June 21st, 2019

Я

Грузинское

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ежику понятно, что грузинское бурление говн     -   заранее подготовленная,  хорошо спланированная  (и не грузинами спланированная)  провокация.  Грузинские нацики, разумеется, плясали сами, но дудочка была чужая.

При всём уважении к Серёже Гаврилову, который на протяжении всего моего депутатского срока в Госдуме был моим помощником:), он тут не при чём.  Думаю, он изрядно удивился происходщему.  Спасибо, что живой, какгрится.  Улетела российская делегация, и правильно, пусть наши бывшие и будущие сограждане дрочат вприсядку сами,  а нам чашечку кофе.
(В общем, тому, кто всё просрал, только и остаётся, что кофе попивать). 
Я

Соловьиное

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Бывший кремлёвский сливной бачок, националист, подментованный провокатор и лжеучёный-"прогнозист", ни один прогноз которого ни разу не сбылся, испускает мудовые рыдания из-за того, что его наконец выпиздили-таки из МГИМО.

Удивляться надо не тому, что выпиздили, а тому, каким образом  это чучело  вообще туда попало, ага
Я

Шарик маленький

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Налетела на мужика в центре Москвы (буквально въехала ему в лобешник), глядь, а это Евгений Викторович Пригожин. Постояла неподвижно пять минут, переваривая случившееся, и за эти минуты мимо меня прошел Кагарлицкий, а потом Дугин.

Москва    -    очень маленький и тесный город.
Я

Детей никто не спрашивает....

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Номинация «Полнометражный документальный фильм» в этом году, подозреваю, была серьёзной головной болью для членов жюри Казанского Международного Фестиваля Мусульманского Кино   -   высококлассных картин прислали столько, что глаза разбегались.  






Иранский документалист Реза Голами Мотлаг уже не первый раз привозит в Казань картину, где за спокойным ритмом, внешней невозмутимостью и безэмоциональностью  изложения  скрывается яростное обличение укоренившихся в иранском обществе предрассудков,  обскурантизма и архаичных социальных порядков, ломающих людские судьбы.  Иран  -  многонациональная страна, и в каждой этнической общности свои пережитки.  В объективе камеры Мотлага, самостоятельно продюсирующего свои кинопроекты, снимающего фильмы по собственному же сценарию, с собственной операторской работой и монтажом   -   в очередной раз живущие на северо-востоке Ирана туркмены,  одна из наиболее закоснелых и не меняющихся с ходом быстротечного времени общин.  В новом фильме «Обмен» Мотлаг акцентирует внимание на процветающей по сей день традиции гаршелех   -    обмена мальчиками и девочками между туркменскими семьями Ирана с целью поженить их в будущем. Брак, организованный семьей, чаще всего заключается, когда дети ещё маленькие,  -  не надо спрашивать согласия. Из этой обменной цепочки очень сложно выйти — откажешься жениться на сестре своего свата, значит, оставишь свою сестру в заложниках. Фильм рассказывает о тридцатишестилетнем парне, который вынужден жениться на своей двоюродной сестре, но пытается вырваться из этого замкнутого круга и жениться второй раз    -   по любви.  И автору фильма, и зрителю интересно проследить, как в голове героя борются две несовместимые идеи    -   традиционного для восточного общества почитания старших и осознание пагубности навязываемых ими норм поведения. Режиссер предоставляет слово и женщинам,  спутанным по рукам и ногам  обязательствами, которых они сами на себя не брали, но навязанными родителями. 

Другая иранская документальная лента, представленная молодыми режиссерами Азаде Муссави и Курушем Атаи «Найти Феридэ», как нельзя лучше соответствует лозунгу Казанского Международного Фестиваля Мусульманского Кино  -  «Через диалог культур  -  к культуре диалога». Не случайно картина была удостоена  приза Президента Татарстана «За гуманизм в киноискусстве».
 Главная героиня,  иранка Феридэ, в шестилетнем возрасте была брошена родителями и впоследствии удочерена голландской семейной парой.    Сегодня уже почти пятидесятилетняя Феридэ   -   настоящая голландка, но мысль о визите на историческую Родину не покидала её все годы.  Героиня безуспешно пыталась разбить стереотипы приёмных родителей,  считающих Иран опасной страной, и наконец отправляется туда самостоятельно.   В Иране она встречается с тремя семьями, претендующими на признание её биологической семьёй   -  европейский или американский кинематографист,  безусловно,  сделал бы из этого комедию положений, но не таковы иранцы, с максимальной серьезностью относящиеся ко всему, что касается происхождения, генетических и культурных корней. 

Тема происхождения, разлучённых сестёр-близнецов, попавших в разные семьи, культурных различий между родными людьми, воспитанными в разных средах,  мучит и иранского документалиста  Мехди Газафари.   Его  «Прошлое»   -   пример картины, где режиссёр из бесстрастного наблюдателя, фиксирующего реальность на камеру, превращается в одного из главных действующих лиц.  Узнав о том, что двух родных сестёр в детстве разлучили,  отдав на воспитание в разные семьи,  Газафари разыскивает обеих и открывает им глаза на их собственную историю, посеяв в душах обеих немалое смятение.   Одна воспитывалась в деревенской семье в иранской глубинке, другая всю жизнь прожила в Тегеране, обе не подозревали о существовании друг друга.  Фильм состоит из пространных монологов обеих сестёр, объединённых теперь только еле уловимым внешним сходством  (всё-таки среда обитания неизбежно накладывает отпечаток и на внешность),  взволнованных полученной информацией и готовящихся к встрече.  Монологи превращаются в изложение личного кредо   -  с обобщениями, моралите, толкованием понятий Добра и Зла,  глубокой рефлексией, осмыслением происшедшего в раннем детстве.  Сам момент встречи сестёр остаётся за кадром, он режиссёру интересен гораздо меньше, чем предшествующая ему экспозиция.  Многие сомневаются,  насколько оправданы действия режиссёра с точки зрения этики,  сам же Газафари, видимо, для себя решение принял, затевая эксперимент.   
Я

Не ходите, детки, за Киселёву агитировать - козлёнками отпущения станете

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Экие  в   моём округе замечательные кандидаты Мосгордуму штурмуют!   А точнее,  мэрия за них штурмует,   а они в это время подставляют людей под уголовные статьи, провоцируют аресты своих же волонтёров,  внаглую пишут ложные доносы   (это Вам, кстати, госпожа Киселёва, не телешоу вести    -    тут реальной уголовкой попахивает, только не тому, на кого Вы ложный донос написали, а персонально Вам   -   уголовное наказание за клевету ещё никто не отменял).

А вот как дело было на самом деле     -  в мельчаших подробностях и деталях:

https://www.facebook.com/100002520504444/posts/2289167994510528?s=667204872&sfns=mo


Люди дотошные могут с этими многабукф ознакомиться, а для тех, кому лень, процитирую Катю Винокурову:

"К сожалению, Мария сказала неправду даже в именах и поле «девочек-волонтеров». Сотрудник полиции говорит, что на него никто не нападал, а дознаватель говорит, что никаких на аудио угроз убийством нет.
Алексея знаю много лет, он постоянно борется в Крылатском с точечной застройкой, с застройкой Крылатских холмов и Павшинской поймы, с рекламой «спайса». На словах он человек резкий, но угрожать убийствм или причинить вред - нет.
В данном случае Киселева просто нехорошо начинает депутатскую карьеру со лжи и с демонстрации отсутствия навыка примирения.
Призываю обе стороны примириться, а дела все закрыть.
Стоимость стяжек возместить, конечно, ну и сам метод срезани куба вне зависимости от его законности не оправдываю.
Только это не повод говорить неправду и пытаться посадить человека в тюрьму.
К Киселевой я, конечно, без малейшей симпатии как к любым кандидатам-спортсменам. С проблемами района знакома плохо, а картеру начинает со скандала с активистами."


Увы, Мария, но в этой истории именно Вы    -  самое слабое звено.