Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Categories:

Пo встрече Ина и Ына - без треска и сoплей, читать Асмoлoва

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Небoльшoй хoлoдный душ на гoлoвы любителей селфи с кoтиками oт ведущегo рoссийскoгo кoрееведа Кoнстантина Асмoлoва makkawity .  Ocoбеннoе внимание oбратите на финальную часть интервью.


27 апреля новостные ленты оказались переполнены сообщениями с Корейского полуострова.

«Лидеры КНДР и Южной Кореи встретились впервые за 11 лет!»
«Президент Южной Кореи впервые в истории ступил на территорию КНДР!»
«Третий саммит двух корейских государств с 2000 года готовит почву для денуклеаризации полуострова!»
«Пхеньян сдает позиции под нажимом Вашингтона и Сеула!»
«КНДР и Республика Корея пообещали друг против друга не воевать!»
И даже — «Историческая встреча между президентом Мун Джэ Ином и лидером КНДР Ким Чен Ыном открывает путь к объединению двух государств!»

Пантомима и воркования

Безусловно, было очень интересно наблюдать за той пантомимой, которую Мун и Ким устроили возле военно-демаркационной линии… Но делать на ее основе далеко идущие выводы мы бы повременили.

Ведь сообщения о том, что Северная Корея «наконец-то выходит из режима самоизоляции» и «Пхеньян идет на попятную», с начала XXI века появлялись уже неоднократно. Но всякий раз после них оказывалось, что Ким Чен Ын руководствуется русской поговоркой «А Васька слушает, да ест», а вовсе не американскими, южнокорейскими или японскими методичками.

Несмотря на давление извне, северокорейский лидер продолжал следовать собственным, наиболее выгодным для руководства КНДР внешнеполитическим курсом, попутно не забывая подталкивать вперед северокорейскую ракетно-ядерную программу.

Поверить после этого в то, что 2018 год станет годом коренного изменения вышеописанных тенденций, было бы опрометчиво… Даже с учетом воркования Муна и Кима вокруг совместно посаженной рядом с демаркационной линией сосны и подписанной лидерами двух Корей декларации.

Договорились договариваться

Чтобы разобраться в происходящем, Федеральное агентство новостей обратилось за комментариями к кандидату исторических наук, ведущему научному сотруднику Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константину Асмолову.

— Константин Валерианович, как вы оцениваете реальные итоги третьего межкорейского саммита? Если судить по кричащим заголовкам не только ряда отечественных, но и иностранных СМИ, в Корее произошло настоящее чудо… Разве не так?

— Нет. Итогами встречи лидеров двух корейских государств лично я несколько разочарован.

— Вы ожидали большего?

— Я надеялся, что Мун Джэ Ин и Ким Чен Ын подпишут более содержательную декларацию об отказе от враждебных намерений по отношению друг к другу.

— Но они же подписали документ с очень пафосным названием: «Пханмунджомская декларация о мире, процветании и объединении Корейского полуострова».

— Эта декларация — лишь красивый набор развернутых обещаний, перепевающих аналогичные документы 2000 и 2007 годов. То, что объявлено, отчасти откатывает уровень напряженности на уровень 2013—15 годов, но чего-то нового и прорывного нет.

— Значит, этот документ ни Муна, ни Кима ни к чему не обязывает?

— Именно. Договаривающиеся стороны в очередной раз договорились договариваться, принимать в этом процессе активное участие и вместе «двигаться к...» Иной конкретики в «Пханмунджомской декларации» практически нет.

Не хватало селфи с котиками!..

— Почему же так получилось?

— Возможности сторон ограничены. Серьезные вопросы, которые могли сорвать саммит, не поднимались. Политическое взаимодействие ограничено спецификой американо-южнокорейских отношений. Возможности налаживания экономического сотрудничества Пхеньяна и Сеула сильно ограничены санкционным режимом, действующим в отношении КНДР.

Как следствие всего этого, при организации встречи пришлось сделать упор не столько на реальные договоренности, сколько на их имитацию, красочную картинку и поиск скрытых смыслов.

— В чем последнее выражалось?

— Например, в акценте на лишенном конкретики, но очень красивом символизме в духе «Мы вместе торжественно посадим Пак Кын Хе… Ой, простите — дерево дружбы. И польем его водой из рек двух наших государств». Для достижения максимально возможного градуса умиления не хватало, пожалуй, только селфи с котиками, но к сожалению, в Корее их традиционно боятся… Все остальное было пущено в ход!

— Судя по подчеркнуто оптимистичным заголовкам СМИ, стратегия Кима и Муна отлично сработала. Думается, если бы кто-то из этой пары был Трампом, он после сегодняшней встречи вполне мог тиснуть в твиттер строчку «Миссия выполнена». Да, Ким с Муном ни о чем особом не договорились. Зато как обнимались!..

— Да, худой мир лучше ссоры, и еще месяца два-три мы с большой вероятностью поживем без обострений.

Объединение невозможно

— Кстати, в связи с «обнимались» хочется озвучить вопрос, который — мы просто уверены в этом — сегодня крутится у многих на языке.

— Да, пожалуйста.

— На ваш взгляд, существуют ли предпосылки для объединения КНДР и Республики Корея? Ведь понятно, что появление на Корейском полуострове единого государства с сильной экономикой, мощной промышленностью и не самой слабой армией, чья боевая мощь будет дополнена ядерным оружием и средствами его доставки, может самым радикальным образом изменить геополитическую ситуацию в Юго-Восточной Азии.

— Да-да, я сегодня часто слышал размышления на эту тему: «Корея скоро будет единой. С экономикой, как у Юга, и ядерной независимостью, как у Севера!..» Знаете, все наоборот: если Корея будет единой, то у нее будет экономика, как у Севера, и, как бы это помягче сказать, независимость, как у Юга. Но главная проблема даже не в этом.

— А в чем?

— В том, что предпосылок для объединения КНДР и Республики Корея на данном этапе просто не существует. Те, кто рассуждают о возможном объединении двух корейских государств, совершенно упускают из вида ряд очень важных нюансов. Их много, поэтому упомяну лишь те, что лежат на поверхности.

Например, совершенно непонятно, на чьих условиях может произойти объединение КНДР и Республики Корея. 3-я статья Конституции Республики Корея распространяет южнокорейскую юрисдикцию на весь Корейский полуостров. Иными словами, для Южной Кореи КНДР — это не страна, а антигосударственная организация. Грубо говоря, Сеул смотрит на КНДР так же, как Киев смотрит на ДНР и ЛНР.

— То есть для официального Сеула КНДР — это не суверенное государство, а некое «незаконное вооруженное бандформирование»?

— Да, примерно так. А еще объединение влечет за собой море экономических, политических и социально-психологических проблем.

— Исходя из подобной логики объединение, конечно, становится проблематичным. Разве может нормальное государство объединяться с «бандформированием»? Конечно, нет. Зато можно сделать красивые и эпатажные фоточки встречи с лидером «бандформирования»!..

— Вот именно.

https://riafan.ru/1051620-obedineniya-dvukh-korei-ne-predviditsya-ekspert-o-vstreche-kima-i-muna

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Изучая википедию

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Птица декабря

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Планы на завтра

    -------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments