October 10th, 2019

Я

Моё интервью газете "Версия" о главном событии прошедшей недели

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В Северной столице завершился четвёртый Российско-Ибероамериканский форум. Его участница, эксперт Института инновационного развития Дарья Митина рассказала «Нашей Версии на Неве» о различиях между нашей и их интеллигенцией, лево-правом маятнике, а также о «бразильских скрепах», венесуэльской демократии и кубинской гордости.

«Откуда у парня гайанская грусть»

– Российско-Ибероамериканский форум проводится под патронатом факультета международных отношений СПбГУ. Его можно считать чисто академическим мероприятием или для широкой публики этот саммит тоже представляет интерес?

– Для начала нужно отметить его масштабы: 35 стран-участниц, 122 секции, множество пленарок, презентаций книг, сотни иностранных гостей. Приехали не только профессора, но и много действующих политиков и дипломатов. Мне, скажем, было очень интересно послушать кандидата в президенты Чили Беатрис Санчес Нуньес, которая на последних выборах выдвигалась как беспартийная коммунистка, набрала 20% голосов и заняла третье место.

Вообще Форум показал, что академический учёный в Латинской Америке – это совсем не то, что у нас. Деидеологизация после 1991 года абсолютно вымыла общественную составляющую из российской научной жизни. Сейчас профессорам не рекомендуется не то что состоять в партиях, но даже изображать какую-то политическую активность, особенно оппозиционную.

И у студентов это не приветствуется, а зачастую и прямо запрещается. А в Латинской Америке всё по-другому. Университет – продолжение социума, помимо научных исследований. Поскреби иного профессора, и обнаружишь, что он десять лет в застенках при диктатуре просидел. То есть это люди, не оторванные от жизни, как зачастую бывает в России.

С нашей стороны Форуму очень повезло, потому что им занимаются два учёных-энтузиаста – Лазарь и Виктор Хейфец, которые всю жизнь изучают коммунистическое движение Латинской Америки. Ещё в 1990-е они опубликовали массу документов Коминтерна, что было очень ценно, потому что в условиях царившего в стране бардака материалы могли быть утрачены.

– Коминтерну и его деятельности в Южной Америке было уделено немало внимания на Форуме, и ваш доклад тоже был об этом. Кажется, что тема сугубо архивная, или там воспринимается иначе?

– Опять же есть большая разница между тем, какие проблемы волнуют российских и зарубежных участников. Нашего исследователя занимает товарооборот между Россией и Перу, курсы валют, реформы налоговой системы, торговые войны, в общем, монетаристские темы. А латиноамериканцев интересуют социальные проблемы, идеология, эволюция марксизма в местных условиях. Только Коминтерну было посвящено 7 секций! Предметом горячих споров до сих пор является вопрос, какая компартия первой подала заявление в Коминтерн – мексиканская, уругвайская или эквадорская.

– Это притом, что для Коминтерна Латинская Америка была в целом периферийным направлением, добровольцев туда не посылали и песен в духе «Откуда у парня гайанская грусть» никто не складывал…

– Первый раз Коминтерн обратил внимание на южноамериканский континент только на своем 5-ом конгрессе, в 1924 году. Руководители СССР поначалу считали, что основной пожар восстания разгорится либо в европейских странах, либо в азиатских. Занимались плотно Китаем и в итоге не промахнулись, а вот революционный потенциал Америки не разглядели.

В 1928 году появился латиноамериканский лендерсекретариат, который возглавил Георгий Скалов, до того бывший военным советником в Китае. И сегодня к нему латиноамериканские левые относятся, может, не с таким пиететом, как к Владимиру Ленину или Симону Боливару, но с сопоставимым. Кстати, сам термин «боливарские страны» (имелись в виду Венесуэла, Колумбия, Перу, Боливия, Эквадор и Панама) впервые появился именно в документах Коминтерна.

Коминтерн поддерживал крупное восстание 1935 года в Бразилии, которое было жесточайшим образом подавлено, и многие меньшие по масштабам выступления. Но полностью революционное движение на континенте развернулось уже в 1950-е-60-е годы.

Лево-правый маятник

– В нулевые годы много говорили и писали о левом повороте в Южной Америке. К концу десятых годов наоборот стала заметна противоположная волна – в крупнейших странах региона, сперва в Аргентине, а потом в Бразилии пришли к власти правые президенты. Это устойчивая тенденция или мы имеем дело со своеобразным маятником?

– Это качели, да. Упомянутые выше отец и сын Хейфецы предрекли левый поворот, начавшийся в конце 90-х годов. И они же первыми стали писать, что маятник качнётся вправо. Сейчас это и происходит, причём он, похоже, уже прошёл свою низшую точку.

На Форуме, к примеру, обсуждалась ситуация в Аргентине. Через пару недель будет второй тур президентских выборов, где по всем опросам левые должны вернуться к власти. Аргентина вообще для меня загадка – огромная страна, охватывающая все климатические пояса, с богатой историей и культурой, многоотраслевой экономикой, динамично развивающаяся. Но при этом у неё нет практически никаких внешнеполитических и региональных амбиций. Главная проблема для страны – возвращение Мальвинских островов, причем это абсолютный приоритет для правительства любой ориентации. Этим она отличается от той же Бразилии.

– Нового бразильского президента Жаира Болсонару называют местным Дональдом Трампом. Справедливое сравнение?

– Смотря, что иметь в виду. Болсонару принадлежит к особому типу правых: он не проамериканский, а сторонник «бразильских скреп» – это армия и католическая церковь Женщины для него не люди, не говоря уже о секс-меньшинствах. Оправдывает пытки и казни, голосование за импичмент Дилмы Русеф посвятил офицеру, пытавшему её в тюрьме. При этом с победой Болсонару отношения Бразилии с США сильно испортились. Американцев интересовало, чтобы ушли левые: они явно приложили руку к свержению бывших президентов Лулы да Сильвы и Дилмы Русеф. Но если бы их сценарий был реализован до конца, продвинули бы какого-нибудь либерально-атлантического юношу. А тут пришёл совсем другой тип, «настоящий полковник».

– И немедленно вступил в полемику с президентом Франции Эммануэлем Макроном, который обвинил правительство Бразилии в неспособности справиться с лесными пожарами в Амазонии и обозначил необходимость вмешательства мирового сообщества. Болсонару ответил ему, что не позволит лезть в суверенные дела своей страны. А закончилось всё перепалкой относительно внешности первых леди двух государств в соцсетях…

– Бразилия – страна большая, богатая, чего в ней только нет. Пожары они потушить вполне способны сами, и зачем тут нужны французы, не очень понятно. Поэтому в данном случае Болсонару прав.

В целом же такая агрессивная риторика в адрес Евросоюза и США показывает: к власти пришла какая-то третья сила, отличная от привычного соревнования проамериканских либералов и социалистов с популистским уклоном.

Вопрос, выйдет ли Бразилия при Болсонару из БРИКС, фактически разрешён – не выйдет. Сейчас нашими дипломатами ведётся большая работа, чтобы привлечь туда Мексику.

– Мексиканские власти высказывают такое пожелание?

– Да, президент Лопес Обрадор недавно сообщил, что его страна этого бы хотела. Тут надо понимать, что недавно бывший вице-президент США Джо Байден назвал главных врагов для Америки – это Никарагуа, Куба, Венесуэла, Китай и Россия (в такой последовательности). А с победой на президентских выборах умеренно-левого Обрадора к весёлой пятёрке прибавилась и Мексика. Она превратилась в ещё одного анфан террибль для американцев. Мексику начинают выдавливать из всех интеграционных структур, как до этого Венесуэлу. Это помимо строительства знаменитой стены Трампа.

Кстати сказать, на Форуме была целая секция по проблемам миграции. Я думала, это про то, как мексиканцы перелезают через стену и бегут в Штаты. На самом деле те, кто убегает в США, это не головная боль Мексики. А волнует их в основном миграционный приток из других стран – в первую очередь из нищих государств Центральной Америки, типа Гондураса или Гаити.

Или вот у нас часто говорят про миграцию несчастных венесуэльцев, которые с котомками за плечами бегут в Колумбию. Только умалчивается, что 3 миллиона венесуэльцев перебрались в Колумбию, но за то же время 6 миллионов колумбийцев переехали в Венесуэлу… Вся Латинская Америка постоянно находится в движении.

Чавес и Кастро слушают нас

– Вы не раз бывали в Венесуэле и лично встречались как с бывшим президентом Уго Чавесом, так и с нынешним – Николасом Мадуро. Есть распространённая точка зрения, что Чавес был значимый исторический деятель, а вот преемник Мадуро совсем не тянет и на эффективного руководителя. Как вы на это смотрите?

– Действительно, я видела Чавеса, даже поцеловала его однажды на встрече в Москве. С ним вообще мало кто сравнится по личным качествам, обаянию, силе интеллекта. Чавизм – универсалистская идея, распространившаяся на огромный регион. В этом есть какой-то элемент мессианства. Чавес изначально был настроен на создание интеграционных объединений – Mercosur, Unasur, ALBA. Не секрет, что венесуэльцы благодаря своим нефтяным ресурсам помогали многим странам, Кубе, например. Существует двустороннее сотрудничество – нефть в обмен на кадры: врачей, учителей и так далее. Помог Чавес вернуться и сандинистам Даниэля Ортеги к власти в Никарагуа.

Понимая, что умирает от рака, Чавес мучительно выбирал преемника и остановился на двух соратниках – либо Диосдадо Кабельо, который, по многим оценкам, держал реальные бразды правления во внутренней политике и продолжает это делать сейчас, либо Мадуро. Выходит, что Мадуро в значительной мере принял из рук предыдущего лидера эту власть. Но он тоже не пальцем деланный – был водителем автобуса, потом стал профсоюзным лидером. Тоже очень симпатичный человек, харизматичный, располагает к себе. Но ему меньше повезло. Чавес – везунчик, такой же, как Владимир Путин, который пришёл на благоприятную экономическую конъюнктуру, связанную с высокими ценами на нефть, и воспользовался ей.

– В начале года мы наблюдали удивительную картину, когда спикер парламента Хуан Гуайдо провозгласил себя президентом и тут же полмира его признало в качестве главы Венесуэлы. Казалось, что власть Мадуро вот-вот падёт. Какова ситуация на сегодняшний день?

– Я была в Венесуэле в феврале, когда как раз Штаты руками Гуайдо пытались совершить госпереворот. Каракас выглядел как всегда: абсолютно мирный, солнечный, расслабленный город. Никаких очередей за хлебом или туалетной бумагой я не наблюдала, единственное, куда стояли очереди – это в банкоматы.

Там есть частные магазины и государственные, в которых на все основные продукты питания и базовый ширпотреб установлена фиксированная цена. Продовольственного дефицита нет, есть дефицит денег. Зарплаты маленькие. Для бедняков это не проблема, потому что государство оказывает помощь, выдаются продуктовые наборы, за коммуналку они ничего не платят, бензин полкопейки стоит, и кризис на них не отражается. А вот средний класс и богатые страдают.

Что касается Гуайдо, про него уже все забыли. У Штатов уже новый фаворит – Леопольдо Лопес. Правда, он уже который месяц прячется в испанском посольстве. А система власти функционирует в обычном режиме. Оппозиционный парламент, где Гуайдо был председателем (кстати, по ротации – они там регулярно меняются) так и остается на своём месте, издает законы, по которым живет страна.

– То есть ситуация примерно, как если бы Борис Ельцин парламент не расстрелял в 1993-ем, а они продолжил бы сосуществовать с Верховным Советом как два центра власти…

– Примерно так. Там вообще много забавных моментов. В Каракасе, например, два мэра – алькальда по-местному. Один чавист, другой – оппозиционер. Они очень хитро поделили районы города между собой: один избрался в богатых районах, где живет элита и бизнесмены, другой – в бедных и средних. При этом транспорт функционирует, улицы убираются, ЖКХ работает. В провинциях есть оппозиционные губернаторы. Из 23 штатов, кажется, в 5 или 6 оппозиция рулит.

Когда выходит миллион человек протестовать против власти, они не за Гуайдо – многие даже не знают, кто это такой. То есть это была абсолютная кукла, в которую не верили даже оппозиционеры. Я видела миллионные демонстрации за и против Мадуро, они ходят строго в разные дни, чтобы не сталкиваться и, не дай бог, никто не пострадал. Уровень гражданской ответственности очень высокий в народе. В условиях такого жесткого политического противостояния никто не стрелял, никто никого не пырнул ножиком.

– Какая сессия на Форуме пользовалась наибольшей популярностью?

– Организаторы специально выбрали название «Фидель Кастро и Уго Чавес – оправдала ли их история?» На неё пришло огромное количество как российских студентов, так и кубинских участников, которые шумно возмущались: как можно такие вопросы задавать? Эти люди вписали свои имена золотыми буквами в историю и не нуждаются в оправданиях.

Потом известный журналист и один из организаторов Форума Сергей Брилёв (он родился на Кубе, вырос в Уругвае, в совершенстве владеет испанским) начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна.

Ответил ему профессор из Гаваны: «Я родился в бедной семье, моя семья жила в хижине из пальмовых листьев. А сейчас я доктор наук. И если бы не революция, не кубинская медицина, меня бы не было в живых – погиб бы во время очередной эпидемии полиомиелита. Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей. И задавать такие вопросы, пусть и в игривой форме, недопустимо».

