Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Я

Скоропалительная «декоммунизация» в Тарусе — местный эксцесс или пробный камень?...

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Почему маленькая Таруса с её 9-ю тысячами жителей оказалась в фокусе внимания всей страны? Сами ли тарусские депутаты придумали переименовать 16 улиц или им кто-то подсказал? За чей счёт весь этот банкет? Что это было — нарушение закона, плевок в глаза жителям, стремление выслужиться перед высоким заказчиком или стремление сохранить историческую память? Какова реакция жителей Тарусы? Что показали результаты опроса, проведенного нами на тарусских улицах? Кто заплатит за «декоммунизацию» — Кремль или прислуживающие ему мешки с деньгами? Почему «кавалерийский налёт» новой Чёрной Сотни на маленький город так напоминает ленинопад и варварство, с которого начался украинский контрреволюционный майдан?

Об этом - вернувшаяся вчера из Тарусы Дарья Митина, которая в том числе и обращается напрямую к одному из главных инициаторов "декоммунизации"



Я

Ельцин, Зюганов и Колобок

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Михаил Зыгарь, автор политических бестселлеров  "Вся королевская рать" и "Империя должна умереть",  написал новую книгу под названием "Все свободны", посвящённную  тайнам президентских выборов 1996 года, когда, по словам автора,  "Ельцин боролся за жизнь, а Зюганов не боролся ни за что".   Книга только-только выходит, но вчера Зыгарь  обнародовал  одну главу  "Как Ельцин победил Зюганова, не приходя в сознание"  -   о втором туре выборов, ставшем тогда роковым.

https://thebell.io/kak-eltsin-pobedil-zyuganova-ne-prihodya-v-soznanie-glava-iz-knigi-mihaila-zygarya-vse-svobodny

В этой главе и вашей покорной слуге посвящена пара абзацев:))))).   С Зыгарем мы очень долго и подробно беседовали, и я ему  сообщила немало эксклюзива,  чего автор не нашёл бы в других источниках.  К сожалению, в окончательный текст книги вошли совсем другие эпизоды:(((.   Тем не менее,  из песни Колобка не выкинешь.



 
Я

Дарья Митина: почему белорусские протесты закончились пшиком?

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вчера истёк срок «ультиматума», предъявленного беглой домохозяйкой:  бежит ли в ужасе диктатор?  Почему белорусские протесты изначально были обречены на неудачу?  Зачем Лукашенко полдня провёл в СИЗО КГБ?  Зачем Помпео своим звонком лишь подтвердил наличие американских шпионов в рядах белорусской оппозиции?  Почему  белорусскую оппозицию оказалось так легко расколоть?  Какие политические изменения  ожидают Белоруссию?  Почему  «уйди, противный!»  не может быть политической программой?  В чем отличие конституционной реформы в РФ и РБ?  Почему судьба Гуайдо оказалась поучительной?

Плюс минутка рекламы:  рассказываю в ролике про замечательную книжку белорусского социолога Алексея Дзерманта  "Беларусь  -  Евразия. Пограничье России и Европы", где он исчерпывающе пишет о генезисе белорусской нации, специфике белорусского национализма, белорусском национальном архетипе,  белорусской советской общности людей,  влиянии СССР и социализма на формирование белорусских национальных ценностей, а также отвечает на вопрос  "кто будет после Лукашенко?"


Я

День нацбола

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Сразу две хорошие новости, связанные с нашими товарищами из партии Лимонова!!!

Во-первых,  пресс-секретарь партии Александр Аверин alaverin вышел на свободу после трёхлетнего срока в колонии в Ростовской области.  Поздравляем с освобождением!!!

Во-вторых,  воевавший на Донбассе  нацбол латвийского происхождения  Бенесс Айо наконец-то получил политическое убежище в России!!!  Прощай, нацистская Проебалтика.  Спасибо всем хлопотавшим, в том числе депутату Госдумы Сергею Шаргунову shargunov !!!
Я

«Цветы в тени», реж. Ли Сынчун

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




«Цветы в тени» южнокорейского документалиста Ли Сынчуна   -    идеальный пример того, как личная история, рассказ о человеческой судьбе становится громким гражданским, политическим высказыванием. Двухчасовой рассказ героини  -   гражданки КНДР, девять лет назад злой волею судьбы разлучённой с Родиной, о своих злоключениях и о своей борьбе за право вернуться домой вполне мог бы смотреться как фикшн: режиссёр не просто записывает интервью, а буквально проживает жизнь вместе с ней, вникая во все детали и нюансы её положения, мотаясь с ней по всем кабинетам и инстанциям, помогая ей во всём и делая всё возможное, чтобы вызвать зрительскую эмпатию, сопереживание.

Сама завязка длинной, изматывающей, на разрыв аорты истории даёт понять, что перед нами   -   не просто личная трагедия, а частный пример большой трагедии разделённого народа. Обычная северокорейская домохозяйка Ким Рёнхи лечит печень в пхеньянской больнице, затем едет к родным в Китай, долечиваться (мол, «в Китае медицина лучше»), с огромным удивлением обнаруживает, что социализм северокорейский и социализм китайский   -    это два разных социализма: в Китае вся медицина платная, а денег у неё нет.  По совету какой-то «доброй души» (честное слово, после просмотра фильма уже и не веришь, что «добрая душа» попалась под руку случайно, настолько роковым оказался её совет) поехала в Сеул   -   заработать официанткой денег на операцию. С этого момента начинается Ад длиной в девять лет. Камера площадью в 5 квадратов, круглосуточные допросы, лишение сна.  Сунули подписать какую-то бумагу   -   потом уже оказалось, что это заявление о смене гражданства.

Конечно, свою роковую роль сыграла информационная закрытость северокорейского общества,   -   откуда героине было знать, что путешествие с Севера на Юг это билет в один конец? Южнокорейская национальная разведслужба наложила запрет на выезд, ловушка захлопнулась. Теперь она «шпионка с Севера», существо без паспорта (его так и не выдали, обманули) и гражданских прав, в отношении которой ведётся следствие. Свой длинный, детальный рассказ Ким Рёнхи прерывает рыданиями   -   в Северной Корее остались муж и дочь, осталась вся жизнь,   -   иногда ей с неимоверными трудностями и ухищрениями удаётся позвонить домой, и она плачет с трубкой в руках: «Я горжусь своей страной и очень хочу вернуться», - повторяет она, разговаривая с дочерью.  Со временем не сможет и звонить,   -   только писать смс-ки и отправлять эмодзи с левых симок, любые звонки с Юга на Север жёстко отслеживаются.

Сам будучи южнокорейцем, Ли Сынчун не стесняется правдиво показывать политическую атмосферу сегодняшнего Сеула. Вот героиня идет по улице и втягивает голову в плечи: мимо неё проезжает сверкающая огоньками агитационная машина с громкоговорителем: «Спекулянт, вор, карманник, мошенник, коммунист   -   не стесняйтесь заявлять на них в полицию!», «Оккупированные врагом северные территории будут возвращены!», «Оглянись вокруг   -   вдруг в твоё окружение затесался коммунист?» А вот неоновая бегущая строка в сеульском метро: «Свергнем Ким Чен Ына!», «Навсегда расправимся с врагом!», «Коммунизм должен рухнуть окончательно! Только через уничтожение коммунизма придем к воссоединению!» А вот те же самые плакаты держат пикетчики, прямо на тротуаре сжигающие картонный макет ядерной бомбы   -   нашу героиню встречают улюлюканьем: «Ну что, шпионка, много насобирала информации о нашей стране?»

Ким Рёнхи   -   настоящий боец, достойная дочь Народной Кореи: поначалу казалось, что все обстоятельства против тебя, весь город тебе враждебен, а она знай идёт себе стоять с плакатиком к зданию госбезопасности.  Режиссёр пристально отслеживает все её невзгоды   -   арест за участие в пикете, тюрьма, освобождение по УДО, опять арест, опять УДО…  Но героиня не одинока   -   в Южной Корее действительно крепнет гражданское движение за объединений Корей, и значительная часть общества сочувствует ей, собирая пикеты уже за её освобождение и возвращение на Родину   -   мы видим и листовки на стенах, и ток-шоу на сеульском телеканале «Верните Ким Рён Хи домой!», и статьи в прессе   -   буржуазно-националистическая система в республике давно пришла в противоречие с общественными настроениями.

Одно из главных качеств, воспитываемых в Народной Корее   -   любовь и стремление к труду: Ким Рён Хи не хочет жить на пожертвования, которых ей хватило бы для сносного существования, устраивается на мусороперерабатывающий завод. В заводском цеху, в телестудии, на митинге в парке,   -   она везде с людьми, везде на виду. «На Севере мы работаем по 8 часов в день и свободны, а здесь можем перерабатывать до полуночи без оплаты. На Севере мы не платим ни за образование детей, ни за медицину, всё это бесплатно, всё это достижения социализма! Как можно делать дороги платными? Как можно платить за парковку? Дорога, воздух   -   это общественное достояние! У меня на Родине это понимают, а здесь почему нет?»   -   эти речи героиня произносит в любой аудитории, как только вокруг неё собирается больше трёх человек.  Очень скоро она находит своих товарищей по несчастью   -   в «Доме встречи» живут бывшие политзаключённые, узники совести, в силу разных обстоятельств попавших на Юг с Севера и отсидевшие в южнокорейских тюрьмах, многие из них уже глубокие старики, которые мечтают вернуться на Родину и самоорганизовались в общину.  Камера оператора скользит по их морщинам, старческим, но совсем не потухшим глазам, фиксируется то на одном, то на другом лице, поверх лиц титры: «….. в РК с 1961 года, приговорён к пожизненному заключению, отсидел 27 лет….»

На ММКФ впервые в этом году появилась отдельная программа Screenlife   -   фильмы, действие которых полностью или частично происходит на экранах гаджетов, в виде месседжей и картинок. При желании, в неё можно было бы включить и «Цветы в тени»: вот героиня переписывается с родными   -   единственный оставшийся канал общения, вот на северокорейском ютубе (да-да, в КНДР есть ютуб!)   -   хор поёт патриотическую песню «Верните Ким Рёнхи домой!» А вот совсем другие месседжи и другие картинки, которые шлют ей хейтеры со всей страны: «Что же ты, красная шлюха, бросила такую прекрасную страну?», «Порвать суку!», «Проваливай, красная мразь!»

Через 5 лет мытарств, в 2016 году Ким Рён Хи приехала в посольство Вьетнама и попросила убежища.  Наверно, для съёмочной группы это была самая сложная и рискованная сцена, и так ведь неизвестно, чем эта история могла закончиться для героини, а тут ещё съёмка. В посольство её не пускают, выпроваживают, она горько плачет: «Как же так, ведь Вьетнам социалистическая страна!» Отчаявшись, героиня обсуждает со своими собратьями по «Дому встречи», что делать дальше: может, попробовать убежать через Китай?   -   Нельзя, тогда окно возможностей для оставшихся совсем захлопнется. Может, совершить какое-нибудь правонарушение, и тогда депортируют домой?   -   Нельзя, депортировать не депортируют, а в тюрьму на много лет закатают. Кульминационная сцена фильма   -   взятие штурмом полицейскими каморки Ким Рёнхи, арест, обескураживающая формулировка обвинения: «Незаконное восхваление Северной Кореи, антигосударственные посты в фейсбуке, участие в протестах»   -   статьи тянут на 7-10 лет тюрьмы.

Первый проблеск надежды у героини появится только после «революции свечей», которую в фильме иллюстрируют кадры телевизионных новостей, облетевшие весь мир осенью 2016 года. Смену политического вектора героиня чувствует сразу: если раньше в выдаче паспорта ей отказывали из-за того, что она «шпион с Севера», то теперь тонко намекают, что 20 тысяч долларов решат её проблему.  Однако надежды на нового Президента Мун Чже Ина не оправдываются, а тут ещё и Трамп накладывает новые санкции на КНДР.  Правда, лёд в отношениях между двумя Кореями трогается: отобраны первые 100 кандидатов для встречи с родными на 38-й параллели. 90-летний соратник героини впервые обнимет свою дочь, которую он не видел с двухлетнего возраста,  -   теперь ей за 60, она уже сама бабушка…. Трогательная сцена в Доме встречи: старички увидели по телевизору Ким Чен Ына, аплодируют, кричат и плачут. Безусловно, ещё несколько лет назад у фильма Ли Сынчуна были бы большие трудности с показами его ленты в Корее, но времена меняются.

Символическая, эмоциональная сцена завершает двухчасовую исповедь героини: Сеул готовится к исторической встрече двух президентов, Ина и Ына. На сеульской улице   -   их ростовые куклы, вокруг которых завязывается потасовка: пикетчики требуют убрать куклу Ким Чен Ына: «Он своего брата убил в Малайзии!»   Воистину, человеческое сознание меняется куда медленней и трудней, чем политическая картина мира.

Я

"Влияние", реж. Дайана Нилл и Ричард Поплак

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 


Лидер моих фестивальных симпатий    -    документальная картина «Влияние» южноафриканских политических журналистов Дайаны Нилл и Ричарда Поплака, премьера которой состоялась на январском фестивале Sundance. Фильм, который изначально, может, и не претендовал на то, чтобы стать сенсацией, но в итоге стал ей, превратившись в одно из самых выразительных киноразоблачений. Жанр картины вряд ли можно определить как документальный байопик,   -   у Нилл и Поплака получился настоящий политический памфлет, фильм-приговор.

Герой картины умер за несколько месяцев до выхода фильма в свет   -   британский пиарщик Тим Белл был не просто политтехнологом с мировым именем, но пионером политтехнологий (до появления его PR-агентства Bell Pottinger политического пиара как ремесла, считайте, не было). Свою работу сам Белл называл «военизированными коммуникациями», будучи крупнейшим в мире специалистом по «отмыванию дурных репутаций». Всю жизнь исповедовавший крайне правые взгляды и работавший на соответствующих клиентов, которых считал полубогами, Белл, как говорится, «ничего для себя не исключал», будучи человеком крайне подвижной морали: «Я не священник, у меня своя мораль». Фильм представляет собой монологи самого Белла, его коллег, клиентов, соратников и врагов, симпатизантов и тех, кто считает себя пострадавшими из-за его профессиональной деятельности, проиллюстрированные кадрами политической кинохроники разных стран   -   компания Bell Pottnger более 40 лет работала по всему миру.

Освоив навыки корпоративного пиара и рекламы в агентстве «Saatchi & Saatchi» (а до Белла именно оно считалось революционером в рекламном мире), Белл понял, что именно политика может стать настоящим Клондайком для пиарщика. Один из центральных эпизодов картины   -   не без оттенка самолюбования рассказ Белла о своей работе на британских консерваторов, которых он трижды приводил к власти, и Маргарет Тэтчер, политическую верность которой он сохранял до самой её смерти. Воспоминания Белла о проведённых им избирательных кампаниях против лейбористов проиллюстрированы самыми известными продуктами его PR-агентства   -   знаменитыми плакатами «Лейборизм не работает», содержавшим игру слов и изображавшим очередь на биржу труда, «Лейбористы говорят, мы   -   делаем дело!», «Британия процветает. Не позволим лейбористам обрушить её».  Приписывает себе Белл и заслуги в купировании «британского уотергейта», когда в СМИ разгорелся скандал по поводу оружейной сделки Тэтчер с Саудовской Аравией, посредником в которой выступал сын Железной Мэгги, Марк, получивший 12 миллионов долларов комиссионных.  Правда, Белл тут же оговаривается, что для победы одних технологий мало   -   в Британии, например, имел место в чистом виде подкуп крупнейших газет (Sun, Daily Mail и Daily Express) чьи главные редактора (Руперт Мёрдок, например), очень своевременно получили рыцарские титулы от королевы.

«Влияние»   -   это не только история успеха самого Белла, это и история успешной капитализации его компании, которая вполне результативно работала и на Пентагон (где Bell Pottinger занимала 3-е место по закупкам после British Airways и Rolls Royce   -   можете себе представить, сколько американское военное ведомство тратит на собственный PR), и на Пиночета, и на венесуэльскую нефтяную отрасль (до революции Чавеса).  К победе на президентских выборах в Замбии бандита и коррупционера Рупии Банды Тим Белл также приложил руку. 500-миллионный контракт с Пентагоном Белл заключил, когда американцы «меняли менталитет в Ираке»: в разрушенной стране информационной политикой рулили 16 сотрудников Bell Pottinger, высасывавшие из пальца абсолютно все новости для газет.  Автором оправдания для всего мира ракетного удара по зданию иракской разведки тоже был Белл, запустивший в СМИ утку о том, что готовилось покушение на Буша. «Борьба с аль-Каидой»   -   постоянная статья доходов компании Белла от Пентагона. Пожилой, но отнюдь не растерявший боевого задора Белл горделиво признается в кадре, что и британские, и американские расходы на пропаганду абсолютно сопоставимы с военными расходами.

