Дарья Митина (kolobok1973) wrote,
Дарья Митина
kolobok1973

Categories:

«Мы не сдаёмся», реж. Марк Вайсе

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





Один из самых дискуссионных фильмов документального конкурса    -   получившая на ММКФ приз Гильдии неигрового кино и телевидения публицистическая картина «Мы не сдаёмся» немецкого режиссёра Марка Вайсе, испытывающего профессиональный интерес к восточно- и юго-восточноазиатскому региону.  Авторитарный президент Филиппин Родриго Дутерте посвятил свою жизнь жестокой, без правил и пощады борьбе с наркомафией, а активисты филиппинских неправительственных организаций и журналисты интернет-портала Rappler посвятили свою жизнь борьбе с президентом Дутерте,   -   «….. потому что жизнь   -  борьба». Фильм Марка Вайсе   -   нарисованная широкими мазками панорама этого тройного противостояния, оставляющая вопросов гораздо больше, чем дающая ответов.

Фильм начинается предвыборным интервью Дутерте, тогда, в 2015 году ещё мэра крупнейшего филиппинского порта Давао, которое у него берёт мужеподобная журналистка Мария Ресса, основатель и главред сайта Rappler. Собеседники пока ещё мило воркуют  -   последний раз в жизни, после этого интервью вот уже пять лет они слышать друг о друге спокойно не могут. Мэр Давао, руливший городом семь сроков подряд и прославившийся бескомпромиссной борьбой с наркопреступностью, теперь претендует на высший пост в стране, и его слова имеют уже совсем иной вес. А слова эти страшные, поражающие наповал своей откровенностью: «Я убивал и буду убивать. Недавно я убил троих, и это только начало. В стране будет военная диктатура с опорой на полицию и армию. Моё главное предвыборное обещание   -   будет много крови!»

У Дутерте обманчивая внешность: он похож на малообразованного парвеню из низов, тогда как на самом деле он потомственный лидер, белая кость, выходец из семьи политиков высшего эшелона. Свои предвыборные обещания он выполняет неукоснительно   -   по словам той же Марии Рессы и миловидной журналистки Чай Хофиленьи, специализирующейся на расследовании внесудебных полицейских расправ, за первый год президентства Дутерте «эскадронами смерти» было казнено 7 000 человек, а к моменту съёмок картины «Мы не сдаёмся»   -   порядка 25 000 – 30 000 человек, заподозренных в причастности к распространению наркотиков. Интернет-портал Rappler, детище неравнодушных журналисток, превращается в точку сбора борцов с диктатурой Дутерте и полицейским произволом. Помимо видеофрагментов очных перепалок журналисток с хамящим им Дутерте на пресс-конференциях, нам показывают главную часть «расследований»: беседы с некими мужчинами с завязанными лицами, которые представлены как наёмные убийцы, согласившиеся на интервью: помимо прейскуранта на убийство человека (200-400 долларов за дилера или сбытчика, 100 долларов за случайного человека, попавшего под раздачу,   -   «убивай всех, Бог на небе узнает своих!»), мы узнаём немало леденящих душу подробностей   -   о способах убийства, о том, как смертельные «зачистки» становятся семейным бизнесом (киллеры подряжают на исполнение заказов своих жён), о том, как эта мясорубка превращается в государственный бизнес, поставленный на поток.

Сама борьба активистов с президентским авторитаризмом ничем не отличается от аналогичной борьбы в любой стране и идет по знакомой схеме: сначала журналистам угрожают, присылая их же собственные фото в гробу, затем погромщики навещают редакцию, затем Rappler изгоняют из правительственного пула, затем лишают лицензии и начинается полоса судов, затем фото Марии Рессы как Человека Года украшает обложку журнала Time, затем её сажают в тюрьму, затем выпускают под залог, затем дознаватели международного отдела Гаагского трибунала потирают руки в ожидании Дутерте («Данные, собранные правозащитниками   -   это не новая нефть, а новый плутоний!»),   -   в общем, всё по накатанной.

Помимо неравнодушной общественности, в оппозиции Дутерте широкие слои статусных политиков: один из главных спикеров в картине Вайсе   -  бывший сенатор Антонио Трильянис, бросивший публичный вызов сыну диктатора, нынешнему вице-мэру того же Давао Паоло Дутерте, которому он предлагает «показать спину»: по утверждению Трильяниса, татуировка на спине Дутерте-младшего указывает на его принадлежность к мафиозной «китайской Триаде» (откуда у него познания о таких интимных подробностях, в фильме не поясняется). Трильянис дает интервью авторам фильма, сидя в кабинете с пуленепробиваемыми окнами   -   он убеждён, что семья Дутерте заказала его убийство. Увы, антипрезидентская активность Трильяниса не снискала поддержки населения, и в прошлом году сенатор получил приставку «экс-»   -   оппозиция потеряла все места в филиппинском Сенате.

«Мы не сдаёмся»   -   очень неровная картина. Первая часть, «про кровавого диктатора», выглядела многообещающе   -  зритель предвкушал сенсационные «скандалы, интриги, расследования», громкие разоблачения, «назовём всех поимённо», «не забудем, не простим».  Увы, на бомбу продемонстрированный материал не тянет    -   одно-единственное видео отвратительного качества с уличной камеры, где кто-то в кого-то стреляет (нам предлагается поверить, что это убийца из «эскадрона смерти» ликвидировал оппозиционного политика) и пара неизвестных существ мужского пола в тапочках и с платками на лицах (нам предлагается поверить, что это хладнокровный киллер, а не сосед главной героини). В какой-то момент журналисты Rappler и правозащитники в своих пафосных интервью переключаются с темы кровавого сатрапа на тему «Моя борьба»   -   и дальше повествование идет уже не о преступлениях режима, а о себе, любимых, в священной борьбе с режимом. Российский зритель, например, сразу начинает зевать   -   такого добра и у нас валом.

Режиссёр Марк Вайсе использует нехитрый и проверенный художественный приём бинарных оппозиций. На чьей он стороне, догадаться нетрудно   -   он принимает роль рупора либерально-правозащитной филиппинской общественности, отсюда это абсолютно чёрно-белое восприятие филиппинских реалий, где Дутерте   -  плакатный, опереточный злодей, Абсолютное Зло, а сражающиеся с ним журналисты и правозащитники   -   Рыцари Добра и Света. О чём умалчивает автор и его герои? Ну, например, о том, что Дутерте, прозванный в народе «Палач», семь раз переизбирался на пост мэра, о том, что его политику, по опросам, поддерживает 76% филиппинцев, о том, что за пять лет его президентства наркопреступность снизилась в разы, о том, что внесудебные расправы   -   основной метод борьбы с наркомафией не только на Филиппинах, но и в Таиланде, Сингапуре, Индонезии, Малайзии, просто Дутерте   -   единственный из лидеров, публично называющий вещи своими именами.

Tags: ММКФ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Текущее - 1

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • В кои-то веки соглашусь

    -----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Текущее

    --------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments