Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Categories:

Саид Гафуров: "Курды решают всё"

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Саид Гафуров

Курды решают всё

К такому выводу можно прийти, анализируя события, происходящие сегодня в Ираке, Сирии, Турции


«Курдский вопрос» во внешней политике СССР занимал ключевое место. Как можно оценить нынешний уровень отношений России с курдскими структурами? Как складывались бы эти отношения, если бы Россия спасла от преследований Абдуллу Оджалана? Почему российские власти не предоставили убежище лидеру Рабочей партии Курдистана в 1998 году?


Курдский вопрос следует рассматривать, принимая во внимание важное обстоятельство: как выяснилось, курдские лидеры    –    умные, опытные и ответственные политики    –    в настоящий момент сами не хотят независимости. И это разумно и оправданно. На дворе ХХI век, глобальная тенденция состоит в уничтожении нацио­нальных границ и создании громадных региональных экономических рынков без таможенных и иных барьеров.

Лидеры курдов Ирака    –    Барзани и Талабани    –   после второй иракской войны могли бы получить независимый иракский Курдистан, но, не имея выхода к морю, предпочли максимальную степень автономии. Оджалан категорически отвергает обвинения в сепаратизме (правда, из тюрьмы, и неясно, насколько он свободен в высказываниях). Говорит, что Рабочая партия Курдистана борется за автономию и против политики туркиизации.

Учитывая, что борьба за влияние на курдское движение в нынешней ситуации в значительной мере ведётся экономическими методами, а в условиях кризиса и санкций в России деньги дорогие, политика Москвы в части турецких курдов, похоже, ориентирована на откол от Эрдогана его последних союзников из числа курдов. Именно на это, например, ориентированы меры ограничения российского туризма. Эрдоган, пытаясь расколоть сторонников РПК, создал льготные условия для инвестиций богатым курдам в туристический бизнес Анталии. Кресло под Эрдоганом шатается, и тактически это разумные меры, но в стратегической перспективе они просто недостаточно масштабны. Мы не сможем «перекупить» курдское движение у НАТО, а идеалист Оджалан по-прежнему в тюрьме.

Оценивая происходящее в 1998 году, сам Оджалан говорил: «Одним из ключевых и, по сути, первым шагом на пути реализации проекта «Большой Ближний Восток» стала операция против меня». И в этой связи было бы ошибочным, наивным полагать, что ельцинская Россия могла бы что-то изменить в переформатировании Ближнего Востока путём разыгрывания курдской карты. Даже осознав после Югославии роль, которую ей отводили американские хозяева мира. Даже учитывая, что кабинет возглавлял Евгений Примаков, который   –   как и все мы    –   начинал изучение общественных наук с работы Плеханова «О роли личности в истории».

Сам Примаков, безусловно, разбирался в курдском вопросе, но его точка зрения была сформирована преимущественно иракскими курдами и прежде всего кланом Барзани. Турецкие курды были вторичными по важности в сравнении с курдами иракскими, которые в итоге выступили союзниками НАТО по антисаддамовской коалиции, а поражение Саддама в конце концов сыграло такую важную роль в генезисе ДАИШ.

В октябре 1998 года Турция при организованной поддержке НАТО потребовала от президента Сирии Хафеза аль Асада выслать Абдуллу Оджалана, угрожая войной. Сам Оджалан не считал правильным отъезд из Дамаска и в стратегическом, и в идеологическом смысле. Боялся, что РПК в Сирии могла бы оказаться под ударом. Он вспоминал из тюрьмы: «У нас мог бы появиться шанс активизировать военные действия, подняв их на новый уровень, только в случае, если бы Сирия и Россия решительно встали за нашей спиной, оказав тем самым нам поддержку. Но эта поддержка не была оказана, более того, у обеих стран не было даже сил, позволявших удержаться им самим, и не было намерений нам помочь. Сирию могли оккупировать в течение одного дня, с севера    –    турецкая армия, а с юга    –    израильская. Если бы они не впали в панику, то смогли бы создать мне более удобные для базирования возможности. Но и этого не смогли предвидеть. Поведение России было ещё более бесчестным: ради проекта «Голубой поток» и десяти миллиардов долларов кредита МВФ нас силой выгнали из Москвы».

Координатор РПК в Москве Нуман Учар через лидера Либерально-демократической партии В. Жириновского обеспечил прибытие Оджалана в Россию. Наша страна, по словам лидера РПК, «пребывала на тот момент в состоянии экономического хаоса».

Оджалан вспоминает: «Нас встретил шеф российской контр­разведки, который также оказался неуступчивым. В таких условиях оставаться здесь было бы невозможно. Около тридцати трёх дней я пребывал там якобы тайно. Все те люди, у кого я оставался, кто проявлял ко мне какой-то интерес, были политики еврейского происхождения. Я верил в их честность. Они действительно хотели меня спрятать. Но я не считал бы этот метод правильным. В этот период Россию посетили и премьер-министр Израиля А. Шарон, и госсекретарь США М. Олбрайт. Премьером России был В. Примаков. Все они имели еврейское происхождение. Более того, в процессе был задействован также тогдашний турецкий премьер-министр Месут Йылмаз. В итоге, договорившись о проекте «Голубой поток» и кредите МВФ в размере десяти миллиардов долларов, они добились моего отъезда. То, что я предпочёл Москву, было обусловлено следующими причинами: как бы то ни было, но страна имеет семидесятилетний опыт социализма. Исходя из своих интересов или из интернационалистских соображений, но меня спокойно примут, думал я. Я не ожидал, что, несмотря на распад системы, они обнаружат такое моральное падение. Мы были лицом к лицу с упадком бюрократического капитализма, который оказался гораздо хуже капитализма либерального. Из-за позиции московских друзей мы переживали разлад чувств».

Что тут можно добавить?... Искусственно созданная дружба,    –    приходит к выводу Оджалан,    –    не может быть очень надёжной. Именно так курды расценивают отношения с нашей страной: «Моя вторая поездка в Россию была ошибкой. В этой ошибке сыграл свою роль Нуман Учар. Причины его поведения до сих пор мне неясны. Если бы я знал суть, категорически не выехал бы из Рима. Меня обманули. Я помню, как глубоко вздохнул, вылетев с натовского аэродрома на личном самолёте премьера Италии. Но это было подобно ситуации, о которой говорят «из огня да в полымя». В этот раз российская контрразведка доставила меня в аэропорт, убедив, что вывезут в Армению».

Оттуда Оджалан полетел в Душанбе, где пробыл неделю, вернулся в Москву, оттуда в Афины, затем в Минск…. В итоге всё кончилось захватом в Найроби.

Государственная дума, «исходя из приверженности идеалам демократии, гуманизма и защиты прав человека», обратилась к президенту Борису Ельцину с ходатайством о предоставлении политического убежища в России Оджалану, за которое проголосовало 300 депутатов самых разных политических убеждений. Но «Голубой поток» и миллиарды инвестиций в тот раз перевесили идеалы демократии, гуманизма и защиты прав человека. Так часто бывает. И не только у нас.

http://lgz.ru/article/-51-52-6537-24-12-2015/kurdy-reshayut-vsye/

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments