Алексей Воронин из Мариуполя привез изумительный рисованный мультик, будет бороться за призы.   С мультипликаторами из Ирана вообще сражаться сложно,  -  обычно вызов им бросают татарстанские и башкортостанские аниматоры, но  Иран, видимо,  будет анимацию развивать в промышленных масштабах.    Когда изучаешь биографии некоторых  иранских мультипликаторов  (например, Мохаммад Заре,  режиссер из Тебриза, работает на иранском национальном телевидении,  призер анимационного фестиваля в Калифорнии, Еврейского кинофестиваля в Загребе),  понимаешь, что мир, блин, действительно глобален.
я в мечтах

Хәерле юл сезгә!

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

К моменту начала "звёздной дорожки" у комплекса "Пирамида" в 18-00   -  почти чёрное небо с густыми низкими тучами, ливень  (в отличие от прошлых лет, когда сияло солнце и народ щеголял короткими рукавами),  но казанцам всё нипочём    -  гостей кинофестиваля встречает, как всегда, толпа людей.  Правда, с зонтиками.

Великолепное красочное шоу, как заведено, на высоте.  Казанская и татарстанская история,  Итиль-матушка,  татарские красавицы с Сююмбике на головах.  Зал приветствует на трех языках премьер-министр Республики  Ильдар Халиков,  затем   -  также на трех    -   президент фестиваля муфтий Равиль Гайнутдин.   Гайнутдин, помимо прочего, элегантно наехал на Мединского   -   мол, мало ограничиваться приветствием, надо уделять фестивалю больше внимания  (переводя на русский язык  -  фестиваль давно перешагнул рамки локального или даже национального события, поэтому ограничиваться региональным,  а не федеральным финансированием  просто несерьёзно).

А дальше Хитяева читала стихи и мораль,  Юрий Назаров пел с женой под гитару,  Ренат Ибрагимов демонстрировал один из лучших российских голосов,  красавица Тамара Яндиева, о которой грезили мальчишки всей страны,  пела, танцевала и выглядела 30-летней, председатель жюри Александр Прошкин  сокрушался о неспокойной обстановке в мире,  привезший главный блокбастер года "Мохаммед  -  посланник Всевышнего"  Маджид Маджиди сокрушался о ней же, упоминая Ирак, Сирию и Донбасс,   видеонарезка презентовала все фильмы, выстрелили из символической пушки, и   фестиваль открылся.

Хәерле юл сезгә!
я в мечтах

И это всё о ней в коротком метре

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Поезд наш прибыл на главный вокзал Казани ровно в 8 утра, а ровно в 10 уже сидела в кинозале, смотрела короткометражки.

Целую россыпь короткометражек организаторы  объединили в номинацию "И это всё о ней"    -   фильмы о матери, снятые в разных уголках планеты.  В двух словах о каждой:

"Мама", реж. Бану Рамазанова  (Казахстан)   -    по казахской степи катится микроавтобус-Мерседес.  Внутри   -   накрытый зеленым покрывалом гроб с телом пожилой женщины, сопровождающие его дочь и двое сыновей покойной и имам.  Дочь  - единственная, чьё горе неподдельно.  Старший брат с нетерпением поглядывает на часы   -   по дурацкой прихоти матери приходится ехать чёрт знает куда, а  в городе ждёт бизнес,  и партнёры, ожидающие подписания контракта, оборвали трубку.....   Младшему брату тоже хочется, чтобы всё быстрей закончилось,  да и имаму с сотрудниками похоронного бюро надо домой.  Мать завещала похоронить себя в родной деревне,  но по прибытии на место выясняется, что вместо родного дома   -  одни развалины, да и посёлка  уже не существует.   О вытеснении старины новой суетной и суматошной  городской жизнью, об обратной стороне модернизации   -  очерствении людей и утрате ими человеческого облика,  о потере связи с собственными корнями и традициями этот 20-минутный фильм.

"Другая война"  иракца Ахмеда Шауки  -  7-минутная зарисовка о родах  женщины-беженки, муж которой ушёл на войну.  За отсутствием других акушеров матери помогает старший ребёнок, она умирает,  и мальчик застывает посреди безлюдной пустыни с младенцем на руках.

"Мать Мария"  -   второй короткометражный фильм моего любимого соплеменника, афганца   Садама Вахиди.  На прошлогоднем казанском фестивале его 9-минутная  дебютная короткометражка "Ты не американец" произвела подлинный фурор благодаря  крепкой, мастерски выстроенной драматургии.  Необычно зрелый для дебютанта фильм был снят за 800 долларов  (примитивная видеокамера,  бензин для машины и аренда американской военной формы).    "Мать Мария", которую Садам привез в этом году   -  уже 20-минутная,  со столь же искрометным сценарием  и  внушающей уважение  динамикой, снятая на самый что ни на есть злободневный сюжет   -  мать солдата приезжает в провинцию Кундуз, где служит в афганской армии её сын  (в эти дни, когда мы смотрим фильм Вахиди, в Кундузе с переменным успехом идут кровопролитные бои между правительственной армией и Талибаном, контролирующим половину провинции).  Героиня находит раненого сына у талибов  (в раненом молодом солдате мы узнаем самого режиссера Вахиди), и с помощью смекалки и всепобеждающей любви им с сыном удается удрать из-под носа талибов, снятых в издевательски-гротескной манере.

"Отец"  реж. Фариза Танаева  (Казахстан)   -    маленькая симпатичная девочка и её взаимоотношения с родителями    -    любящим, но не могущим побороть алкогольную зависимость отцом  и  страдающей матерью.  Если бы не крайне удачный выбор девочки на главную роль, то фильм бы мог стать обычной антиалкогольной агиткой,  но маленькая актриса поглощает всё зрительское внимание.

"Звонок"  реж. Бахаа Алькадими (Ирак)   -   простая неграмотная женщина ждет сына с войны, безуспешно пытается дозвониться ему на мобильный.  Её семья сострадает ей, но помочь ничем не может.  Старший сын незаметно  подменяет цифры номера в телефоне так, чтобы мать попадала на его трубку,  и ведет с ней  успокаивающие беседы от имени уже погибшего брата.

"Мама"  реж. Рати Цителадзе  (Грузия)    -   10-минутная зарисовка о горькой доле матери-одиночки.  Посвящается всем в мире матерям, в одиночку воспитывающим ребёнка.

И, на мой взгляд, абсолютный лидер номинации   -   получасовая "Клетка"  Дарьи Маркевич   -  документальная лента об уникальной женщине Вере,  бывшей дрессировщице Союзгосцирка, которая сегодня в Уссурийском зоопарке живет вместе с медвежатами, спасает их от тайфуна и наводнения,  полностью заменяет им мать.  "Медвежачья мама"  Вера, посвятившая себя всю целиком без остатка любимым зверям,  ругается с городской администрацией,  пробивает строительство новых вольеров, руководит спасением животных из воды,  вспоминает свою горькую жизнь, которую можно было бы вполне считать не сложившейся, если бы не одержимость и не счастье возможности заниматься любимым делом.   Душераздирающий рассказ об ответственности за тех, кого мы приручили.

Все ленты внеконкурсные, но я бы Маркевич каким-нибудь спецпризом отметила
я в мечтах

"Мухаммед - посланник Всевышнего" реж. Маджид Маджиди

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



О главном, несомненно, блокбастере года    - "Мухаммед  -  посланник Всевышнего"  иранского режиссера Маджида Маджиди,  снимавшего  это эпическое полотно 7 лет,   -  много пишут,  но в основном воздают должное масштабу зрелища:   50 миллионов долларов   -   не жук чихнул, как-никак, самое дорогое зрелище в истории иранского кинематографа.   В то же время, главная интрига и главный парадокс зачастую остается за кадром   -   кинополотно, созданное с целью прославления основ ислама и главного из его пророков,  было воспринято в штыки в доброй половине мировой мусульманской уммы.

Трехчасовая лента, созданная Маджиди, рисует масштабную картину ближневосточной жизни в 6 веке, когда зарождавшийся ислам  находился в диалоге, полемике и противостоянии как с процветавшим  на аравийских просторах язычеством,   так и с монотеистическими иудаизмом и христианством.   Отношения между авраамическими религиями никогда не были безоблачными, а уж на заре становления ислама и подавно.  В картине Маджиди основными противниками мусульман и юного пророка выступают коварные иудеи,  терпящие, правда, в финале полное фиаско.  Половину экранного времени занимает погоня задумавших убийство пророка  иудеев за Мухаммедом и их хитрые козни.  С христианами всё складывается куда дружественней  -   воспроизведена легенда о  предсказании Мухаммеду его пророческой миссии христианским монахом Бахиром в Босре,  венчает сюжет сцена общей молитвы в христианском храме.

Несмотря на жёсткое, казалось бы, соблюдение исламского канона  (лица пророка мы ни разу не увидим,  сначала младенец, затем ребёнок и потом юноша показаны исключительно со спины),  фильм Маджиди натолкнулся не только на жёсткое противостояние со стороны богословов Аль-Азхар и саудовских такфиристов и вахаббитских клерикалов,  категорически запретивших демонстрацию фильма и объявивших его "харамом"  (сам Маджиди признается, что длительная переписка с саудовскими клерикальными кругами и попытка объяснить свою позицию закончилась ничем), но и на чрезвычайно, например, холодный прием в регионах традиционного ислама.  Например, московский муфтий  Ильдар Аляутдинов рекомендует воздерживаться от показа и просмотра фильма, по его мнению, "допускающего весьма вольные исторические трактовки".

На самом деле, "вольные исторические трактовки"  возникают не из-за прихоти автора или пренебрежения им историческим материалом, а из-за отсутствия полной источниковой базы по изображаемому периоду.  Сомнительными представляются некоторые детали неудачного похода на Мекку  йеменского правителя, эфиопа Абрахи аль-Ашрам  (там, где автору не хватает исторических источников, обильно используются легенды и апокрифы, например, о гибели Войска Слона от  птичьих стай),  некоторые эпизоды истории тогдашней Мекки,  подробности управления городом дяди пророка, Абд-аль-Мутталибом,  истории освобождения Абу-ль-Ляхабом кормилицы Сувейбы и многие другие эпизоды.   О какой исторической точности можно говорить, применительно к 6 веку???

"Мухаммад...."   -  потрясающее по визуальной силе зрелище, настоящий праздник для глаз.   Масштаб съемок,  размер массовки,  батальные сцены с армией слонов,   ближневосточные ландшафты, священная Кааба, ритуалы и массовые богослужения,    -   всё это поражает воображение.    С другой стороны,  те, кто упрекает Маджиди в излишней "голливудщине", тоже по-своему правы,  -   режиссер не скрывает, что главным адресатом фильма выступает не умма, а как раз западный зритель,  воспитанный на клише, стереотипах и вредной мифологии об одной из главных религий мира, её пророках и  подвижниках.  Голливудские стандарты помогают приблизить  кинополотно к привычным запросам рядового кинолюбителя  в любой точке земного шара.
я в мечтах

Нас здесь любят

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Казанские интеллигентные барышни все обожают Медвежонка (пусть и заочно, по телевизору), передают мне для него мёд и шоколадки, чтобы его жизнь была ещё слаще:). Обсуждают форму его бородки, рост, вес и прочие телевизионные ракУрсы.