Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Не люблю жанр телефонного комментария - всегда получается коряво:). Но суть примерно передана:).

---------------------------------------------------------------------------------------------

Вопрос: Дарья, объясните, что вообще происходит сейчас в ДНР, существует ли в реальности так называемое перемирие, как на него реагируют в руководстве республики?

Дарья Митина: О каком перемирии можно говорить? После подписания в Минске соглашений ополчение соблюдало долгое время перемирие, но в ответ получало систематические нарушения со стороны украинской армии. Это одна часть проблемы. Другая часть проблемы в том, что на оккупированной территории республик орудуют наемные банды олигархов, так называемые территориальные карательные батальоны, они не подчиняются никаким соглашениям и действуют они самостоятельно. Поэтому угроза для Донецкой республики получается двойная: армия и добровольческие батальоны.

Вопрос: А что касается реакции руководства ДНР? Устраивает ли его политика Москвы, которая, кажется, и из России не очень понятна?

Дарья Митина: В каких-то случаях Донецк слушает Москву, а в каких-то нет, как это было уже неоднократно, вспомним ситуацию с перемирием или референдумом. Это и понятно, ведь есть некая программа-минимум, "красная линия", дальше которой Донецк не может позволить себе отступить.

Что касается плана Москвы и Киева о временном статусе-кво, от которого будут строить различные конфигурации, лично мне он тоже абсолютно непонятен. Ведь очевидно, что такая конструкция не продержится и четырех-пяти дней, а, главное, это не решает ни одной проблемы. Ради чего все это? Ну есть у Киева политические мотивы. На носу выборы, надо бы продемонстрировать военные победы, но их получить просто нечем, армия разгромлена в августе, и если бы Москва не выкрутила ополченцам руки, они бы уже стояли под Киевом. Приходится идти на временную стабилизацию. И тут интересы Киева и Москвы совпадают.

Москва не заинтересована в потере украинского рынка, Москва не заинтересована в пролонгировании действий западных санкций и введении новых и хочет спустить конфликт на тормозах, заморозив его до весны, в надежде, что слабая подготовка к зиме обеих воюющих армий приведет к тому, что противостояние и вовсе сойдет на нет. На самом деле этого, конечно, не будет.

А ситуация в Донбассе такова, что в Славянске, например, и других районах, оккупированных хунтой – реальная неонацисткая диктатура. Пропадают люди. Бесконечные убийства. Постоянно находят какие-то массовые захоронения. Краматорск – форпост карательных сил хунты. Там находится мини-концлагерь, с пыточными подвалами и пенитенциарными учреждениями.

Как рассказывают жители Славянска, в городе наступил 37-ой год, именно такой, как его представляют наши либералы - ночью забирают людей по малейшему доносу или по анонимке. Повсюду идут повальные аресты. Кроме того, нестабильна сама оккупационная администрация. Вот недавно славянскую администрацию снова обложили покрышками правые радикалы, которые требуют активизации проведения "АТО" и недовольны ее вялым ходом.

Вопрос: Приднестровский сценарий - это то, что хочет Москва? Это действительно так?

Дарья Митина: Да, это то, что хочет Москва, причем есть так называемый сценарий Малого Приднестровья, а есть сценарий Большого Приднестровья. Явно, что Москва хочет пойти по пути ублюдочного, редуцированного Малого Приднестровья, потому что если бы Донбасс целиком отчищался от войск хунты, а это более 7 миллионов человек населения и территория размером со среднюю европейскую страну величиной, только тогда можно было бы говорить о Большом Приднестровье. Малое Приднестровье – это ДНР и ЛНР в своих нынешних границах. Вот то, что продвигает Москва, переговоры по фактическому состоянию дел. Принцип такой: "Что успели отвоевать – все ваше". Но, повторюсь, этот вариант не устраивает ни Киев, ни Донбасс. Поэтому мне кажется, что единственная тактика Москвы (и это извечная ее тактика) – тянуть время. При этом момент для кардинального решения вопроса, как мне кажется, уже упущен.

Вопрос: Не прекращается идеологическая борьба вокруг Новороссии и за Новороссию в медиа, есть ли подобные процессы внутри самих республик? Правда  ли, что русские националисты подмяли Новороссию под себя, а "леваки" ее проиграли?

Дарья Митина: Я вижу, что тенденции антикапиталистические и антиолигархические в Донбассе очень сильны. Но Новороссия идеологически разная, как любое общество. Как вы опишете идеологически Россию? Это обычное буржуазное общество в переходном состоянии, как и Новороссия, то, что донбасские республики находятся сейчас в состоянии войны, этого не отменяет. Например, политическое руководство обеих республик неоднородно, хотя бы потому, что исторически оно складывалось из разных "кусков", разных групп влияния и разных персоналий. С другой стороны, в военное время понятно, что роль военного руководства возрастает существенно и есть разногласия по этой линии. Конечно, есть разногласия и по идеологической линии. Например, есть Верховные советы обеих республик, которые явно очень левые и антиолигархические и соответствующие принимают законы. Это понятно, ведь антиолигархический настрой свойственен всему украинскому обществу, только майданная часть Украины повелась на разводку политических манипуляторов и получила еще более олигархическую страну, чем до Януковича, когда олигархи не управляли страной напрямую, а опосредованно. Донецк, в свою очередь, реализует в чистом виде антиолигархическую тенденцию, которая была сильна вначале Майдана.

Старые олигархи в Донбассе уже не в игре, их влияние упало. Тот же самый Ахметов в итоге перехитрил сам себя и, сохранив свою империю, которая правда перестала приносить ему доход, он уже не имеет никакого политического веса. Кроме того, над ним также нависла угроза национализации. Это вообще ключевой вопрос внутренней политики Новороссии сейчас. Кое-что уже успели национализировать, где-то обьявили тендер на новых владельцев. Теперь будем следить, куда возьмет курс политика национализации народного хозяйства Новороссии. Есть социалистические устремления – национализировать всю промышленность. Есть проекты, связанные с перепродажей активов на конкурсной основе новым владельцам. Присматривается к активам Донбасса и российский бизнес, по крайней мере, пытается активно участвовать в процессе перераспределения. Многое будет зависеть от того, какую политическую конфигурацию обретет политическая конструкция власти в Новороссии. С одной стороны лидеры ополчения, военные лидеры многие говорят, что не дадут олигархам снова заполучить то, за что люди проливали кровь. Тот же Мозговой напрямую говорит, что все, кто не участвовал в вооруженной борьбе и сейчас просто хочет поживиться на крови воинов Новороссии, во власть не попадет. Я вполне допускаю, что политическая конструкция Новороссии разрушится вся, когда в кабинет придет человек с ружьем.

Вопрос: А что касается националистов?

Дарья Митина: Националистические настроения – это больше фантазии наших московских политологов. Я не вижу этого в Донбассе. Там вполне себе интернационал, а "Спутник и Погром" – это московская пиар-контора, которая имеет слабое отношение к реальности. Она анализирует, но ни на что не влияет. Я бы выделила две тенденции. Одна - советская струя, интернационалистическая. Так называемые ценности "Русского мира" – другой интересный аспект, другая тенденция. Однако ценности "Русского мира" мало отличаются от ценностей советского периода. Ценность большого государства для патриотов-монархистов - это Российская империя, для советского патриота – СССР. Для обоих – это большое многонациональное государство. "Русский мир" - это дружелюбие, Россия как сплав культур и национальных ценностей. Эта идеология противостоит дискриминационной модели украинского фашизма.

http://www.nakanune.ru/articles/19533

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments