Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Category:

В Москве прошли Дни иранского кино

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Неделю назад в московском Доме кино прошли Дни иранского кино    -    к сожалению, из-за загруженности на работе смогла побывать только на торжественном открытии и посмотреть один фильм.  Зато какой!!!

Фестиваль открыл Его Превосходительство Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран Мехди Санаи, а фильмом открытия  стала "Траншея 143",  которую я так и не успела посмотреть в сентябре в Казани, на Казанском Международном Фестивале Мусульманского Кино    -   есть всё-таки высшая справедливость и для нас, атеистов    -    хорошие  непосмотренные фильмы всегда догоняют нас:).



Если в Казани "Траншея...."  прошла почему-то практически незамеченной, то на проходящем сразу после казанского  оренбургском Международном кинофестивале "Восток  -  Запад"  режиссер фильма Наргес Абьяр получила приз за лучшую режиссуру, а исполнительница главной роли   Мерила Зарете    -  приз за лучшую женскую роль.   У себя на Родине Абьяр и Зарете получили соответственно приз зрительских симпатий и приз за лучшую женскую роль на иранском Международном фестивале "Фаджр".   Справедливость этих наград понимаешь с первых кадров "Траншеи...",  а досмотрев до конца, самый железобетонный и бесстрастный зритель не удержит слёз.

В иранском кинематографе тема ирано-иракской войны 1980-88 гг.    -    это целое большое направление, поддерживаемое на государственном уровне и породившее немало ярких кинолент.  В историческом масштабе прошедшие со дня окончания войны четверть века   -   как одно мгновение, и для иранской нации воспоминания о минувшей войне чрезвычайно чувствительны и свежи.  Ещё не все погибшие найдены и похоронены, много пропавших без вести, иранские школьники формируют поисковые отряды по поиску останков павших иранских солдат, ведут книги памяти.  По всем канонам международного права в прошедшей войне Ирак выступил агрессором, посягнув на иранские территории, а для иранцев война была освободительной и справедливой.  Кроме того, можно сказать, что Иран тогда действительно противостоял всему миру    -   на стороне Ирака   выступили и Соединенные Штаты, и  симпатизировавший Саддаму Хусейну СССР, и, по понятным причинам, коалиция Лиги арабских государств.  Иранцы воспринимали ту, в общем, локального значения войну как мировой поход против суверенитета молодой исламской республики,  и  национальное кино, посвященное прошедшим событиям, чаще всего снимается в патриотически-пафосном стиле,  с элементами героического эпоса,  с четким делением на чёрное и белое.

Помимо героических батальных картин об ирано-иракском противостоянии существует и другая линейка фильмов    -   о поствоенном синдроме, о людях, переживших войну, об исторической памяти, о том, как минувшие битвы отразились на психологии и судьбе современного иранца.  Фильм Наргес Абьяр  "Траншея 143", несомненно, из этой категории.   Героиня картины, проводившая сына на войну, живет ожиданием   -   мы видим её молодой женщиной, купающей  новорожденного, затем опять же молодой матерью школьника и его сестер, затем молодой матерью новобранца, снаряжающей сына в армию,  а затем начинаются изнуряющие, томительные десятилетия  ожидания и надежд.  Героиня Мерилы Зарете буквально проживает на экране эти десятилетия, на глазах превращаясь из молодой счастливой красавицы в старуху с потухшим взглядом, у которой война отняла смысл жизни и превратила её существование в ад безнадежности.  Пятнадцать лет после окончания войны героиня носит примотанный веревкой к поясу радиоприемник, чтобы, не приведи Аллах, не пропустить радостную новость об обмене пленных и долгожданном освобождении родной кровиночки, но жестокое, неумолимое радио рассказывает о ком угодно, только не о её  родном Юнисе.

Кульминацией фильма, несомненно, стала сцена марш-броска главной героини на другой конец страны, когда кто-то перепутал имена и сообщил матери об освобождении сына по обмену    -    окрыленная, опьяневшая от счастья устремляется она в дальний путь, забыв обуться, и  на глазах молодеет в предвкушении встречи с сыном, о которой она столько грезила, которую так отчетливо себе представляла, к которой так долго морально готовилась, и когда в конце пути выясняется, что с войны вернулся другой парень, не её сын,  она буквально на глазах съёживается, сморщивается, гаснет, взгляд подергивается мертвенной пеленой, и вот уже вместо цветущей сорокалетней женщины мы видим старуху, утратившую смысл жизни.  За одну эту метаморфозу в кадре Мерила Зарете, разумеется,  достойна высшей награды.

Финальные кадры фильма    -    матери наконец-то привезли сына, а точнее, то, что от него осталось,   -  пепел и обломки костей,    -    в гробу, накрытом иранским национальным флагом, и она укачивает сверток с останками, а перед глазами    -  вся жизнь, оставшаяся в воспоминаниях, то отчетливых, то смутных, как сновидение.

Сновидения    -   особый тканевой элемент картины.  Перемешанные с явью,  сны главных героев вплетены в повествование,  превращаясь в пророчества, религиозные предзнаменования,  ясновидение людей, потерявших надежду и переключившихся на иррациональные переживания.  Разговоры с сыном, являющимся матери во сне,  та самая траншея № 143, приснившаяся сослуживцам Юниса как указание места, где нужно искать погибшего товарища,    -    все эти полуреальные-полумистические  видения составляют значимую часть психологии людей, переживших трагедию войны.

На другие фильмы сходить не удалось, но надеюсь, что и они рано или поздно догонят меня;).
Tags: КМФМК, ММКФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments