Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Я

График на мос.ру починили

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Посмотрела график отключения горячей воды. Горячую воду нам отключают в день рождения моего свёкра Закерии Шагизановича Гафурова, включают обратно   -    в день рождения моей бывшей свекрови бабы Вани.  Аккурат посерединке   -   мой день рождения, который пройдет без горячей воды:).  Надо на море уезжать
Я

Чудеса в решете

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Владимир Владимирович публично сообщил чужим тёткам мобильный телефон Никиты Сергеевича. Никита Сергеевич, женатый человек, обиделся и публично зачитал конфиденциальные письма Владимира Владимировича, в котором член КПСС с 1967 года Владимир Владимирович доказывает вечно беспартийному Никите Сергеевичу губительность советской партократии, а также выдержки из разных досье на Владимира Владимировича.

В общем, один   -   ноль в пользу Никиты Сергеевича. И кстати   -   мне очень понравился его шарфик. Я не знаю, как этот цвет называется, но это мой любимый цвет.

Я

Два слова про Крылова

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сегодня люди разных взглядов (и, казалось бы, люди с  разных планет) на сайте Fitzroy публикуют всякие слова об ушедшем вчера Константине Крылове. Я тоже пару слов написала.


"До последнего надеялась, что выкарабкается после инсультов Константин Крылов, он же Михаил Харитонов, он же Юдик Шерман, он же один из самых талантливых мыслителей и интереснейших писателей современности   -   мой абсолютный, диаметральный идеологический противник и добрейший друг в реальной жизни.

Мне, находившейся с Константином в непересекающихся ценностных мирах, трудно писать, как это обычно принято   -  «российская (или русская, так бы больше понравилось покойному) общественная мысль понесла тяжёлую утрату….», и т.д., и т.п.   -   трудно найти людей с более перпендикулярными взглядами, чем у нас с Крыловым. Я начала читать его тексты задолго до личного знакомства, и поначалу мне казалось, что их автор воплощает всё наиболее мне ненавистное, пожирает живьём детей и даже внешне напоминает Кащея Бессмертного. Саркастично-злой, отрицающий всё, что свято для меня и людей моего мировоззрения, Крылов казался таким плохишом, от которого надо держаться подальше. Когда наконец знакомство состоялось, и мы стали общаться лично, мне трудно было поверить, что этот добродушный, внешне мягкий и округлый, располагающий к себе, ироничный и, что самое главное и чего всегда так не хватает людям его калибра, обладающий убийственной самоиронией человек и есть Крылов. Экстремист (признан таковым судом) и карбонарий, нигилист и скептик, Костя кусал российский бонапартизм справа, тогда как мы    -    слева. Едкий анфан террибль и всем неудобный остроумец, в жизни это был добрый, нежный, ранимый и очень человеколюбивый персонаж, излучавший оптимизм и заражавший им всех вокруг.

А потом, уже через какое-то время я с изумлением узнала, что «идеолог русского национализма» Крылов и яркий писатель и фантаст Михаил Харитонов   -   одно и то же лицо, и тут мне всё стало понятно.

Конечно, никаким идеологом русского национализма Крылов не был. Он был талантливейшим, самобытнейшим писателем, и в памяти потомков, уверена, останется именно им, его худлит намного переживёт «программные» манифесты. Был едким публицистом, тонким наблюдателем действительности, её последовательным критиком, посягающим на переустройство мира социальным философом. Мы неоднократно с ним спорили, очно и заочно, о том, что никакого русского национализма нет и быть не может,    -   точнее, может быть только карикатурным, фофудьеносным, погромным, с капустой в бороде. В целом же это абсолютная химера. Костя не соглашался и приводил в пример достойные имена звезд русской общественной мысли   -   но ведь они, при внимательном прочтении с лупой в руках, никакими националистами не были. В России национализм сколь усиленно, столь же и безрезультатно, веками насаждался властью с целью облегчения правящему классу этого самого властвования, а Крылов был системным противником навяливаемого сверху официоза. Его «национал-демократия» была антитезой квазивизантийской, позолоченной имперскости, и здесь он кардинально расходился с теми, кто называл его «уменьшителем».

И тут в полный рост встаёт проблема смешивания автора и лирического героя   -   когда человек настолько срастается с созданным им образом, что окружающие перестают понимать, где автор, а где нарисованный им персонаж. Да и он сам, наверно, уже перестает отделять одно от другого. Статьи Крылова, где он громит всё советское, красное, подчёркивает, как ему органически и эстетически чужды «комиссары» и «комиссарское», мы все помним. Хотите узнать, что такое когнитивный диссонанс? Откройте и прочитайте предисловие к первому тому его «Буратины» («Золотой ключик или похождения Буратины», так и оставшийся недописанным),   -    предисловие это всегда голос автора и его кредо,   -   и вам всё сразу станет понятно и про крыловский «национализм», и про его реальное, не книжное отношение к советской власти и к советскому прошлому.

Забавно и одновременно горько было наблюдать за тем, как кремлёвская власть задушила в зародыше поползновения Крылова и его единомышленников создать партию (никакой партией НДП, конечно, не была, а была именно что кучкой интеллектуалов, пишущих тексты), а потом ещё и влепила ему «экстремистскую» статью как угрожающему российской общественной безопасности. Если у нас все экстремисты будут такими, как Крылов, то за российское общество и его безопасность я спокойна.

Тут уже один либеральный долбоклюй дописался до того, что, мол, была бы у Крылова нетеоретическая возможность, он бы давно взялся за ножи. Так вот, можете быть уверены   -   никогда бы не взялся сам и никогда не подстрекал других (в отличие от целого ряда персонажей, фамилии которых широкой публике тоже известны). Именно в таких случаях наша либеральная рукопожатная общественность просвечивается, как рентгеновским лучом   -   приверженцы либерального тоталитаризма всегда были, есть и будут идеологической обслугой власти и её спичрайтерами. Крылов такой обслугой не был и никогда бы ей не стал.

Хотите верьте, хотите нет, но последняя моя встреча с Крыловым была посвящена обсуждению планов участия Саида Гафурова в работе редакции журнала "Вопросы национализма". Собственно, Крылов сделал это предложение давно (реакции Саида он почему-то опасался:), поэтому закинул пробный шар через меня), сказав, что националистический журнал без хотя бы одного интернационалиста в составе редакции это неправильный журнал. Саид согласился, потом журнал забуксовал из-за финансовых и организационных трудностей, а этой зимой мы с Костей возобновили этот разговор. Это могла быть очень интересная работа, которой теперь, увы, не будет.

Увы, не будет и многого другого, но оставленное Костей литературное наследие обширно и сегодня. Крылов фонтанировал идеями, статьями, манифестами, романами, детскими сказками, притчами, фантастическими повестями. Всё это доступно для чтения и, безусловно, будет востребовано и читаемо. Это   -   высококлассная литература.

Абсолютное большинство так называемых «гуманитариев»   -   это просто люди, не способные к точным наукам. Крылов как раз таким «гуманитарием» не был   -   он по первому, базовому образованию физик-кибернетик, закончивший лучший физический вуз страны.

У него остались жена, его единомышленник и соратник Надежда Шалимова, и девчонки, которым желаю стойкости и сил."

Д. Митина

https://fitzroymag.com/blog/o-konstantine-krylove/

Я

О чем мы говорили с Крыловым в последний раз

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хотите верьте, хотите нет, но последняя моя встреча с Костей  krylov была посвящена обсуждению планов участия  Саида Гафурова  в работе редакции журнала  "Вопросы национализма".  Собственно, Костя сделал это предложение давно (реакции Саида он почему-то опасался:), поэтому закинул пробный шар через меня), сказав, что националистический журнал без хотя бы одного интернационалиста в составе редакции это неправильный журнал.  Саид согласился, потом журнал забуксовал из-за финансовых и организационных трудностей, а этой зимой мы с Костей возобновили этот разговор.  Это могла быть очень интересная работа, которой теперь, увы, не будет.
Я

Итальянская газета La Repubblica накануне юбилея Сами Знаете Кого задала мне три вопроса:

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





La Repubblica: Что лично для вас означает Ленин?

-   Я коммунистом родилась, прожила 46 лет, коммунистом и умру. Для меня Ленин    -    спутник всей моей жизни, главный авторитет, барометр, нравственный камертон. Мыслители такого масштаба появляются, может быть, раз в тысячелетие, и я горжусь тем, что Ленин    -    мой соотечественник. Прожив относительно недолгую жизнь, Ленин, уверена, был счастливым человеком, потому что мыслителей много, но совсем не каждому дано воочию увидеть свой воплощённый социальный идеал    -    Ленин был не только создателем революционной теории, но и успешным практиком, благодаря своему гению получившим возможность реализовать свои теоретические построения, проверить их на практике. Ленин постоянно присутствовал в моей жизни    -    портреты и многотомное собрание сочинений дома, воспоминания о Ленине в детских книжках, рассказы родителей (мой покойный прадед, которому я обязана своей фамилией, близко работал с Лениным, был большевиком ленинской плеяды, закончил свою жизнь в трагическом 1937-м, но успел многое рассказать своей дочери    -    моей бабушке).  В отличие от многих современных «стихийных коммунистов», испытывающих инстинктивную симпатию к ленинской личности, наследию и взглядам, я коммунист не стихийный, а сознательный    -   мне повезло вдвойне: во-первых, учиться в школе, когда ещё общественные науки преподавали в марксистско-ленинском ключе (включая произведения самого Ленина, включенные в программу); во-вторых, учиться на историческом факультете МГУ, где в самые тяжёлые и неблагоприятные для учёных-гуманитариев времена    -   1990-1995 гг.    -   доминировал разумный, объективный подход, и в целом предпочтение отдавалось марксистско-ленинской парадигме. На нашем факультете убеждённые антикоммунисты среди преподавателей были большой редкостью.

Собственно говоря, бессмертие Ленина    -   это именно то, что он всю нашу жизнь нас сопровождает: мы видим своими глазами правоту его учения и практики. Созданный им Советский Союз не только освободил мир от фашизма, но и по сей день задает социальные и нравственные стандарты для всего мира. Я объехала более 70 стран, и нет такой страны, где бы я не видела ленинских книг, его изображений, его последователей. Даже в тех странах, где изображения Ленина и коммунистическая символика под запретом, и за их публичную демонстрацию предусмотрена уголовная ответственность. Примерно от четверти до трети населения земного шара живет в странах, которые не отказались от ленинизма и ленинского опыта. Два года назад скептики были посрамлены, увидев, с каким размахом мир отмечал 200-летие Маркса, так вот, уверена, грядущее 150-летие Ленина будет отмечаться столь же широко, по всему миру.

La Repubblica: Что осталось от ленинского наследия в современной России?

-   Собственно говоря, от ленинского наследия осталась вся та страна, в которой мы живём . Всё то, что в нашей стране работает, крутится, вертится, кормит и поит, строит и возделывает, учит и лечит, освещает улицы и дома, говорит и показывает,      -    это всё ленинское наследие. Даже нельзя сказать, что без Ленина и его последователей наша жизнь была бы совсем иной,    -    абсолютного большинства из нас бы элементарно не было на свете.  Что касается внешней, символической стороны, то нужно признать, что в отличие от ситуации в других бывших советских республиках, в России народ не принял поначалу резво начатую ельцинистами «деленинизацию» и спустил её на тормозах. Имя Ленина сохраняется в основном и в топонимике, и в изобразительном искусстве, и в библиотеках, и в школьных и вузовских программах, правда, в сильно редуцированном объёме. Кафедр марксизма-ленинизма в вузах сейчас нет, но марксизм-ленинизм изучается. В крупных университетах существуют факультативы по марксизму-ленинизму, которые ведут учёные-марксисты; в последнее время, как грибы, плодятся молодёжные марксистские кружки, где ленинскому наследию уделяется огромное внимание, появляются десятки молодых видеоблоггеров, рассказывающих о Ленине и дискутирующих о нём.  Грядущее 150-летие В.И. Ленина академическая и общественно-политическая среда запланировала отметить с большим размахом (международные симпозиумы, ленинские чтения, конференции, выставки в Москве, Санкт-Петербурге (Ленинграде), Ульяновске, Казани и др.). К сожалению, эпидемия коронавируса внесла в эти планы существенные коррективы, и сейчас продумывается, как все эти мероприятия перевести в другой формат. Непосредственно в день ленинского юбилея, 22 апреля, на телеканале «Культура» будет спецвыпуск чрезвычайно популярного интеллектуального ток-шоу «Что делать?», целиком посвященный Ленину, с участием вашей покорной слуги  (в момент ответа на вопросы ещё было не известно, что телеканал "Культура" сдрейфит и зажмёт показ передачи  -    Д.М.).

Тем не менее, об отношении российских правящих кругов к Ленину нетрудно догадаться    -    трудно себе представить, чтобы крупная олигархическая буржуазия, правящая бал в стране, относилась с почтением к человеку, посвятившему жизнь уничтожению буржуазии как класса.  Каждый год, невзирая на протесты и открытые письма общественности, интеллигенции, писателей, политиков, тысяч неравнодушных граждан, власти на время проведения торжественного парада Победы 9 мая заколачивают мавзолей В.И. Ленина на Красной Площади несуразными фанерными конструкциями, драпируют его тряпками, грубо искажая исторический облик площади, чей ансамбль внесен в список памятников всемирного наследия ЮНЕСКО. А ведь именно к мавзолею Ленина после победы в Великой Отечественной Войне победителями были брошены 240 гитлеровских штандартов и знамен. Достаточно вспомнить о том, что до победы Великого Октября царская армия самодержавной России проигрывала одну военную кампанию за другой. Неспособность прогнившей российской монархии и её армии, строившейся на сословном неравенстве и зуботычинах, оказать достойное сопротивление врагу явилась одной из немаловажных причин самой революции. Красная Армия, у истоков которой стояли Владимир Ленин, возглавляемая им большевистская партия и советское правительство, сумели одолеть уже завоевавший к 1941 году полмира фашизм, принести народам свободу и возможность мирно развиваться.

Драпировка мавзолея, разумеется, не главный пример вытравливания российскими властями памяти о Ленине, просто достаточно наглядный. Главное, конечно,    -    стремление отказаться от ленинского наследия в повседневной практике, демонтаж завоеваний социализма, реванш крупного капитала, возобновление капиталистической эксплуатации. История развивается нелинейно, и для меня совершенно очевидно, что на путь развития, прорисованный Лениным, вернется не только Россия, но и многие другие страны.

La Repubblica: Насколько соперничество между разными коммунистическими организациями повлияло на утрату ленинского наследия?

-   Современная российская коммунистическая многопартийность (да и не только российская, в большинстве стран мира она существует), соперничество между разными коммунистическими организациями повлияло не на утрату ленинского наследия, а как раз наоборот    -    на его сохранение и приумножение. На отказ государства от ленинского наследия повлиял контрреволюционный верхушечный переворот 1991 года, утрата Коммунистической Партией Советского Союза власти в стране и последовавшее за ней уничтожение СССР.   Есть распространенная точка зрения о том, что коммунистическая однопартийность в советские годы и монополия КПСС на власть были как раз одними из причин краха Советского Союза. То же касается и ленинизма, который, не встречая идеологической конкуренции, находясь как бы в идейном вакууме, с течением времени перестал творчески развиваться. Что касается разобщенности коммунистического движения сегодня, то она парадоксальным образом способствует развитию ленинской теории, идеологическим дискуссиям, диалогу между коммунистами. Четыре относительно крупные коммунистические партии в современной России не объединяются между собой отнюдь не только по организационно-тактическим причинам и из-за амбиций лидеров, но, прежде всего, из-за идеологических разногласий, несмотря на то, что все четыре позиционируют себя как марксистско-ленинские. Наличие таких разногласий на данном этапе объяснимо, они как раз и стимулируют творческое развитие ленинских идей, поддерживая интерес к ним, а заодно и к их выразителям, в обществе.


#Ленин150

Я

Половина утешения

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Хоть и слабое, но утешение для тех, кому сейчас не хватает походов по ресторанам    -    моя мама никогда не была в ресторане. Ни разу в жизни, ни в советское время, ни в постсоветское. Она считала для себя, коммуниста, унизительным и неприемлемым    -    как это так, ты сидишь, как барыня, а официанты тебя обслуживают, как половые в дореволюционном трактире. Ходила только в столовые и кафе, где самообслуживание. В ресторан нам так и не удалось её ни разу затащить.

Она даже не поехала на банкет по случаю премьеры её фильма    -    после премьеры в Доме Кино все переместились в  ресторан отмечать, а она не поехала, единственная из всей съёмочной группы. 60-летие моего деда и мою первую свадьбу мы тоже отмечали у нас дома, в нашей квартире. Как, ну вот как у нас могло разместиться человек 50 гостей в первом случае и человек 70 во втором    -    я просто уже не помню:))). И ведь каждый ел-пил, а потом ещё и танцевали:)))

Я

Памятник распиздяйству

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пердимонокль с памятником Жукову    -    оказывается, тоже памятник. Хуцпе, с одной стороны, и распиздяйству    -   с другой. Диверсия уровня самолета Матиаса Руста на Красной площади.  Какие-то уебаны под носом у всех спецслужб пилят ножовкой особо охраняемый объект на цветмет.   Фильм "Старики-разбойники" помните?   В общем, тот же сюжет. 

Правда, после кунштюка с самолетом Руста половину советского Министерства обороны выпиздили ссаными тряпками. Если кто не знает, то несколько дней назад был назначен новый комендант Кремля. Может, это ему такая "прописка" была? По логике, после такого аццкого проёба выход один   -   заявление по собственному. 

Вот что Венедиктов по этому поводу на Эхе говорит: 

"А. Венедиктов  ―   Ой, я продолжаю копаться. Это история какая-то фантастическая. Чтобы вы понимали, вот это место, где стоит памятник Жукову.

А. Нарышкин  ―   Исторический музей. Самый центр.
А. Венедиктов  ―   Дело не в том, что он Исторический музей. Дело в том, что это зона комендатуры Кремля. И это зона охраны ФСО. Потому что когда Путин возлагает венок или кто-то – это вот эта зона, сколько метров. Поэтому там птица не пролетит. Я специально узнавал у моих московских друзей, они говорят, что для того чтобы там провести ярмарку какую-то, столько документов надо. Там без паспорта не зайдешь. Тут какие-то люди с какими-то подложными бумагами, я говорю со знанием дела, начинают сковыривать болгаркой…
А. Нарышкин  ―   Я видел.
А. Венедиктов  ―   Спиливать памятник и устанавливать другой памятник. То есть надо было загнать кран.
А. Нарышкин  ―   Загнали. Даже два.
А. Венедиктов   ―   В зону, она охраняется так же как Красная площадь. И сейчас идут большие разборки на самом деле среди тех, кто отвечает за безопасность вот этой территории. То есть это какие-то Остапы Бендеры в плохом смысле слова. Более того, там был предъявлен приказ министра культуры о замене памятника.
А. Нарышкин  ―   Прежнего.
А. Венедиктов  ―   Нет, нынешнего. Ольги Любимовой. Когда стали копаться в архиве министерства, обнаружили, что за этим номером приказ о другом. Подложный приказ. Я сегодня Ольге Любимовой написал, говорю: «Вы подписывали?» Она говорит: «Нет, конечно».
А. Нарышкин  ―   Это же бардак. Как это.
А. Венедиктов  ―   Я просто хочу обратить на это внимание, что это такая авантюра, такие жулики в центре Москвы у Кремля. Это как такой распад, потому что как Распутин, знахари какие-то появляются. А тут появляются какие-то жулики. Они жулики.
А. Нарышкин  ―   А цель-то конечная какая?
А. Венедиктов  ―   Поставить другой памятник. И поставить вот эту доску, внеся туда имена людей, которые не знали…
А. Нарышкин  ―   Патриоты настоящие.
А.Венедиктов: Это ложная доска. И Собянин про это не знал, могу тебе сказать. И Золотов про это не знал
А. Венедиктов  ―   Нет, там просто Жуковы не знали. Эра Жукова про это не знала. Это ложная доска. И Собянин про это не знал, могу тебе сказать. И Золотов про это не знал, тебе могу сказать.
А. Нарышкин  ―   Видел префекта Центрального округа, который там стоял рядом растерянный абсолютно.
А. Венедиктов  ―   Москва не знала совсем, просто, но, судя по всему, и другие не знали.
А. Нарышкин  ―   Это и смех, и грех. Это опасная история. Так можно провести чего угодно.
А. Венедиктов  ―   Вот я про это, да.
. Нарышкин  ―   А вот расследование, будут какие-то выводы?
А. Венедиктов  ―   Компетентные органы стали этим заниматься. Ну потому что это зона охраны президента. И там подгоняют краны, я уж не говорю об идиотизме, они украли у Жукова одну Звезду Героя. Он же четырежды герой. И поставили с тремя Героями. И когда я написал, а, вы не знаете, во время парада было три Звезды только. Это правда. Только предыдущий памятник был 4 Звезды. Вот тот, который они снесли.
А. Нарышкин  ―   Может это новая историческая реальность какая-то.
А. Венедиктов  ―   Ну обнулили что ли на одну Звезду.
"

https://echo.msk.ru/programs/observation/2609638-echo/?fbclid=IwAR3ghwzZePCQCJ9JmCCKTuIFmUvUNy1KBYlw1_XwJnpJBPsyuDASIMPi8Cw

Я

Эту статью Саид Гафуров написал в 2015 году, но все оценки остаются актуальными

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Курдский вопрос» во внешней политике СССР занимал ключевое место. Как можно оценить нынешний уровень отношений России с курдскими структурами? Как складывались бы эти отношения, если бы Россия спасла от преследований Абдуллу Оджалана? Почему российские власти не предоставили убежище лидеру Рабочей партии Курдистана в 1998 году? 

Курдский вопрос следует рассматривать, принимая во внимание важное обстоятельство: как выяснилось, курдские лидеры   –   умные, опытные и ответственные политики   –   в настоящий момент сами не хотят независимости. И это разумно и оправданно. На дворе ХХI век, глобальная тенденция состоит в уничтожении нацио­нальных границ и создании громадных региональных экономических рынков без таможенных и иных барьеров. 

Лидеры курдов Ирака   –   Барзани и Талабани   –   после второй иракской войны могли бы получить независимый иракский Курдистан, но, не имея выхода к морю, предпочли максимальную степень автономии. Оджалан категорически отвергает обвинения в сепаратизме (правда, из тюрьмы, и неясно, насколько он свободен в высказываниях). Говорит, что Рабочая партия Курдистана борется за автономию и против политики туркиизации. 

Учитывая, что борьба за влияние на курдское движение в нынешней ситуации в значительной мере ведётся экономическими методами, а в условиях кризиса и санкций в России деньги дорогие, политика Москвы в части турецких курдов, похоже, ориентирована на откол от Эрдогана его последних союзников из числа курдов. Именно на это, например, ориентированы меры ограничения российского туризма. Эрдоган, пытаясь расколоть сторонников РПК, создал льготные условия для инвестиций богатым курдам в туристический бизнес Анталии. Кресло под Эрдоганом шатается, и тактически это разумные меры, но в стратегической перспективе они просто недостаточно масштабны. Мы не сможем «перекупить» курдское движение у НАТО, а идеалист Оджалан по-прежнему в тюрьме. 

Оценивая происходящее в 1998 году, сам Оджалан говорил: «Одним из ключевых и, по сути, первым шагом на пути реализации проекта «Большой Ближний Восток» стала операция против меня». И в этой связи было бы ошибочным, наивным полагать, что ельцинская Россия могла бы что-то изменить в переформатировании Ближнего Востока путём разыгрывания курдской карты. Даже осознав после Югославии роль, которую ей отводили американские хозяева мира. Даже учитывая, что кабинет возглавлял Евгений Примаков, который   –   как и все мы   –   начинал изучение общественных наук с работы Плеханова «О роли личности в истории». 

Сам Примаков, безусловно, разбирался в курдском вопросе, но его точка зрения была сформирована преимущественно иракскими курдами и прежде всего кланом Барзани. Турецкие курды были вторичными по важности в сравнении с курдами иракскими, которые в итоге выступили союзниками НАТО по антисаддамовской коалиции, а поражение Саддама в конце концов сыграло такую важную роль в генезисе ДАИШ. 

В октябре 1998 года Турция при организованной поддержке НАТО потребовала от президента Сирии Хафеза аль Асада выслать Абдуллу Оджалана, угрожая войной. Сам Оджалан не считал правильным отъезд из Дамаска и в стратегическом, и в идеологическом смысле. Боялся, что РПК в Сирии могла бы оказаться под ударом. Он вспоминал из тюрьмы: «У нас мог бы появиться шанс активизировать военные действия, подняв их на новый уровень, только в случае, если бы Сирия и Россия решительно встали за нашей спиной, оказав тем самым нам поддержку. Но эта поддержка не была оказана, более того, у обеих стран не было даже сил, позволявших удержаться им самим, и не было намерений нам помочь. Сирию могли оккупировать в течение одного дня, с севера   –   турецкая армия, а с юга   –   израильская. Если бы они не впали в панику, то смогли бы создать мне более удобные для базирования возможности. Но и этого не смогли предвидеть. Поведение России было ещё более бесчестным: ради проекта «Голубой поток» и десяти миллиардов долларов кредита МВФ нас силой выгнали из Москвы». 

Координатор РПК в Москве Нуман Учар через лидера Либерально-демократической партии В. Жириновского обеспечил прибытие Оджалана в Россию. Наша страна, по словам лидера РПК, «пребывала на тот момент в состоянии экономического хаоса». 

Оджалан вспоминает: «Нас встретил шеф российской контр­разведки, который также оказался неуступчивым. В таких условиях оставаться здесь было бы невозможно. Около тридцати трёх дней я пребывал там якобы тайно. Все те люди, у кого я оставался, кто проявлял ко мне какой-то интерес, были политики еврейского происхождения. Я верил в их честность. Они действительно хотели меня спрятать. Но я не считал бы этот метод правильным. В этот период Россию посетили и премьер-министр Израиля А. Шарон, и госсекретарь США М. Олбрайт. Премьером России был В. Примаков. Все они имели еврейское происхождение. Более того, в процессе был задействован также тогдашний турецкий премьер-министр Месут Йылмаз. В итоге, договорившись о проекте «Голубой поток» и кредите МВФ в размере десяти миллиардов долларов, они добились моего отъезда. То, что я предпочёл Москву, было обусловлено следующими причинами: как бы то ни было, но страна имеет семидесятилетний опыт социализма. Исходя из своих интересов или из интернационалистских соображений, но меня спокойно примут, думал я. Я не ожидал, что, несмотря на распад системы, они обнаружат такое моральное падение. Мы были лицом к лицу с упадком бюрократического капитализма, который оказался гораздо хуже капитализма либерального. Из-за позиции московских друзей мы переживали разлад чувств». 

Что тут можно добавить?... Искусственно созданная дружба,   –   приходит к выводу Оджалан,   –   не может быть очень надёжной. Именно так курды расценивают отношения с нашей страной: «Моя вторая поездка в Россию была ошибкой. В этой ошибке сыграл свою роль Нуман Учар. Причины его поведения до сих пор мне неясны. Если бы я знал суть, категорически не выехал бы из Рима. Меня обманули. Я помню, как глубоко вздохнул, вылетев с натовского аэродрома на личном самолёте премьера Италии. Но это было подобно ситуации, о которой говорят «из огня да в полымя». В этот раз российская контрразведка доставила меня в аэропорт, убедив, что вывезут в Армению». 

Оттуда Оджалан полетел в Душанбе, где пробыл неделю, вернулся в Москву, оттуда в Афины, затем в Минск…. В итоге всё кончилось захватом в Найроби. 

Государственная дума, «исходя из приверженности идеалам демократии, гуманизма и защиты прав человека», обратилась к президенту Борису Ельцину с ходатайством о предоставлении политического убежища в России Оджалану, за которое проголосовало 300 депутатов самых разных политических убеждений. Но «Голубой поток» и миллиарды инвестиций в тот раз перевесили идеалы демократии, гуманизма и защиты прав человека. Так часто бывает. И не только у нас.

https://lgz.ru/article/-51-52-6537-24-12-2015/kurdy-reshayut-vsye/?fbclid=IwAR1oG2bLreblHxYGdFc7TxNQXlaEFBjVIgBUcM8RH93v8KN5eWvXZA8Jo1I

Я

Моё интервью газете "Версия" о главном событии прошедшей недели

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В Северной столице завершился четвёртый Российско-Ибероамериканский форум. Его участница, эксперт Института инновационного развития Дарья Митина рассказала «Нашей Версии на Неве» о различиях между нашей и их интеллигенцией, лево-правом маятнике, а также о «бразильских скрепах», венесуэльской демократии и кубинской гордости.

«Откуда у парня гайанская грусть»

– Российско-Ибероамериканский форум проводится под патронатом факультета международных отношений СПбГУ. Его можно считать чисто академическим мероприятием или для широкой публики этот саммит тоже представляет интерес?

– Для начала нужно отметить его масштабы: 35 стран-участниц, 122 секции, множество пленарок, презентаций книг, сотни иностранных гостей. Приехали не только профессора, но и много действующих политиков и дипломатов. Мне, скажем, было очень интересно послушать кандидата в президенты Чили Беатрис Санчес Нуньес, которая на последних выборах выдвигалась как беспартийная коммунистка, набрала 20% голосов и заняла третье место.

Вообще Форум показал, что академический учёный в Латинской Америке – это совсем не то, что у нас. Деидеологизация после 1991 года абсолютно вымыла общественную составляющую из российской научной жизни. Сейчас профессорам не рекомендуется не то что состоять в партиях, но даже изображать какую-то политическую активность, особенно оппозиционную.

И у студентов это не приветствуется, а зачастую и прямо запрещается. А в Латинской Америке всё по-другому. Университет – продолжение социума, помимо научных исследований. Поскреби иного профессора, и обнаружишь, что он десять лет в застенках при диктатуре просидел. То есть это люди, не оторванные от жизни, как зачастую бывает в России.

С нашей стороны Форуму очень повезло, потому что им занимаются два учёных-энтузиаста – Лазарь и Виктор Хейфец, которые всю жизнь изучают коммунистическое движение Латинской Америки. Ещё в 1990-е они опубликовали массу документов Коминтерна, что было очень ценно, потому что в условиях царившего в стране бардака материалы могли быть утрачены.

– Коминтерну и его деятельности в Южной Америке было уделено немало внимания на Форуме, и ваш доклад тоже был об этом. Кажется, что тема сугубо архивная, или там воспринимается иначе?

– Опять же есть большая разница между тем, какие проблемы волнуют российских и зарубежных участников. Нашего исследователя занимает товарооборот между Россией и Перу, курсы валют, реформы налоговой системы, торговые войны, в общем, монетаристские темы. А латиноамериканцев интересуют социальные проблемы, идеология, эволюция марксизма в местных условиях. Только Коминтерну было посвящено 7 секций! Предметом горячих споров до сих пор является вопрос, какая компартия первой подала заявление в Коминтерн – мексиканская, уругвайская или эквадорская.

– Это притом, что для Коминтерна Латинская Америка была в целом периферийным направлением, добровольцев туда не посылали и песен в духе «Откуда у парня гайанская грусть» никто не складывал…

– Первый раз Коминтерн обратил внимание на южноамериканский континент только на своем 5-ом конгрессе, в 1924 году. Руководители СССР поначалу считали, что основной пожар восстания разгорится либо в европейских странах, либо в азиатских. Занимались плотно Китаем и в итоге не промахнулись, а вот революционный потенциал Америки не разглядели.

В 1928 году появился латиноамериканский лендерсекретариат, который возглавил Георгий Скалов, до того бывший военным советником в Китае. И сегодня к нему латиноамериканские левые относятся, может, не с таким пиететом, как к Владимиру Ленину или Симону Боливару, но с сопоставимым. Кстати, сам термин «боливарские страны» (имелись в виду Венесуэла, Колумбия, Перу, Боливия, Эквадор и Панама) впервые появился именно в документах Коминтерна.

Коминтерн поддерживал крупное восстание 1935 года в Бразилии, которое было жесточайшим образом подавлено, и многие меньшие по масштабам выступления. Но полностью революционное движение на континенте развернулось уже в 1950-е-60-е годы.

Лево-правый маятник

– В нулевые годы много говорили и писали о левом повороте в Южной Америке. К концу десятых годов наоборот стала заметна противоположная волна – в крупнейших странах региона, сперва в Аргентине, а потом в Бразилии пришли к власти правые президенты. Это устойчивая тенденция или мы имеем дело со своеобразным маятником?

– Это качели, да. Упомянутые выше отец и сын Хейфецы предрекли левый поворот, начавшийся в конце 90-х годов. И они же первыми стали писать, что маятник качнётся вправо. Сейчас это и происходит, причём он, похоже, уже прошёл свою низшую точку.

На Форуме, к примеру, обсуждалась ситуация в Аргентине. Через пару недель будет второй тур президентских выборов, где по всем опросам левые должны вернуться к власти. Аргентина вообще для меня загадка – огромная страна, охватывающая все климатические пояса, с богатой историей и культурой, многоотраслевой экономикой, динамично развивающаяся. Но при этом у неё нет практически никаких внешнеполитических и региональных амбиций. Главная проблема для страны – возвращение Мальвинских островов, причем это абсолютный приоритет для правительства любой ориентации. Этим она отличается от той же Бразилии.

– Нового бразильского президента Жаира Болсонару называют местным Дональдом Трампом. Справедливое сравнение?

– Смотря, что иметь в виду. Болсонару принадлежит к особому типу правых: он не проамериканский, а сторонник «бразильских скреп» – это армия и католическая церковь Женщины для него не люди, не говоря уже о секс-меньшинствах. Оправдывает пытки и казни, голосование за импичмент Дилмы Русеф посвятил офицеру, пытавшему её в тюрьме. При этом с победой Болсонару отношения Бразилии с США сильно испортились. Американцев интересовало, чтобы ушли левые: они явно приложили руку к свержению бывших президентов Лулы да Сильвы и Дилмы Русеф. Но если бы их сценарий был реализован до конца, продвинули бы какого-нибудь либерально-атлантического юношу. А тут пришёл совсем другой тип, «настоящий полковник».

– И немедленно вступил в полемику с президентом Франции Эммануэлем Макроном, который обвинил правительство Бразилии в неспособности справиться с лесными пожарами в Амазонии и обозначил необходимость вмешательства мирового сообщества. Болсонару ответил ему, что не позволит лезть в суверенные дела своей страны. А закончилось всё перепалкой относительно внешности первых леди двух государств в соцсетях…

– Бразилия – страна большая, богатая, чего в ней только нет. Пожары они потушить вполне способны сами, и зачем тут нужны французы, не очень понятно. Поэтому в данном случае Болсонару прав.

В целом же такая агрессивная риторика в адрес Евросоюза и США показывает: к власти пришла какая-то третья сила, отличная от привычного соревнования проамериканских либералов и социалистов с популистским уклоном.

Вопрос, выйдет ли Бразилия при Болсонару из БРИКС, фактически разрешён – не выйдет. Сейчас нашими дипломатами ведётся большая работа, чтобы привлечь туда Мексику.

– Мексиканские власти высказывают такое пожелание?

– Да, президент Лопес Обрадор недавно сообщил, что его страна этого бы хотела. Тут надо понимать, что недавно бывший вице-президент США Джо Байден назвал главных врагов для Америки – это Никарагуа, Куба, Венесуэла, Китай и Россия (в такой последовательности). А с победой на президентских выборах умеренно-левого Обрадора к весёлой пятёрке прибавилась и Мексика. Она превратилась в ещё одного анфан террибль для американцев. Мексику начинают выдавливать из всех интеграционных структур, как до этого Венесуэлу. Это помимо строительства знаменитой стены Трампа.

Кстати сказать, на Форуме была целая секция по проблемам миграции. Я думала, это про то, как мексиканцы перелезают через стену и бегут в Штаты. На самом деле те, кто убегает в США, это не головная боль Мексики. А волнует их в основном миграционный приток из других стран – в первую очередь из нищих государств Центральной Америки, типа Гондураса или Гаити.

Или вот у нас часто говорят про миграцию несчастных венесуэльцев, которые с котомками за плечами бегут в Колумбию. Только умалчивается, что 3 миллиона венесуэльцев перебрались в Колумбию, но за то же время 6 миллионов колумбийцев переехали в Венесуэлу… Вся Латинская Америка постоянно находится в движении.

Чавес и Кастро слушают нас

– Вы не раз бывали в Венесуэле и лично встречались как с бывшим президентом Уго Чавесом, так и с нынешним – Николасом Мадуро. Есть распространённая точка зрения, что Чавес был значимый исторический деятель, а вот преемник Мадуро совсем не тянет и на эффективного руководителя. Как вы на это смотрите?

– Действительно, я видела Чавеса, даже поцеловала его однажды на встрече в Москве. С ним вообще мало кто сравнится по личным качествам, обаянию, силе интеллекта. Чавизм – универсалистская идея, распространившаяся на огромный регион. В этом есть какой-то элемент мессианства. Чавес изначально был настроен на создание интеграционных объединений – Mercosur, Unasur, ALBA. Не секрет, что венесуэльцы благодаря своим нефтяным ресурсам помогали многим странам, Кубе, например. Существует двустороннее сотрудничество – нефть в обмен на кадры: врачей, учителей и так далее. Помог Чавес вернуться и сандинистам Даниэля Ортеги к власти в Никарагуа.

Понимая, что умирает от рака, Чавес мучительно выбирал преемника и остановился на двух соратниках – либо Диосдадо Кабельо, который, по многим оценкам, держал реальные бразды правления во внутренней политике и продолжает это делать сейчас, либо Мадуро. Выходит, что Мадуро в значительной мере принял из рук предыдущего лидера эту власть. Но он тоже не пальцем деланный – был водителем автобуса, потом стал профсоюзным лидером. Тоже очень симпатичный человек, харизматичный, располагает к себе. Но ему меньше повезло. Чавес – везунчик, такой же, как Владимир Путин, который пришёл на благоприятную экономическую конъюнктуру, связанную с высокими ценами на нефть, и воспользовался ей.

– В начале года мы наблюдали удивительную картину, когда спикер парламента Хуан Гуайдо провозгласил себя президентом и тут же полмира его признало в качестве главы Венесуэлы. Казалось, что власть Мадуро вот-вот падёт. Какова ситуация на сегодняшний день?

– Я была в Венесуэле в феврале, когда как раз Штаты руками Гуайдо пытались совершить госпереворот. Каракас выглядел как всегда: абсолютно мирный, солнечный, расслабленный город. Никаких очередей за хлебом или туалетной бумагой я не наблюдала, единственное, куда стояли очереди – это в банкоматы.

Там есть частные магазины и государственные, в которых на все основные продукты питания и базовый ширпотреб установлена фиксированная цена. Продовольственного дефицита нет, есть дефицит денег. Зарплаты маленькие. Для бедняков это не проблема, потому что государство оказывает помощь, выдаются продуктовые наборы, за коммуналку они ничего не платят, бензин полкопейки стоит, и кризис на них не отражается. А вот средний класс и богатые страдают.

Что касается Гуайдо, про него уже все забыли. У Штатов уже новый фаворит – Леопольдо Лопес. Правда, он уже который месяц прячется в испанском посольстве. А система власти функционирует в обычном режиме. Оппозиционный парламент, где Гуайдо был председателем (кстати, по ротации – они там регулярно меняются) так и остается на своём месте, издает законы, по которым живет страна.

– То есть ситуация примерно, как если бы Борис Ельцин парламент не расстрелял в 1993-ем, а они продолжил бы сосуществовать с Верховным Советом как два центра власти…

– Примерно так. Там вообще много забавных моментов. В Каракасе, например, два мэра – алькальда по-местному. Один чавист, другой – оппозиционер. Они очень хитро поделили районы города между собой: один избрался в богатых районах, где живет элита и бизнесмены, другой – в бедных и средних. При этом транспорт функционирует, улицы убираются, ЖКХ работает. В провинциях есть оппозиционные губернаторы. Из 23 штатов, кажется, в 5 или 6 оппозиция рулит.

Когда выходит миллион человек протестовать против власти, они не за Гуайдо – многие даже не знают, кто это такой. То есть это была абсолютная кукла, в которую не верили даже оппозиционеры. Я видела миллионные демонстрации за и против Мадуро, они ходят строго в разные дни, чтобы не сталкиваться и, не дай бог, никто не пострадал. Уровень гражданской ответственности очень высокий в народе. В условиях такого жесткого политического противостояния никто не стрелял, никто никого не пырнул ножиком.

– Какая сессия на Форуме пользовалась наибольшей популярностью?

– Организаторы специально выбрали название «Фидель Кастро и Уго Чавес – оправдала ли их история?» На неё пришло огромное количество как российских студентов, так и кубинских участников, которые шумно возмущались: как можно такие вопросы задавать? Эти люди вписали свои имена золотыми буквами в историю и не нуждаются в оправданиях.

Потом известный журналист и один из организаторов Форума Сергей Брилёв (он родился на Кубе, вырос в Уругвае, в совершенстве владеет испанским) начал задавать кубинцам вопросы в духе, а не хватит ли вам гнаться за социалистическими революционными мантрами, мол, СССР уже нет, покупайте джинсы, живите как нормальная страна.

Ответил ему профессор из Гаваны: «Я родился в бедной семье, моя семья жила в хижине из пальмовых листьев. А сейчас я доктор наук. И если бы не революция, не кубинская медицина, меня бы не было в живых – погиб бы во время очередной эпидемии полиомиелита. Мы живы благодаря революции и тому, что она сделала для людей. И задавать такие вопросы, пусть и в игривой форме, недопустимо».

Источник: https://neva.versia.ru/na-forume-v-peterburge-goryacho-sporili-o-nasledii-kastro-i-chavesa

Я

Моё интервью латвийской газете "Сегодня": "Российские власти: "Прибалтика?.... А где это???"

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




-  Дарья, расскажите нашим читателям вначале о Вашем происхождении, родословной, и о том, как Вы занимались политикой в начале 90-х. Вы ведь были самым молодым депутатом Госдумы? 

-  Я родилась в Москве. В моей семье не все были членами партии, -  мама, например, не была, -  но  все были идейными коммунистами    Мой прадед по материнской линии, Флор Анисимович Митин, был старым бoльшевикoм, большим профсоюзным руководителем, oдним из рукoвoдителей Рабoчей oппoзиции, рабoтал с Калининым, Шляпникoвым и Кoллoнтай и был oсуждён в 1937 гoду, как и бoльшинствo лидерoв oппoзиции Сталину.  Дедушка был инженером с кучей изобретений и заведовал отделом НИИ вагоностроения, проектировал поезд ЭР-200 и другие поезда. Естественно, после перестройки институт гикнулся, распался Coветский Сoюз, негде сталo проводить испытания. Единственный вагоностроительный завод остался в Нижнем Тагиле. Основным испытательным полигоном был, кстати, Рижский завод, было два завода на Украине,   -   они остались за пределами России. 

Мама окончила филфак и сценарный факультет ВГИКа, писала сценарии для кино.  Во ВГИКе познакомилась с моим отцом Касемом Мохаммедом Юсуфзаем, сыном бывшего премьер-министра Афганистана.  После моего рождения отец уговаривал маму ехать в Кабул, но она твердо решила остаться в Москве, папа  уехал один.  Был одним из создателей афганского национального телевидения, возглавлял государственный телеканал.  Во время второго захвата Талибаном Кабула 27 сентября 1996 года  талибы атаковали телецентр, отец был схвачен и после пыток повешен вместе с Наджибуллой, его братом Шахпуром Ахмадзаем и сотнями руководителей Афганистана, военных, представителей интеллигенции. 

В перестроечный, разваливающийся комсомол в школе меня ухитрились не принять, единственную на весь район (!!!), обвинив в отсутствии коммунистических убеждений  (это у меня-то!!!). В августе 1991 года страну крушили на моих глазах, а 7 ноября я вышла на свой первый митинг, увидела полную площадь людей с красными флагами, познакомилась с Анпиловым, порадовалась, сколько людей выступает против разрушения СССР.  23 ноября мы уже ехали с мамой в Свердловск, где проходило учредительное собрание анпиловской Рoссийскoй Коммунистической Рабочей Партии, а мы были делегатами от Москвы. Это была первая компартия на постсоветском пространстве. Сначала была одна РКРП — большая, мощная и сильная, с региональными отделениями. Параллельно шёл процесс по восстановлению компартии во главе с Валентином Купцовым и ветеранами КПСС. Так появилась КПРФ. 

Вплоть до осени 1993 года РКРП и КПРФ существовали параллельно. Во время октябрьского государственного переворота, совершенного узурпатором-Ельциным, мы с моими товарищами защищали Конституцию и советскую власть, все две недели находились в гуще событий.  После расстрела Ельциным Верхoвнoгo Сoвета шесть организаций были запрещены, в том числе и РКРП, лидеры арестованы. Запретили, кстати, и Российский Комсомол, в котором я тогда состояла.
Во время выборов во вторую Госдуму в 1995 года КПРФ внесла меня в свой партийный список.  Кстати, самым молодым депутатом я не была  -  был один жириновец моложе меня.

-  Когда мы познакомились с Вами на антифашистском форуме в Москве, Вы работали на государство – более того, на службу образования. Как это сочеталось с оппозиционной деятельностью? 

-   Нормально сочеталось. Я, наверно, одна из немногих, кто имеет опыт работы и в парламенте  -  законодательной власти, и в исполнительной, и почти 30 лет в общественном секторе. После Госдумы я пошла работать в Министерство промышленности, науки и технологий, на одну из самых низших должностей, и скоро стала начальником отдела.  После правительственной реорганизации науку от промышленности  отделили и соединили с образованием  -  несколько лет я была начальником нормативно-правового отдела Минобрнауки России.  К чести наших министров, они никогда не смешивали политику с работой, не препятствовали членству своих сотрудников ни в каких партиях,   -  закон о госслужбе это позволяет,  -  и уж тем более не было и речи о том, чтобы принуждать к вступлению в партию власти.  Например, перед тем как ехать на Соцфорум в Питер  (если помните, на этом Соцфоруме больше 700 человек было арестовано),  я просто уведомила о этом Министра Андрея Фурсенко, и всё.   Сейчас, увы, ситуация кардинальным образом изменилась, но я с 2007 года уже на госслужбе не работаю. 

-  Если я правильно помню, Вашим камрадом несколько лет назад был лидер Левого фронта Сергей Удальцов. Он несколько отошел от активной деятельности? Кого сейчас можно назвать фронтменами левого движения в России? 

-  Сергей и был, и остается моим товарищем и соратником.  «Отошёл от активной деятельности»   -  экий куртуазный эвфемизм Вы придумали для почти пятилетнего ареста!  Удальцов и Леонид Развозжаев после разгрома гражданского движения 2011 – 2012 гг. и событий на Болотной площади хлебнули лиха больше всех.  Тем не менее, Сергей старался идейно руководить Левым Фронтом из застенков.  Сейчас Левый Фронт восстанавливается после затяжного кризиса, связанного с арестами и репрессиями, но находится под сильным прессингом власти.  Для меня несколько неожиданным стало решение Сергея покрепче «прислониться»  к КПРФ  -  мне это не кажется удачным решением.  КПРФ переродилась, стала частью властной системы, честные коммунисты либо выдавливаются из партии, либо сами бегут, не желая разделять с продажными лидерами ответственность за деградацию партии.  Тем не менее,  хоронить КПРФ рано  -  она по-прежнему крупнейшая из левых партий России.  Кроме неё, существуют ещё три крупных компартии.  Самая молодая и самая активная из них наша, Объединенная Коммунистическая Партия. 

-  Как Вы оцениваете варианты развития КПРФ после Зюганова?

-  Я не верю в скорый уход Зюганова.  В его уходе не заинтересована ни власть,   -  он для них идеальный партнер по договорнякам и сливам,   -  ни сами партийные массы, потому что в партии нет единства мнений о том, кто должен стать преемником.  Поэтому все разговоры о скорой ротации кажутся мне попыткой некоторых выдать желаемое за действительное.   Меня, если честно, не очень волнует судьба именно КПРФ   -  прогнившей, коррупционной, получающей миллиарды бюджетных рублей ежегодно и бездарно деградирующей с этими миллиардами.  А вот судьба коммунистического движения в стране, левого движения, какой выход из ситуации найдут настоящие коммунисты   -  вот это меня волнует очень сильно. 

-  Что стало для Вас наиболее приятной и неприятной неожиданностью в ходе подготовительной части нынешней предвыборной кампании?

-   Выборы в нынешней России, и в столице в особенности, трудно назвать приятной процедурой.  Каждый электоральный цикл сопряжен с валом нарушений закона со стороны власти, полностью подминающей под себя выборный процесс.  Да и само избирательное законодательство полностью написано под сильных мира сего.  Нужный для себя результат партия власти где-то продавливает асфальтным катком, как в Москве, где-то покупает за деньги, где-то кнут и пряник сочетаются.  В прошлом году в целом ряде регионов система начала давать сбои. 

Разумеется, я рада, что двум представителям нашей партии, двум секретарям её Центрального Комитета  -  Денису Зоммеру и вашей покорной слуге   -  удалось добиться регистрации кандидатом.  А с другой стороны, если подумать  -  ну и времена настали!  Радуешься уже не победе на выборах, а тому, что тебе милостиво позволили зарегистрироваться!

- Вы определяете себя как внесистемная оппозиция? Видите ли точки соприкосновения с политиками, предположим, «Справедливой России»?

-  Безусловно,  ОКП  -  внесистемная оппозиционная партия.  Системные партии  -  те, которые заседают в буржуазном парламенте и стали де-факто четырьмя филиалами партии власти.  Вы, наверно, спросите:  «А как же ОКП?  Разве вы сами не стремитесь зарегистрироваться, участвовать в выборах,  иметь фракцию в Госдуме?»   Для нас выборы   -  не самоцель, а инструмент для реализации наших программных целей.  Мы сочетаем и парламентские, и непарламентские формы борьбы.  Нашим однопартийцам удается избираться в региональные парламенты  и местные органы власти   -  и как самовыдвиженцам, и про поддержке союзников  -  Коммунистов России и РотФронта,  иногда Справедливой России, и даже КПРФ, если в регионе складываются нормальные рабочие отношения.  Например, в Хакасии два наших региональных депутата, члены ОКП, поддержали Валентина Коновалова, активно участвовали в его кампании, и кампания эта, как мы видим, увенчалась успехом.  В этом плане мы достаточно гибки, не страдаем ни сектантством, ни, наоборот, всеядностью  -  с откровенно буржуазными, правыми, либеральными партиями нам не по пути.  От КПРФ мы отличаемся тем, что нынешние зюгановцы вообще не мыслят себя вне буржуазного парламента.  Единственное, чем КПРФ после 2000 года всерьёз занимается  -  это самовоспроизводством в Госдуме.  Справедливости ради, она не всегда была такой.  Но, увы, процессы перерождения зашли слишком далеко и стали необратимыми.      

- Как Вы полагаете, на что рассчитывает либеральное крыло российской оппозиции, регулярно проводя свои мероприятия в Прибалтике?

-  Не секрет, что до недавнего времени прибалтийский властный истеблишмент был наиболее антироссийски, русофобски настроен  (сейчас, наверно, его переплюнула Украина).  Прибалтийским новоиспеченным лидерам, марионеткам Соединенных Штатов, нужно чем-то расплачиваться со своим заокеанским хозяином  - вот они и расплачиваются прожжённой русофобией и антисоветизмом, превращаясь в манкуртов и цепных псов. Неудивительно, что наиболее оголтелая часть нашей эмиграции  (которая путает нелюбовь к Путину и ненависть к собственной Родине)  оседает в Прибалтике, получая там трибуну и карт-бланш на любую антироссийскую активность.  Новый Президент Литвы Науседа выглядит не таким одиозным и карикатурным персонажем, как его предшественница, но и при нем, полагаю, Форум беглой российской оппозиции будет иметь столь же тёплый приём.  Для меня лакмусовой бумажкой будет судьба лидера левых сил Литвы Альгирдаса Палецкиса,  по приказу  Грибаускайте брошенного в тюрьму по абсурдному обвинению.  Если новый Президент  будет способствовать его освобождению, я поверю, что Литва выруливает на  путь здравого смысла.  Пока, к сожалению, подтверждаются худшие опасения.  

-  Как бы Вы охарактеризовали популярный медиа-ресурс «Медуза», и почему, на Ваш взгляд, он прописался именно в Риге?

-  «Медуза»  -  это перерегистрировавшаяся и переехавшая в Ригу часть бывшего коллектива Ленты.ру.  Для меня до сих пор загадка, что послужило тому причиной, но в любом случае,  причины отъезда Галины Тимченко и части её команды   -   какие угодно, кроме политических.  Многие годы Лента.ру была вполне себе системным медиа, вела себя совершенно конвенционально, но вдруг что-то пошло не так.  Многие бывшие авторы Ленты вполне нашли себя у Симоньян в Russia Today, например.  Но для того, чтобы обустроиться за границей и получить спонсорское финансирование, нужно позиионировать себя гонимым, затравленным кровавым путинским режимом диссидентом,    -  иначе денег не дадут.

-  Имеют ли государства Балтии основания опасаться нынешней России?

-  Сама постановка вопроса какая-то странная.  Ответишь  «да, имеют»  -  прочитано это определенной аудиторией будет как «милитаристская Россия хочет взять реванш и вернуть себе Прибалтику».  Скажешь «нет, не имеют»   -  тоже получается идиотизм,  когда руководители Эстонии, например, с её менее чем миллионным населением и опереточной армией  что-то там  бормочут насчет каких-то оккупаций и компенсаций.  Скажем так   -  меня очень расстраивает отсутствие какой-либо внятной политики России по отношению к Прибалтике.  В государствах Балтии живут наши сограждане, пусть даже по трагическому стечению обстоятельств оказавшиеся бывшими.  Балтийские государства  -  лакомый кусок для НАТО.  А политику российских властей в отношении балтийских стран и народов можно охарактеризовать одной фразой:  «Прибалтика?... А где это?»

- Расскажите вкратце о Вашем сотрудничестве с ДНР. Я спрашиваю еще и потому, что ближайшим советником покойного главы Захарченко являлся бывший рижанин Александр Казаков, в 2003-2004 гг. руководивший штабом защиты русских школ в Латвии.

-  Весной 2014 года я помогала становлению Министерству иностранных дел ДНР, будучи назначенной тогдашним Министром Екатериной Губаревой  представителем МИД ДНР в России. Формально я отвечала в основном за позиционирование Министерства в Москве,  но замминистра Борису Борисову  и вашей покорной слуге чем только не приходилось заниматься.  Борис разработал основную нормативную базу, по которой МИД ДНР работает и сейчас.  Одним из самых главных наших успехов, я считаю, стало сближение российской и донецкой систем высшего образования  -  взаимное признание дипломов, унификация программ,  выделение квот в российских вузах для абитуриентов с Донбасса. Казаков в Донецке появился позже.  У меня есть собственное мнение о его работе в ДНР, но говорить об этом не вижу смысла.  Казаков не был генератором политики, а был исполнителем той политической линии, которая вырабатывалась в Москве, на Старой площади.  А это совершенно иной разговор, долгий и предметный,  не сюжет для короткого интервью. 

https://bb.lv/statja/politika/2019/07/25/rossiyskie-vlasti-pribaltika-a-gde-eto