Источник: https://neva.versia.ru/na-forume-v-peterburge-goryacho-sporili-o-nasledii-kastro-i-chavesa

Я

"Решение Горбачёва покинуть Афганистан было страшным предательством" - моё интервью Экспресс-газете

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Моего отца казнили в результате предательства Горбачева»

«27 сентября 1996 года мой отец, Касем Искандер Мохаммед Юсуфзай, был повешен при взятии талибами Кабула, при захвате кабульского телецентра, вместе с десятками других лидеров государства, военных и гражданских руководителей и афганской интеллигенции, в один день с Наджибуллой и его братом Шахпуром Ахмадзаем. Светлая память всем» - такое сообщение увидел я на интернет-страничке москвички с вполне русским именем   -  Дарья Митина. И, разумеется, поспешил с ней связаться.

Оказалось, что Дарья активно занимается политикой. Она была депутатом Государственной Думы второго созыва от КПРФ, в 2014 году несколько месяцев являлась представителем МИД ДНР в Москве. По образованию историк - с отличием окончила МГУ. Но интересовала в первую очередь история ее собственной семьи.

- У меня было самое обычное советское детство, - утверждает Дарья. - Мама - кинодраматург, писала сценарии для фильмов, училась во ВГИКЕ. В институте она познакомилась с моим будущем папой - Касемом, который одновременно учился на режиссерском и операторском факультетах. К слову, такое совмещение разрешали только иностранцам.

Папа был из очень знаменитой семьи. Его отец Мохаммед Юсуф - премьер-министр Афганистана при короле Захир-Шахе. Он первым занял столь высокий пост, не являясь сердаром, то есть членом королевской фамилии. Прошел все этапы с низших должностей, был замминистра образования, министром иностранных дел, министром промышленности и горного дела. Именно при нем проложена магистраль Кабул - Герат - главная дорожная артерия страны, возведено множество предприятий. В 1963 году стал премьер-министром, но ненадолго. В октябре 1965 года на демонстрации полицейские застрелили двух студентов. И хотя дедушка никакого отношения к этой трагедии не имел, он посчитал делом чести подать в отставку. После этого занимал дипломатические должности в СССР, затем в Германии, где  и скончался в 1986 году.



Дедушка Дарьи Мухаммед Юсуф (в центре) с предсовмина СССР Алексеем Косыгиным и министром иностранных дел Андреем Громыко. Фото: © РИА «Новости»

- А ваш папа тоже видел себя влиятельным политиком?

- Совсем нет. Он был далек от королевского двора и страстно болел кино. Проучившись какое-то время в Оксфорде, он реализовал свою давнюю мечту - приехал в Советский Союз, который считал пионером кинематографа. В институте влюбился в маму. Когда «наметилась» я, стал уговаривать ее выйти замуж и уехать с ним в Кабул. Но мама категорически отказалась, заявив, что ее дом здесь. Затем отец уехал работать в Баку. Приезжал, привозил мне, совсем маленькой, какие-то подарки. Последний раз навещал, когда мне было два года, после чего мама перестала брать меня на эти встречи - папа был слишком чувствительным дядькой.  Кончилось тем, что он женился на азербайджанке. Но они поддерживали отношения до тех пор, пока маму не вызвали в органы и не попросили прервать контакты. Ей объяснили, что это может быть опасно для отца, поскольку  к власти в Кабуле пришли антисоветские силы.

У него все наладилось после апрельской революции 1978 года, когда в стране утвердилось просоветское правительство. Папа реализовал все навыки, полученные во ВГИКе, для создания национального афганского телевидения, которое он и возглавил. И успешно руководил им, находясь на рабочем месте до своего смертного часа.

- Кто, по-вашему, несет ответственность за его гибель, помимо талибов?

- Решение Горбачева покинуть Афганистан было крупнейшим предательством. Эта подлость ничем не была обоснована. Мы добились всех поставленных целей, несмотря на активное противодействие США. В стратегически важном регионе имели лояльную страну, в которой создали промышленность, сформировали интеллигенцию, технические кадры. Афганистан был одной из первых стран, кто признал молодое Советское государство. И на всем протяжении XX столетия, как ни странно, практически все афганские руководители относились к СССР хорошо. Решение уйти оттуда предопределило судьбу страны, отмотав ее развитие на 50, а то и на 100 лет назад. Сейчас это очаг международного терроризма и наркобизнеса.  Притом что со времен Обамы американский военный контингент с 14 тысяч вырос при Трампе до 30 тысяч, хотя Обама утверждал, что миссия закончена.

- Что произошло, когда Кабул захватили талибы?

- Судьба президента Наджибуллы и его брата, которые укрывались в миссии ООН, весьма печальна. Наджибулла был очень мудрым человеком, но судил о людях по себе. Думал, раз миссия ООН неприкосновенна, туда никто не войдет. Он ошибся... Но успел отпустить все свое окружение, оставшись лишь с братом и двумя охранниками. Братьев долго пытали, пытаясь добиться от них признания новых границ с Пакистаном. Не добившись этого, их оскопили и повесили, запретив хоронить.

Были убиты на месте или казнены десятки представителей прежней власти и интеллигенции. Моего отца повесили после взятия телецентра. У него был шанс спастись. Ему предлагали покинуть Кабул и бежать к Панджшерскому льву, Ахмаду Шаху Масуду - афганскому полевому командиру, который воевал с талибами. Но папа сказал: «Я разделю участь своего народа». Где его могила - неизвестно. И есть ли она... У меня нет даже его фотографии. Сохранились лишь его подарки. Один из них, детский столик под хохлому, до сих пор стоит в моей квартире.

- Есть у нас шанс вернуть свое влияние в Афганистане?

- Если будем поступать правильно. Вот в Сирии мы что делаем? Поддерживаем законное правительство, помогая ему уничтожать террористов, которых Запад пытается выдать за цивилизованную оппозицию. И это правильно. А в Афганистане мы почему-то пытаемся наладить диалог между талибами и официальной властью. Этого никогда не оценят ни проамериканский Кабул, ни талибские варвары, которые отрезают уши простым афганцам за участие в выборах. Заигрывание с талибами всегда плохо кончается.


«Во всем виноват Ельцин»

Генерал Борис Громов, командующий 40-й армией в Афганистане, считал, что советским войскам все же надо было уйти. Но чего категорически нельзя было делать, так это бросать союзников на произвол судьбы.

«Это как непотопляемый авианосец - оттуда можно достать кого угодно, - говорил Громов. - Китай рядом, Ближний Восток и Средняя Азия». По его мнению, правительство Наджибуллы имело шанс удержаться. «Пока Советский Союз выполнял свои обязательства и помогал Афганистану, особенно в военно-техническом отношении: поставкой боеприпасов, ГСМ, техники - там было все нормально. Наджибулла был неглупый человек, твердый, он держал в руках всю страну. Ровно в тот момент, когда Борис Николаевич Ельцин принял решение прекратить помощь, все посыпалось. Буквально сразу».

Еще до распада Советского Союза Ельцин и его люди начали напрямую взаимодействовать с лидерами моджахедов, стремясь вырвать внешнюю политику из рук Горбачева. В январе 1992 года прекращена поставка военного снаряжения и топлива режиму Наджибуллы. Авиацию, самое эффективное орудие против моджахедов, нечем стало заправлять. Это было началом конца...

Михаил Панюков


Из разговора Наджибуллы с советскими дипломатами:

«Ваш Горбачев нас предаст. Да и вас самих тоже. Но запомните: тогда союзного вам Афганистана уже никогда не будет. Потому что афганцы не забывают предательства».

https://www.eg.ru/politics/790050-druzey-nashey-strany-v-afganistane-pytali-veshali-i-oskoplyali-055692/

Я

О главном событии прошедшей недели

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вся Латинская Америка в гостях у России - в Санкт-Петербурге завершился IV Российско-Ибероамериканский Форум, о котором рассказывает его участник, секретарь ЦК ОКП Дарья Митина.

Чем латиноамериканский профессор отличается от российского? Какая новая головная боль появилась для США на карте Северной Америки? Вернутся ли через две недели левые к власти в Аргентине? Кто бежит из Мексики в США и из каких стран бегут в Мексику? Как латиноамериканская профессура оценивает боливарианские реформы в Венесуэле? Почему латиноамериканские страны недооценили потенциал чавистской власти и переоценили силу давления США? Где сегодня ищут нефть, чтобы компенсировать нехватку венесуэльской нефти? Почему Коминтерн так долго отказывал Латинской Америке в революционном потенциале? Почему кубинцы выстояли и не сломались? Чем для кубинцев была революция 1959 г.? Почему Кастро и Чавес не нуждаются в оправданиях? Почему коммунистические партии региона отказываются от самостоятельного выступления на выборах, а предпочитают формировать коалиции?



Я

Типа анонс

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Турецкую агрессию в Сирии против курдов сегодня вечером в  программе Владимира Соловьёва  будут комментировать Саид Гафуров и другие эксперты.