May 6th, 2019

Я

Заметки на пoлях Фестиваля - 15

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





Настоящим хитом ММКФ стало социально-психологическое киноисследование  шведского режиссера Маркуса Линдена «Плот», дважды собравшее полный зал. Картина, за год объехавшая 40 кинофестивалей, завоевавшая  Гран-при фестиваля CPH:DOX в Копенгагене  -  настоящий подарок для всех, изучающих человеческое общество во всех его проявлениях   -  социологов, социальных антропологов, психологов, психиатров, учёных, изучающих поведение в кризисных ситуациях.  Режиссёр Маркус Линден нашёл дневник мексиканского социального антрополога Сантьяго Хеновеса,  всю жизнь изучавшего природу насилия и в 1972 г. оказавшегося пассажиром захваченного террористами самолета. В 1973 г. Хеновес проводит рискованный социально-психологический эксперимент   -    строит утлый безмоторный  плот, набирает команду из пятерых мужчин и шестерых женщин разных национальностей и вероисповеданий с собой во главе и 101 день плывет с ними через Атлантику.  Хеновес хотел проследить, как в этом странном социуме в замкнутом прстранстве  начнут проявляться агрессия, сексуальные перверсии, психозы и прочие отклонения от нормы. 

Работа над фильмом заняла у режиссера 5 лет:  он с трудом нашёл видеозаписи  (съемка на плоту велась самим Хеновесом), восстановил их, почти два года потратил на идентификацию участников  (в дневнике Хеновеса они значились под псевдонимами или номерами), искал выход на каждого из них  (до настоящего времени дожили все пассажиры плота женского пола и только один мужчина   -  японец), уговаривал их спустя 45 лет встретиться и вспомнить былое, заодно и сняться в его картине,
конструировал точную копию плота, в общем, подготовительная работа заслуживает отнюдь не меньшего внимания, чем сам фильм, и сама может служить материалом для увлекательнейшего документального детектива.  Линден чередует съёмки Хеновеса на плоту с разговорами постаревших внешне, но не душой пассажиров,  поручает читать закадровый текст актеру  (сам Хеновес уже ушёл из жизни), обобщает дневниковые выводы своего предшественника и, можно сказать, углубляет начатое им исследование.  Если сохранившиеся съемки трансатлантического плавания тянут на полноформатный документальный фильм, то встреча пассажиров через 45 лет на деревянной копии плота, построенной Линденом, больше напоминает телеспектакль. 

Забегая вперед, можно сказать, что расчет Хеновеса на то, что на тесной посудине, исключающей возможность хоть какого-то уединения  (все физиологические отправления команде приходилось осуществлять прилюдно),  начнется быстрый процесс расчеловечивания, проснется взаимная агрессия, будут отпущены на волю все низменные инстинкты, совершенно не оправдался.  К середине плавания антрополог поймал себя на том, что выдает желаемое за действительное, и начал сам провоцировать конфликты, разжигать страсти, подталкивать мужчин к сексуальному насилию, но и тут всё оказалось тщетным.  Раздражённый учёный записал в дневник, что эксперимент проваливается,   но лишь к концу путешествия понял, что полученный им результат  -  это и есть успех эксперимента, а человеческая природа зачастую гораздо сложнее и непредсказуемее, чем наши представления о ней.   Единственный человек на плоту, кто продемонстрировал отклонения от нормативного поведения и стал  генерировать агрессию, оказался сам экспериментатор.  Другим источником ненормативного поведения  стала внешняя среда:  масс-медиа раздули неприличную истерику вокруг эксперимента,  крупнейшие мировые газеты выходили с огромными заголовками «секс-плот» и  спекулятивными, лживыми статьями.  ООН прислала пассажирам плота приветствие, которое тут же было осмеяно таблоидами.  Университет, в котором работал Хеновес, устроил неприличную травлю учёного, от которого стали отрекаться коллеги.  Далеко идущие выводы о роли СМИ,  авторитете ООН, атмосфере в университетах  и прочих не теряющих актуальности материях зрителю предлагается сделать самостоятельно. 

Линден, в отличие от Хеновеса, не оказывает на своих героев никакого давления, предоставив им возможность свободного общения и лишь фиксируя их разговоры на камеру, поэтому наболевшие вопросы, задаваемые друг другу 70-80-летними  героинями  («А с кем у тебя на плоту был секс?  А сколько раз?  А куда ты ходила мастурбировать?»), являются исключительно плодом их фантазии, а не режиссёрской задумкой.

На встрече Линдена с журналистами я спросила режиссёра, не кажется ли ему симптоматичным, что до наших дней дожили все женщины и лишь один мужчина, на что режиссер ответил, что если бы женщины не взяли управление  плотом в свои руки,  команда бы не доплыла до пункта назначения и просто погибла.  Как по мне, для того, чтобы убедиться в высокой адаптивности и живучести женщин совсем необязательно  плыть в ржавом тазу через океан…
Я

Заметки на пoлях Фестиваля - 16

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




Датский документалист, писатель и телевизионный шоумен Мадс Брюггер семь лет назад взорвал Московский кинофестиваль своей кинопрохиндиадой «Посол»  -  он всегда баловался экспериментами с так называемым  методом «театральной журналистики», предполагающим умение перевоплощаться и под чужой личиной внедряться в различные социальные среды.   Его «Посол» был даже не кинокартиной, а настоящим авантюрным приключением, когда Брюггеру удавалось проникать в высшие слои общества африканских стран и творить там чудеса, вмешиваясь в межгосударственные отношения,  разоблачая коррупцию и попутно снимая свои развлечения на камеру.  И сегодня Африка не отпускает Брюггера,  заинтересовавшегося одной из самых  загадочных тайн века    -   странной гибелью  генсека ООН Дага Хаммаршёльда, разбившегося на самолете 18 сентября 1961 года близ африканской  Ндолы.  Докопаться до истины в деле, которое уже почти 60 лет считается «висяком»  -  проект сколь амбициозный, столь и опасный, и в этот раз Брюггер действует от своего имени и привлекая партнера  -  шведского частного детектива Йорана Бьоркдаля.  Ошеломительные результаты их авантюры легли в основу документального киноприключения «Безнадёжное дело Хаммаршёльда», получившего на Санденсе-2019  приз за лучшую режиссуру в международном документальном конкурсе.

Собственно, в том, что авиакатастрофа на самом деле была спланированным убийством, никакой особой сенсации нет    -   невзирая на то, что в 60-е следствие быстренько свернули,  общественное мнение во всём мире и так было уверено, что крушение подстроено американскими спецслужбами.   Но неуёмный Брюггер в поисках документальных подтверждений очевидного вгрызается в такие бездны, попутно вытаскивая на свет Божий одну сенсацию-бомбу за другой, что поневоле начинаешь беспокоиться за его жизнь и здоровье.   Его фильм построен как увлекательный детектив с розыском документов, свидетелей, виртуозными попытками разговорить тех, кто не хочет разговаривать  (гибель Хаммаршёльда вот уже почти шесть десятилетий окружена заговором тягостного молчания)  и проникнуть туда, куда посторонним вход запрещён.  Кто-то из критиков уже успел определить жанр фильма как мокьюментари, но это, на мой взгляд, неверно   -  в нем нет постановочных эпизодов, выдаваемых актерами за реальность, но зато Брюггер для создания антуража, не располагая большими средствами для съёмок, активно использует анимационные вставки и другие ухищрения, позволяющие серьёзно минимизировать расходы.  Кроме видеокамеры, весь реквизит африканской экспедиции состоит из двух пробковых шлемов, двух лопат и металлоискателя.  Чтобы акцентировать внимание зрителей на наиболее важной, с его точки зрения, информации, он нанимает двух чернокожих аппетитных секретарш  (гедонизм и забота о собственном удовольствии всегда были Брюггеру свойственны) и надиктовывает им всё главное. 


Критики художественного метода Брюггера и его способов привлечения зрительского внимания ворчат, мол, парень горазд придумывать сенсации на пустом месте, например, сюжетная линия с  «обломком самолёта»   -  куском железа,  испещрённым характерной формы отверстиями   -   была изначально режиссёром запущена для раздувания интриги, хотя он изначально знал, что это кусок ржавого автомобиля.  Но такие невинные режиссёрские шалости никак не могут принизить или обесценить расследование. 

География режиссерских путешествий обширна   -  в поисках разгадки  Брюггер с Бьоркдалем объезжают пол-Африки, не говоря уже о съемках в США, в том числе в здании ООН, где  нетрезвые дипломаты и сотрудники  на плохом русском распевают  «То не ветер ветку клонит….»   Отталкиваясь от личности самого Хаммаршёльда и вычисляя, кому может быть выгодна его смерть, Брюггер перебирает все варианты, причём «советский след» отметая сразу как версию негодную  (несмотря на то, что считает СССР особой формой колониализма).   О качестве официального расследования ООН  африканской трагедии  можно судить хотя бы по той детали, что в  1961 году чернокожих не воспринимали как полноценных свидетелей и не опрашивали (!), а все записи диспетчера были сразу уничтожены.  Не смутил официальных следователей тот факт, что все разбившиеся на самолёте сгорели до золы, тогда как тело генсека ООН практически не имело повреждений,  а на шее у него лежала «карта смерти» -  туз пик. 

По классическим правилам авантюрного детектива Брюггер раздувает интригу, несколько раз пуская зрителя по ложному следу и подсовывая ему всё новых и новых кандидатов в убийцы.  Тем не менее, никакой литературщиной здесь и не пахнет:  каждая новая фамилия  -  результат скрупулёзного изучения источников, в том числе и секретных, которые приходится всеми правдами и неправдами добывать.  Упоение процессом не заслоняет, однако, цели расследования.   Длинная цепочка доказательств приводит Брюггера и Бьоркдаля к выводу об организации крушения силами ЦРУ  (в чем, собственно, и так никто не сомневался),  но тут-то и начинается самое интересное.  В ходе своих изысканий в ЮАР режиссёр  выходит на материалы Комиссии по преступлениям апартеида, где о факте планирования ЦРУ убийства Хаммаршёльда  (авиакатастрофа была лишь одним из рассматривавшихся вариантов)  говорилось вскользь, но зато содержались прямые указания на исполнителей   -  созданную американскими спецслужбами секретную организацию  с невинным названием Южноафриканский институт морских исследований  (SAIMR) с широким профилем деятельности    -  от государственных переворотов и заказных политических убийств до запрещенных медицинских экспериментах на чернокожем населении, в частности, массового заражения африканцев СПИДом .  Брюггер разыскивает бывших сотрудников организации  -  наёмных убийц на пенсии, ведущих спокойную дачную жизнь, из некоторых ему удаётся вытянуть сенсационные признания, ну а самым кровавым убийцей, разумеется  -  по классическим канонам драматургии!   -  оказывается самый милый дедушка - божий одуванчик.

Презентованный режиссёром вывод  -   Дага Хаммаршёльда убили в интересах крупных мировых корпораций   -   конечно, не поражает оригинальностью и новизной,  но впервые в расследовании убийства появляется имя конкретного исполнителя,  а также раскрываются сотни других преступлений империализма, совершенных законспирированной сетью, финансируемой евроатлантическими правительствами.  Неплохо для двухчасового докфильма, правда? Скептики, ворчавшие о компрометировании Брюггером жанра расследования, посрамлены, ведь мало кто в здравом уме возьмётся отрицать роль американских и европейских спецслужб в дестабилизации мира.  Датский шоумен и авантюрист Брюггер снова на коне, а официальное расследование ООН гибели Хаммаршёльда, вы удивитесь, формально ещё продолжается.
Я

Добро пожаловать домой!

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





Сегодня, 6 мая, в годовщину драматических событий на Болотной площади, мы торжественно встречали в аэропорту "Домодедово" нашего товарища, члена исполкома Левого Фронта Алексея Сахнина, вынужденно проведшего 6 лет в эмиграции. Двумя днями ранее Совет Левого Фронта обратился ко всем политическим эмигрантам, коммунистам и левым активистам, с призывом по возможности вернуться и продолжить борьбу на Родине. Алексей стал первым, кто откликнулся на этот призыв. 

В эмиграции Лёха возмужал, постройнел, потеряв половину живого веса, прошёл огонь, воду и медные трубы и, вкусив "шведского социализма", которого не существует, стал ярым антизападником. В аэропорту немножко напоминал потерпевшего крушение, которого много лет качало на волнах в бушующем море, и наконец вставшего ногами на твёрдую землю:))). Кому-то сегодня довелось обнять его впервые за 6 лет, некоторым ушлым Колобкам удавалось это сделать в течение шестилетнего периода:). 

Есть надежда, что в ближайшее время и другие последуют его примеру. Добро пожаловать домой!

Я

"Высoкие, высoкие oтнoшения..." - 109

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Медвежонок: "Ты прям на фрёкен Бок похожа!"
Я: "Фигасе заявочки! Такая же противная??"
Медвежонок: "Так же любишь из телевизора вещать!"

Это я щас приехала с Russia Today, про Венесуэлу рассказывала в полуночном выпуске.

Так и живём...