July 23rd, 2019

Я

Ждёт ли нас второе «дело Магнитского»?

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


Очередные гримасы нашей судебной и пенитенциарной системы. Вдобавок к нашумевшему аресту инвестора Майкла Калви, которого чуть ли не сам Президент устами Пескова обещал отпустить на Питерский экономический форум, и который на форуме ожидаемо не появился (нашим силовикам по барабану, чего там кто и чьими устами обещал), добавилось «дело Кантемира Карамзина», которое на самом деле не дело юриста Карамзина, а дело его клиентов, интересы которых он представлял как профессионал.

Если кратко, то канадец Ричардс, который почти 30 лет вел бизнес в России, был вынужден буквально бежать из страны из-за опасений за свою жизнь: обобравшие его до нитки «деловые партнеры»   -    соратники Лужкова Владимир Копелев, хозяин крупнейшей в Москве строительной компании «ДСК-1», и Владимир Воронин, хозяин ФСК «Лидер», проиграли арбитражный суд, в котором интересы Ричардса представлял Карамзин. Никаких отсуженных 15 миллиардов рублей канадец, естественно не увидел    -  единственное, что он получил, это угрозы, и предпочел уехать подальше из России.

Заложником ситуации остался юрист Карамзин, которому слишком много известно о бизнесе лужковских друзей. Карамзин писал Президенту о том, что в конце февраля его пригласили в ресторан “люди в штатском” (дело курирует УФСБ по Москве и МО генерала Алексея Дорофеева) и в личной беседе передали ультиматум проиграть в Арбитражном суде Москвы дело, в котором юрист требовал запретить Воронину и Копелеву раздробить «ДСК-1» на пять обществ и таким образом распродать комбинат по частям. Впрочем, меньше всего в этой истории мне хочется высказываться по сути дела Карамзина   -   материалами дела я не владею, и без меня есть кому в этом разбираться, а я не следователь и не суд. Настораживает другое.

Обвинение ему предъявили, можно сказать, с потолка   —   вообще по другому, какому-то древнему делу про тяжбу по долгам. Обычно такие споры рассматривает мировой судья. Но этого было достаточно, чтобы спрятать человека в тюрьму. И теперь страдающий сахарным диабетом и болезнями сердца Карамзин находится в СИЗО без какой-либо медицинской помощи, ему неделями отказывают даже в лечении острой зубной боли, одновременно принуждая к даче ложных показаний. В жалобах Карамзина и его адвокатов указано, что надзор, введенный в его отношении, обычно применяется к особо опасным преступникам: обыск в камере 2-3 раза в день, личный досмотр с полным раздеванием. У Карамзина межпозвоночная грыжа, и родные до сих пор тщетно пытаются передать в СИЗО ортопедический матрас. Напомню, вина человека судом не доказана. Но видимо, про презумпцию невиновности наши правоохранители ничего не слышали.

https://lenta.ru/articles/2019/07/17/karamzin/?fbclid=IwAR1vkBZw7yIyIUrd3LXhavHMR-In8Paspom_pYAZnXB4tz1WgzdImhAj9EM

Дочитала до этого момента и вздрогнула    -    вспомнила, как гражданский активист  Даниил Константинов, сын известного российского политика и парламентария  Ильи Константинова, несколько лет провел в СИЗО, когда на него пытались повесить «убийство нарисованным ножом». Пришить убийство в итоге не получилось, и суд осудил его «за хулиганство» (видимо, хулиганство заключалось в том, что несломленный Данька стал зазубренной занозой в заднице у следаков и своим несгибаемым поведением разрушил не одну карьеру). Константинов оказался на свободе, но здоровье себе капитально посадил. Так вот, я как сейчас вспоминаю попытки передать ему ортопедический матрас и медикаменты, как родители обивали пороги и дошли чуть ли не до Путина с этим матрасом, как его держали по шесть часов стоя в раскаленном железном стакане перед заседаниями суда, как он месяцами спал без всяких матрасов (не то что ортопедических) на холодной железяке, как регулярно огребал дубинкой по хребту в зале суда. Человек, невиновность которого доказана, не получил не то что компенсации за несколько потерянных в камере лет и угробленное здоровье, не то что извинений за ошибку следствия,    -    мол, скажи спасибо, что живой.

Второе «дело Магнитского»    -    это как раз то, чего не хватает российской судебной системе сейчас. Не высказывая никаких суждений по существу дела, могу лишь посочувствовать человеку, на своей шкуре испытавшего прелесть российских СИЗО и нашего “балашихинского правосудия” (решение об аресте юриста по уголовному делу вынесла гражданская судья Балашихинского суда Наталья Гришакова).

На том самом Питерском форуме, на который не пустили Калви, было озвучено, что отток капитала из России с начала года вырос в два раза и достиг показателя в 40 миллиардов рублей. «Совпадение?.... Не думаю…»

Я

Проснулась:))

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Быгыгы, команда моей конкурентки Маши  "Слабое звено"  Киселёвой расчехлила говномёты, включив ботов с пустыми аккаунтами, бегающими срать мне в комменты. Это значит, что мы на правильном пути. Ботоводы, видимо, не найдя, чем меня пронять,  обвиняют меня в алкоголизме:)))) 

Может, это такая неуклюжая попытка набиться в собутыльники, а я не вкуриваю?....

Я

А чемодан ещё и не начинал собираться:((((

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Через несколько часов вылетаю в город русской славы    -    Севастополь. 

Ждёт меня там, товарищи, адская жопа.  Я в такую не помню уже когда попадала, если попадала когда-то. 

В любом случае, организаторам мероприятия терпения, сил и хоть чуточку везения, должна же и хорошим людям пруха быть, не всё ж упырям одним. Держите кулаки за нас. Если вернемся со щитом, поаплодируйте (мы это действительно заслужили), если на щите    -     не поминайте лихом.

Я

Ищу человека!!!! АААаааааа!!!!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Обратите внимание, я долго не называла С.Е. Десяткина, кандидата от КПРФ по округу № 4, своим спойлером. Колобок терпелив, незлобив и не любит сразу навешивать ярлыки, как некоторые:)). Думала, что через полтора месяца после начала кампании уважаемый кандидат проявится и покажет наконец личико. Но нет. Предпочитает сохранять инкогнито этот человек-загадка.

По ходу, наш округ такой единственный, где кандидата хоть в федеральный розыск объявляй.

Дорогие строгинцы, крылатчане, кунцевцы, мякининцы и рублёвцы! А вы где-нибудь видели кандидата Десяткина? Если увидите, кричите громче, а лучше сделайте видеофиксацию - проверим, может он и на снимках не отображается и тени не отбрасывает???...
Я

"Балканский рубеж" - теперь полностью и как на духу

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Друзья! Наверно, вы помните, что сразу несколько СМИ попросили меня написать про фильм "Балканский рубеж". Одни просили похвалить, другие    -    раскритиковать:))). Так вот, полную и объективную рецензию я написала для центрального печатного органа Союза Кинематографистов    -    газеты СК-Новости. Можете приобщиться на 9-й странице г
азеты:

https://unikino.ru/wp-content/uploads/sk_news/381_382.pdf


текст дублирую сюда.

Дарья Митина

Балканский синдром





Взрывной интерес российского зрителя к картине «Балканский рубеж» режиссера Андрея Волгина легко объясним: говоря без всякого пафоса и преувеличения, фильм стал событием, которого страна ждала двадцать лет. При всем изобилии гламурной, зачастую кричаще фальшивой и пустой военной кинопатриотики у нас до неприличия мало фильмов о югославских событиях рубежа веков, что для меня, например, совершенно необъяснимо,    -    ведь Россия не бомбила европейскую столицу с её мостами, электростанциями и роддомами, не стравливала христиан с мусульманами и одни этнические группы с другими, не способствовала распаду крупной страны и превращению её в кровавый и гнойный нарыв, а как минимум пыталась прекратить бойню и историческую несправедливость   -   как умела и как могла. Нам есть что вспомнить и есть чем гордиться. Само обращение к теме роли России в войне на Балканах   -   безусловный плюс в карму создателям фильма.

Многие сегодня упрекают создателей картины в чрезмерном педалировании, гипертрофировании роли албанцев в конфликте и трусливом, подобострастном замалчивании преступлений стран НАТО   -   вряд ли такие оценки справедливы: пожалуй, одним из самых эмоциональных и визуально впечатляющих моментов фильма стали кадры бомбардировки американским истребителем-бомбардировщиком белградского роддома, да и весь дальнейший контекст прямо и недвусмысленно указывает на главного виновника балканской бойни. Именно для справедливой расстановки акцентов и используется документальная хроника, уничтожающе безжалостная для Запада и, кстати, совсем не комплиментарная для России: зритель в кинозале брезгливо кривится при виде распухшей физиономии вечно нетрезвого Ельцина и возмущённо вздыхает при каждой констатации «сурового российского молчания». Изображённый в фильме исторический марш-бросок российских десантников на Приштину в июне 1999 года и был тем эпизодом, когда «суровое российское молчание» пусть ненадолго, но прервалось.

Уверена, что не только календарный двадцатилетний юбилей послужил импульсом для съёмок: ведь за эти годы мировая медиа-машина сгенерировала столько вранья, дабы обелить реальных виновников балканской трагедии, что авторы фильма сочли необходимым изобильно разбавлять киношный сюжет кадрами реальной хроники 1999 года   -   военной, дипломатической, документальными зарисовками совсем не киношного ада, разверзшегося на многострадальной югославской земле. Месседж картины вполне понятен: наш ответ Мировому Злу. Другой вопрос, что получившийся в итоге в лучших голливудских традициях «русский блокбастер» имеет весьма отдалённое отношение к действительности, в результате чего сразу вызвал на себя огонь критики не только историков, но и любого зрителя, хоть сколько-нибудь знакомого с обстоятельствами и реалиями балканской войны. Военный историк Михаил Поликарпов  mpolikar, сам воевавший в те годы добровольцем в Боснии и написавший о той войне не одну книгу, в том числе и воспоминания под названием «Балканский рубеж», определил жанр «…рубежа» как «идейно правильный политкорректный боевик». Я бы к этому определению добавила «по мотивам исторических событий». В таких случаях восприятие фильма во многом зависит от его позиционирования   -   если представить фильм как фантазию на военную тему, то все вопросы тут же снимаются, но если режиссёр настаивает на том, что это историческая картина, он должен быть готов к серьёзным претензиям со стороны ревнителей исторической правды.

Парадоксально, но в век телевидения о, казалось бы, совсем свежих событиях недавней истории мы знаем гораздо меньше, чем об эпохе берестяных грамот древнего Новгорода. Ведь восемь из десяти зрителей «Балканского рубежа» теперь вполне убеждены в том, что восемь смельчаков из группы Бека (намек на нынешнего главу Ингушетии Юнус-Бека Евкурова в былинном исполнении Гоши Куценко более чем прозрачен), шесть российских десантников и двое югославских полицейских, серб и албанец, действительно приняли бой с албанскими головорезами, отбили у них аэродром «Слатина» и несколько дней его героически удерживали в кровопролитном сражении. И хотя на самом деле аэродром нам был мирно передан сербами, и никаких албанцев, равно как и боевых действий, там и в помине не было, вымышленная история теперь неизбежно вытесняет из сознания реальную. Да и такие пренебрежимые мелочи, как восемь супергероев, обороняющих от полчищ албанских орков территорию, для удержания которой понадобился бы целый полк, никак не режут глаз,   -   такова специфика жанра. Батальные сцены, периодически до слёз напоминающие кадры сражений из недавно экранизированного индийского героического эпоса «Баахубали», и БТР, который герои картины с упорством, достойным лучшего применения, именуют танком, тоже вполне простительны для мотивированного зрителя, пришедшего смотреть эпос о ратном подвиге российского солдата и российского спецназовца. Тем не менее, нельзя при этом не сознавать, что героические бои российского отряда с несуществовавшей албанской бандой   -   выдумка от начала и до конца. Самой уязвимой с точки зрения здравого смысла и исторической достоверности стала экспозиция картины, когда для выполнения задания особой важности и сложности по всей Европе зачем-то разыскивают проштрафившихся, за несколько лет утративших профессиональные навыки, бичующих непонятно где и опустившихся русских «солдат удачи»   -   такая ситуация представляется совершенно невозможной. А превращение прихода без единого выстрела российской колонны в оставленную сербами зону аэродрома, где никаких албанцев никто не видел в радиусе полутора сотен километров, в компьютерный боевик-стрелялку, где на одного юзера приходится полтысячи виртуальных трупов и вселенский пожар, может вызвать в лучшем случае скепсис по отношению к авторам фильма и его заказчикам. Проникновение вглубь сербского ареала албанского отряда и захват ими аэродрома «Слатина» в то время был не более реален, чем, скажем, прорыв сотни моджахедов к авиабазе «Баграм» в начале 80-х. Если уж стояла задача отдать дань исторической правде и при этом не проиграть в зрелищности, то можно было, например, снять фильм о «Кошарском аде»   -   двухмесячном кровопролитнейшем сражении между вооруженными силами Союзной Республики Югославия и отрядами Армии Освобождения Косово, поддержанными регулярной армией Албании и авиацией НАТО, за пограничный переход Раша Кошарес, разделяющий Югославию и Албанию, завершившемся буквально накануне марш-броска на Приштину. В этих драматических и, будем циничны, исключительно кинематографически выигрышных боях участвовали российские добровольцы, многие из которых погибли. Ещё лет пять назад на фильм о русских добровольцах в Югославии было бы сложновато получить государственную поддержку   -   добровольцы оставались в лучшем случае героями малобюджетных документальных картин, снимаемых энтузиастами военного дела или людьми, причастными к тем или иным зарубежным военным кампаниям. Но сегодня отношение к людям, добровольно отправившимся защищать честь страны, постепенно меняется, и, я уверена, эти страницы нашей истории займут достойное место на экране.

Спродюсировавший фильм Гоша Куценко и его команда, безусловно, руководствовались отнюдь не только собственным видением событий двадцатилетней давности   -   когда речь идет о социальном заказе, нужно понимать, что в фильме будет отражена государственная точка зрения. Нельзя упрекнуть авторов «Балканского рубежа» в том, что они не погружались в материал или не обращались к консультантам,   -   разумеется, погрузились и обратились, иначе бы в фильме не появилось соревнование двух БТРов с участием бронемашины № 341 или, например, шкодливая собака, пожирающая бутерброды российских офицеров: все эти подробности взяты авторами из книги участника марш-броска на Приштину Александра Лобанцева «Косово, 99». Только вот консультанты, непосредственно вовлечённые в процесс выработки решений тогда, в 1999 г., сегодня имеют совершенно разные взгляды на происходившее, зачастую диаметрально противоположные. Авторы фильма, вслед за генералом Л. Ивашовым, воспроизводят версию предательства российской военной верхушки, в угоду западным «партнёрам» остановившей колонну российской бронетехники, в результате промедления которой гибнет половина блестящего интернационала суперменов (точнее, семи суперменов и одной супервумен   -   русский, татарин, белорус, ингуш, серб, албанец, идейный «советский» и узбечка). Однако большая часть компетентных участников планирования операции «марш-бросок» придерживается другого мнения - гораздо более распространена версия, согласно которой начальник Генштаба ВС РФ Анатолий Квашнин и его первый заместитель Юрий Балуевский разрешили начальнику колонны десантников Заварзину отключить мобильную связь, сославшись на технические неполадки, и продолжать движение. Тот же генерал Ивашов, в то время начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, свидетельствует: российский миротворческий контингент в Косово предложил ввести советник президента США генерал Фогльсонг, и никаких сражений, ни с албанскими головорезами, ни с кем другим, не происходило: «натовские военные восприняли рейд российского батальона спокойно». А вот самая кинематографически вкусная реплика фильма, которую 95% зрителей сочли удачной сценарной находкой   -   львиный рык генерала Джексона, адресованный командующему силами НАТО в Европе генералу Уэсли Кларку «I'm not going to start the Third World War for you!» («Я не собираюсь начать Третью Мировую для вас!»)   -   это как раз вполне реальный эпизод, вошедший в историю.

Несомненным кармическим плюсом для создателей фильма стала поэтизация того самого интернационала, сражающегося на стороне сил Добра   -   авторы проводят нынче немодную и немейнстримовую, но от этого не менее верную мысль о том, что всем хорошим и светлым российское военное братство обязано советским принципам и традициям. Хороши и запоминающиеся актерские работы, от флегматичного Шаталова   -   Антона Пампушного до взрывного Вука - Милоша Биковича, от страстной Ясны   -   Милены Радулович до Веры   -   неожиданно брутальной Равшаны Курковой, как будто родившейся в берцах и щурящейся в оптический прицел. Отдельная удача   -   приглашение к участию в съемках «главного индейца ХХ века» Гойко Митича, испытывающего огромную благодарность русскому режиссеру, подарившему ему возможность первый раз в жизни сыграть серба. Есть такой термин, перешедший в кинокритику из лексикона компьютерных игр   -   «пасхальное яйцо» (что-то выбивающееся из общего контекста, на самом деле являющееся внешней ссылкой, месседжем для внимательных, этаким sapienti sat). Так вот кличка Чингачгук, прилепившаяся к героическому, принявшему страшную смерть сельскому милиционеру Горану Миличу, блестяще сыгранному Гойко Митичем, и есть одно из таких пасхальных яиц, коих по фильму авторы разбросали в изобилии (неожиданная Анна Чапман в роли военного корреспондента, также неожиданный и одновременно неизбежный Эмир Кустурица в роли бомбилы на ржавой Заставе и множество других).

Никогда не относила себя к так называемым «заклёпочникам»   -   кинокритикам, выискивающим ляпы исторических консультантов и реквизиторов, придирающимся к пуговицам не той формы, пистолетам не того калибра и нашивкам не с той стороны. Однако проблема исторической достоверности   -   один из немаловажных критериев, по которым судят о фильме. Вдобавок к уже упомянутому БТР, наречённому героями танком, и десятку джипов в роли «британской танковой бригады», российских спецназовцев показывают с оружием и снаряжением, получившими распространение уже в 21-м столетии, и облачёнными в «горки», которые тогда ещё не шили. Про эмблему югославских ВВС на красном берете сербского десантника я и не говорю, это мало кто заметит. А вот то, что албанские головорезы ходят в атаку в полный рост, на негнущихся ногах, как киборги, моментально превращает сцены боёв в компьютерную игру, обнуляя героический пафос, а комический эффект, подозреваю,   -   последнее, чего добивались создатели фильма.

«Балканский рубеж» триумфально провезли по Сербии, где он был принят вполне благосклонно, вопреки небезосновательным опасениям: роль сербской армии в фильме низведена до какого-то потешного полка, которого и в кадре-то нет, сербы показаны исключительно страдающим и бессловесным меньшинством, каким они уж точно не являлись, а массовый героизм белградцев, сотнями тысяч выходивших под бомбёжки на улицы и мосты родного города с табличкой «Target» на груди, показан в виде какой-то пьянки-гулянки а-ля Кустурица.  Недоумение вызывают и финальные титры, с какой-то обескураживающей незамутненностью сообщающие нам о том, что, мол, косовские албанцы возобновили террор против сербов лишь в 2003 году, после вывода российского контингента, тогда как на самом деле к концу 1999 года албанские боевики изгнали 200 тысяч сербов и цыган, убили больше тысячи человек и сожгли 50 тысяч домов. Подчинённый НАТО российский контингент никак не помешал ни этнической чистке Косово албанцами, ни его последующему отделению от Сербии. И тем не менее, благодарный сербский зритель, два десятилетия оплёвываемый и оскорбляемый мировой прессой и западным политическим истеблишментом, оценил правдивое изображение апокалиптических бомбардировок городов и деревень, леденящих кровь этнических чисток, лицемерия сильных мира сего, вынесших Югославии страшный приговор. Ну а то, что через двадцать лет после войны русские братья решили приписать исключительно себе коренной перелом в ходе великой балканской битвы, так это вполне искупается благородством изначально поставленных съёмочной группой целей.