Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Categories:

Заметки на пoлях Фестиваля - 9

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




Есть в сетевом лексиконе такое слово   -    «милота».  Употребляется, когда умиление зашкаливает.  Так вот, зашкаливает оно в прямом смысле слова при просмотре трогательной до слез ленты израильтян  Данель Эль-Пелег и лауреата Пулитцеровской премии Уриэля Синая «Дикие»,  победившей на внутриизраильском конкурсе докфильмов DocAviv.   Бесхитростная,  снятая без каких-либо сценарных или операторских изысков картина  о  работе приюта-лечебницы для диких животных в Галилее  стала в буквальном смысле слова памятником её главному герою   -    Шмулику, молодому израильскому доктору Айболиту,  скоропостижно скончавшемуся в возрасте Христа  сразу после съёмок.  Не знаю, насколько уместны такие сравнения применительно к людям нехристианского вероисповедания, но ветеринар Шмулик и его коллеги  действительно  выглядят всемогущими богами для страдающих собак, гиен, попавших в приют с огнестрелом, пингвинёнка, за аппетитом которого с тревогой следит вся больница,   отравленных в озере Кинерет птиц,  успешно с помощью Шмулика разродившейся оленихи с неправильным предлежанием плода, искалеченного  отморозками ёжика.  Добрый доктор Шмулик исходит каким-то внутренним свечением, когда много месяцев подряд терпеливо делает массаж газели, на которую уже все махнули рукой и рекомендовали к усыплению, и чудо происходит   -  она встает и идёт, и есть в этом исцелении подлинно библейские смысл и мораль:  доброта лечит и способна творить чудеса.  А если чуда всё-таки не произошло  (при виде тушек мёртвых птиц и мышей у зрителя предательски начинают работать слёзные железы),  то принять это легче всего тогда, когда ты сам сделал всё, что мог и что от тебя зависело. 

Казалось бы, снять такой простой по исполнению фильм легче лёгкого:  ставь себе спокойно камеру в разные операционные, да уходи по своим делам, периодически переставляя её из операционной для птиц в операционную для зверей.  Но авторам важно не просто фиксировать операции, уколы и перевязки    -    они сняли настоящую философскую притчу о божественной природе человека, который чувствует себя нужным и хочет помогать всякой живой твари.  Несколько снятых сверху планов пустынного рамат-ганского холма, где приткнулась зверячья больница, отсылают нас к фотокартинам Жана Артюса-Бертрана,  крупные и сверхкрупные планы оленьего глаза и пота над губой врача, которому предстоит принять решение об усыплении четвероногого пациента,  плавный перевод камеры с людей на братьев их меньших,      -   вот, собственно, и все приёмы  оператора и фотожурналиста с мировым именем Уриэля Синая, и в этой простоте залог красоты и ясности восприятия.   Фильм заканчивается  кадрами тель-авивского зоопарка,  где многодетные израильские семьи тыкают пальцами во вчерашних пациентов  доброго доктора Шмулика, не подозревая, какой титанический труд скрыт за пределами клеток и вольеров, а какой-то ортодоксальный папаша,  показывая дитяти антилопий рог,  важно изрекает:  «Это шофар, сынок».  Обыденное, восходящее к божественному     -    это и есть лейтмотив доброй и светлой картины Эль-Пелег и Синая.           
             
Tags: ММКФ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments