Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Пoбедитель французских президентских дебатoв называет свoим ближайшим сoюзникoм Сергея Удальцoва

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Жан-Люк Меланшон, кандидат, поддержанный Коммунистической партией Франции, оказался настоящим победителем предвыборных дебатов, состоявшихся 4 апреля. Опросы общественного мнения зафиксировали ощутимый прогресс политика, сопровождавшийся падением его конкурента за голоса левых    —    Бенуа Амона. Если под давлением непрекращающихся неудач Амон снимет свою кандидатуру, шансы Меланшона оказаться во втором туре кратно возрастут.

Политическая карьера Жана-Люка Меланшона    —    философа, участника протестов 1968 года, карьерного политика, сенатора, министра, наконец, раскольника и диссидента внутри Соцпартии    —    иллюстрирует путь, который проделали многие французские избиратели, поддерживающие левых. Меланшон разочаровался в готовности социалистов поддерживать неимущих, и сделал вывод, что на системных левых давит Евросоюз. Человек действия, политик пообещал поставить вопрос ребром    —     и добиться уступок от Брюсселя. В первую очередь экономических: наследник коммунистов уверен, что экономика Франции получит новый импульс, если евро будет стоить не дороже доллара, то есть нуждается в девальвации.

Другие меры, которые предлагает Меланшон, находятся в согласии с его главной идеей: Франции мешает неолиберальный Брюссель. В пику ему кандидат предлагает снизить требования по бюджетному дефициту, увеличить пособия и социальные выплаты, отменить трудовую реформу, выйти из договора о свободной торговле с Канадой, увеличить отпуск на 7 дней и рассмотреть вопрос о 32-часовой рабочей неделе. Меланшон ставит на увеличение внутреннего спроса, потенциально способное оживить рынок, и сокращение трудового дня, позволяющее занять всех безработных. Если экономические стратеги из Брюсселя против этого, то, по мнению кандидата, тем хуже для самого ЕС.

Еще выдвигаясь на выборах 2012 года (результат    —    11% голосов), Меланшон обещал жесткие переговоры с Евросоюзом. В 2017 году позиция леворадикала только укрепилась: теоретически он не исключает даже выхода из зоны евро.

Логическая трудность, с которой сталкивается кандидат от ультралевых, следует из его позитивного качества: готовности доводить свои мысли до конца. Выступая в защиту местного производителя и соглашаясь на протекционистские меры, Меланшон волей-неволей оказывается на поле французских националистов. Так, в логике пересмотра договоров с ЕС кандидат обещает ревизировать "директиву об оторванных работниках", разрешающую массовую миграцию трудовой силы внутри ЕС. С точки зрения Меланшона, речь идет о защите французских рабочих от нелояльной конкуренции. Однако того же требуют крайне правые, и за совпадение с ними ультралевый подвергается массированной критике во французских СМИ.

Та же тенденция к непроизвольному сближению с националистами прослеживается и во внешнеполитической программе Меланшона, ведь протекционизм в экономике кандидат готов распространить и на политику. Наследник коммунистов призывает вывести Францию из военного командования блока НАТО и в целом дистанцировать страну от Соединенных Штатов. Как по совпадению, того же самого с 1990-х годов добиваются и ультраправые, также разочаровавшиеся в американцах.

Стремление к политическому суверенитету сказывается на отношении к ближневосточным войнам, позиция по которым у Меланшона снова близка к националистической. Умеренную оппозицию в Сирии кандидат рассматривает в логике старых левых      —     и возмущен ее религиозным мракобесием. Меланшон не согласен, что поддержка группировок, далеких от левопрогрессистских ценностей, входит в интересы Франции — и потому предлагает сторониться политически активных мусульман.

Скептическое отношение к сирийским мятежникам (Меланшон считает их "бандами наемников", а не восставшим народом) сказывается на отношении политика к России. Сторонником кремлевского курса леворадикал себя, разумеется, не считает: своим единомышленником в РФ он называет экс-координатора "Левого фронта" Сергея Удальцова. Однако, по мнению Меланшона, Москва способна сыграть позитивную роль в Сирии, если сосредоточит свои усилия на поддержке светских сил. Зато Саудовскую Аравию и Катар леворадикал видит как серьезную проблему и обвиняет в распространении религиозного мракобесия.

Меланшон не осуждает Россию за возвращение Крыма. В планах политика    —    проведение большой мирной конференции по границам в Восточной Европе, на которую были бы приглашены все заинтересованные стороны. "Где начинается граница Украины     —    у берега Крыма или перед полуостровом,    —    я не знаю этого", — объясняет свою позицию Меланшон. Наследник коммунистов уверен, что восточноевропейские страны находятся в "тысячелетнем конфликте" с Россией, а задача Франции в этом противостоянии    —    не занимать ничью точку зрения.

В чрезвычайно напряженном пространстве французской политики многие ждут неожиданности или даже чуда. Для Меланшона подобное чудо может случиться, если, отчаявшись в своих шансах, кандидатуру снимет кандидат от системных левых Бенуа Амон. Экономические программы обоих кандидатов близки, однако Амон уверен, что добиться желаемого можно      —     и не конфликтуя с ЕС. Позиция едва ли обоснованная, тем более что этим путем уже пытался проследовать нынешний президент Франции Франсуа Олланд, но не преуспел.

Избиратели ультралевых и многие более умеренные левые уверены, что без столкновения с Брюсселем не обойдется. Если Амон согласится включиться в эту логику, то у Меланшона появляется шанс.

https://ria.ru/world/20170406/1491648458.html

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments