July 5th, 2019

Я

Александр Нагорный в газете "Завтра" о книге Саида Гафурова "Крест, Полумесяц и арабская нация"

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

  Александр Нагорный

  Религия и революция



    Об острой и провокационной книге Саида Гафурова "Крест, Полумесяц и арабская нация"





Саид ГАФУРОВ. "Крест, Полумесяц и арабская нация: Идейные течения на Ближнем Востоке". — Москва, Берлин: Директмедиа Паблишинг, 2019. — 242 с.

Не так часто случается, что страстный (хоть и пытающийся казаться сдержанным) публицист провозглашает принцип: "Пишу, чтобы меня читали, а не чтобы со мной соглашались". Гафуров идёт на это: он сделал острую (а во многих местах — и остроумную), провокационную работу, заставляющую читателя думать самостоятельно, а не обсуждать уже готовые представления, созданные и внедрённые планировщиками военно-политических операций ЦРУ, Пентагона и Государственного департамента США. Грубо говоря, Гафуров пытается сломать навязанный России извне дискурс об арабских странах.

Писать о революциях (а появление любой религии, особенно — дожившей до наших дней, несомненно, представляло собой революцию в истории человечества), не впадая в общие места и стараясь быть нетривиальным, — сложно. Автор справедливо подмечает, любая революция очень плохо сочетается со здравым смыслом, и его книга ставит очень важный для современной России вопрос: как случилось, что в XXI веке, в эпоху покорения космоса и генной инженерии политический ислам (после "арабской весны") завоевал улицу и "базар", оказавшись в шаге от взятия власти (а зачастую этот шаг и сделав)?

Начиная свою работу, Гафуров рассуждает о философии научного познания. Всего парой абзацев автор пытается разделаться с величайшей проблемой западной и исламской философской мысли о существовании универсалий. Гафуров — крайний номиналист, для него понятия ориенталистики являются лишь средством координации деятельности людей, и сами по себе никакого физического существования нести не могут, он утверждает, что "прогресс в человеческом знании в области нейрофизиологии, психологии, науки о языке решил эту великую проблему в пользу "номиналистов": в реальном мире абстракций не существует. Существуют только реальные объекты, которым можно приписать три пространственные и временную координаты". Хотя сам автор вовсе не отказывается от использования универсалий в своей работе.

Но, приписывая универсалиям значение только средства координации совместных действий "высших приматов вида гомо сапиенс", Гафуров логично приходит к базовому выводу своей книги. Он достаточно убедительно показывает, что содержательная сторона религии маловажна, потому что любая религия в своём развитии проходит одни и те же стадии, и в итоге превращается в нечто, прямо противоположное тому, чем она была при своем рождении. И тогда ей на смену приходит новая религия с новыми пророками.

Гафуров — марксист (хотя многие патентованные марксисты будут недовольны этим самоопределением автора), и он исходит из того, что религия является сердцем бессердечного мира и одушевлением бездушных порядков, существующих в неизбежно эксплуататорском обществе.

Появление новой конфессии, считает Гафуров, отражает и придаёт религиозную форму происходящей одновременно с ней социальной революции. Но поколения религиозных реформаторов выходят в тираж, и новую религию начинают возглавлять опустошённые люди; религиозные аппаратные скрепы только придают им внушительный вид, как парадная форма придаёт его страдающему подагрой генералу, мантия — кардиналу, а тюрбан — муфтию.

Политика вообще быстро изнашивает людей, а революционная религиозная политика — тем более. Каждое революционное поколение становится на известном рубеже препятствием к дальнейшему развитию той идеи, которую оно вынесло на своих плечах. Исключения редки, но они есть: без них бы не было религиозной преемственности.

Интересной, хотя и спорной является логическая структура книги — Гафуров соотносит древней истории каждой конфессиональной общины пример из современной истории. Так, говоря о католицизме на Ближнем Востоке, автор описывает политику администрации Барака Обамы в Сирии (виднейшие её архитекторы: вице-президент США Джо Байден и государственный секретарь Джон Керри, — "тесно связаны с аппаратом католической церкви в США"); православие увязывается с деятельностью пока ещё, к сожалению, малоизвестной у нас, но очень влиятельной и в Ливане, и в Сирии Сирийской национально-социальной партии; о монофизитах и несторианах рассказывается в рамках темы колониального раздела Ближнего Востока и северной Африки.

Говоря об исламе, Гафуров суфизм иллюстрирует примером истории сенусситской и современной Ливии; идеологию "братьев-мусульман" — трагической историей правления президента Египта Мухаммеда Мурси; ваххабизм — неожиданным (и сомнительным) прогнозом грядущего распада Саудовской Аравии в результате следующего витка "арабской весны"; шиизм — внешней политикой Ирана; исмаилизм — историей раскола Индии и Пакистана; зейдизм — гражданской войной в Йемене; алавизм — политическим и социальным развитием новейшей Сирии; друзизм — палестинским вопросом. Изложение и привязка к древности у Гафурова выходят достаточно естественными и ненатянутыми, но это, скорее, недостаток, а не достоинство книги, потому что выбор примеров носит весьма субъективный характер.

Что в итоге? Книгу "Крест, Полумесяц и арабская нация: Идейные течения на Ближнем Востоке" стоит прочесть. Не столько, чтобы согласиться с автором, сколько с тем, чтобы с ним поспорить.

Гафуров рассказывает не столько о прошлом, сколько о будущем арабских стран, как он их видит, а на повестке дня сегодня стоит военно-политическое, культурное и экономическое возвращение России в Азию и Африку. И, как он подчёркивает: "чем больше возражений встретит эта работа, тем ближе она будет к цели, которую ставил перед собой автор".

http://zavtra.ru/blogs/apostrof_gafurov?fbclid=IwAR0YS4fwXGL7yzXlo810zVxhQgMBxfWqkWAS7aStEzK8shmhnleDwfaC0-Y

Я

Скандал на "Тавриде": что это было?

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Участник Молодежного образовательного фестиваля “Таврида” оперный солист и режиссёр  Андрей Цветков-Толбин в беседе с Саидом Гафуровым рассуждает о скандальной постановке во время театральной смены, о праве художника на свободу самовыражения, о том, кому был выгоден скандал-провокация на “Тавриде” и какие будут у него последствия, о том, что театр должен отражать реальность   -   нравится ли она или нет, о каноне и творческой дисциплине, о том, почему священники не должны лезть в спектакли, о необходимости нового Молодежного музыкального театра в Москве и о том, должен ли творец разбираться в экономике.


Я

Про выборы в Мосгордуму, чисто поржать

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Ровно 22 года назад я тоже баллотировалась в Мосгордуму. Будучи при этом депутатом Государственной Думы,   -    пусть вас это не смущает. Сегодня мы идем на выборы тандемом с Денисом Зоммером, а тогда, в 1997 г. я шла в тандеме с Игорем Маляровым,    -    без всякого сомнения, самым талантливым российским политиком последней четверти века. 

Тем не менее, двум нашим ярким талантам требовалась огранка. Тогда ещё политтехнологи и пиарщики были профессиями редкими, это сейчас их больше, чем сотрудников сферы ЖКХ. Сегодня говно убирать и трубы прочищать некому, а вот пиарщиков больше, чем вшей на вшивой собаке. А в конце 90-х хороший пиарщик был на вес золота. Нам, двум нищебродским госслужащим, эти понтовые дорогостоящие пиар-агентства были ни к чему    -    самые талантливые пиарщики были нашими друзьями. 

Маляров предложил привлечь к нашей кампании Андрея Бабицкого    -   он как раз в то время занедужил и лежал в больнице, но ради мастер-класса по пиару мы решили его безжалостно украсть на полдня из палаты. Воздух свободы пьянил, перед мастер-классом решено было взбрызнуть кампанию пивом, что было потом, я уже помню хуже, но это была первая ночь, проведённая мною в обезьяннике. 

Моё депутатское удостоверение почему-то сначала очень повеселило сотрудников ОВД "Сокольники",    -   "гыгыгы, Вы депутат Госдумы? А я Папа Римский из Ватикана",   -   это уже потом всем стало не до смеха. Мы, если так можно выразиться, заночевали даже не втроем, а вдесятером, потому что доблестные служители порядка сменяли друга друга в нашей убогой клетке, ни один не продержался в ней более получаса. Абсолютно голый Бабицкий (не спрашивайте, почему) расшвыривал ментов что твой Терминатор, съел протокол своего задержания, разбил об стенку три телефона (свой, маляровский и кого-то из ментов), а что было потом, писать не буду, ибо фейсбук читают несовершеннолетние:))). 

В общем, часам к четырем ночи весь личный состав отделения внутренних дел чуть ли не на коленях умолял нас убраться оттуда. Но тут уже мы пошли на принцип   -   типа, мы сюда не добровольно приехали, вы нас силой привезли, так что извольте нас терпеть столько, сколько мы захотим у вас погостить. 

В течение этой феерической ночи ОВД "Сокольники" навестили перепуганные корреспонденты газет и телеканалов,   -   утренние "Московский комсомолец" и "Комсомольская правда" вышли с центральными материалами про нас на первой странице, а днем сюжеты про дебош в обезьяннике в исполнении топового российского журналиста, а также кандидатов в депутаты Мосгордумы    -    первого секретаря ЦК Российского Комсомола и депутата Госдумы крутили в телепередачах криминальной хроники "Петровка, 38" и "Дорожный патруль". 

Вот это был мастер-класс по пиару, учитесь, сынки.

Я

А кто не верит, тот дурак

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Насчет 6 сотрудников ФСБ, которые якобы 150 лямов на шестерых (!!!) украли   -    это по нынешним временам такие копейки, что из-за такой ерунды ни один оперативник, ни один следак с дивана жопу не поднимет. Версия для лоха, читающего газеты.