Своеобразным рефреном в кадре проходит инсталляция из глиняных горшочков с именами клиентов Bell Pottinger. С годами Белл всё больше руководствовался принципом «деньги не пахнут» и разнообразил своих любимых правых другими клиентами   -   например, Александром Лукашенко, пытавшимся «стать своим» на Западе (расходы оплачивал Борис Березовский, результат известен), и Асмой Асад. Но совершенно особой страницей в портфолио Белла стала русская тема. В 1996 году он не слишком удачно попытался подключиться к кампании Ельцина (Чубайс и Малашенко пригласили его поучаствовать, а Коржаков выгнал, объявив «неблагонадёжным»), зато на полную катушку посотрудничал с эмигрировавшим Березовским, проведя мощную кампанию демонизации Путина на Западе. Именно Тим Белл организовал публикацию в мировых СМИ фотографию отравленного умирающего Александра Литвиненко   -   «жертвы путинского режима». Сам Белл не без гордости сообщает, что если до начала его работы по дискредитации российского Президента западный истеблишмент воспринимал Путина как «неплохого парня, с которым можно работать», то потом имидж резко поменялся. Ну что ж, всегда полезно узнать побольше об истоках и первопричинах явлений   -   спасибо Нилл, Поплаку и их не в меру откровенному герою.

У зрителя, на которого обрушивается весь этот поток новой информации вкупе с явным самовосхвалением, могло бы сложиться ощущение, что перед ним теневой правитель планеты, но недаром авторы картины   -   южноафриканцы . Именно ЮАР стала ахиллесовой пятой Тима Белла, успешнейшего торговца смыслами и делателя королей. Как Москва от копеечной свечи сгорела, так и Южная Африка стала началом конца могущества Bell Pottinger. В ЮАР компания Тима Белла работала много десятилетий и успела потрудиться на всех сторонах баррикад   -   и на сторонников апартеида в лице правой Национальной Партии, и на Фредерика де Клерка, и на борцов с апартеидом в лице Африканского Национального Конгресса и Нельсона Манделы. Но если в 1980-1990-е годы Bell Pottinger удалось без проблем сманеврировать и пройти между сторонами противостояния, то несколько лет назад именно контракт в ЮАР с семьёй индийских бизнесменов Гупта, имевших безраздельное влияние на президента республики Джейкоба Зуму, погубил и саму мощную компанию, и репутацию её основателя   -   Bell Pottinger была с позором изгнана из Ассоциации публичной информации и коммуникации Великобритании (что означает неизбежное разорение) как «разжигающая расовую рознь». Братья Гупта заказали Беллу кампанию по борьбе с белыми монополиями под лозунгом «Все деньги у белых, а вам ничего не достанется!», чернокожее население восприняло индийских богачей как временных союзников, и расовая заваруха началась.  О Bell Pottinger как вдохновителе кампании узнали случайно    -   у одного из братьев Гупта сломался компьютер, и при починке произошла утечка более ста тысяч писем и документов с диска («ЮАР-викиликс»), после чего протесты против Зумы, Гупта и Тима Белла прокатились не только по ЮАР, но и по Великобритании. А все пиар-сливки с борьбы против Bell Pottinger сняла молодая депутат парламента ЮАР Пхумзиле ван Дамм   -   её, полненькую, сияющую, улыбающуюся на экране во все тридцать два зуба можно с полным основанием считать могильщиком самой могущественной мировой компании по манипулированию общественным мнением, способной ученицей Тима Белла и вторым главным героем фильма «Влияние».

К сожалению, этот сверхактуальный фильм о том, что в современном мире информационные технологии и манипулирование сознанием имеют не меньшее значение, чем военные операции, не получил фестивальных наград, но выплеснул на московского зрителя море уникальной информации и, безусловно, пролил свет на многие потайные механизмы мировой политики..

Я

БоливияНаш!!!!!

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Пожив годик при "борцах за честные выборы", боливийский народ ожидаемо погнал их ссаными тряпками.

"Побеждающий на выборах президента Боливии кандидат от левого "Движения к социализму" Луис Арсе намерен восстановить дипломатические отношения с Кубой и Венесуэлой, разорванные действующим временным правительством Жанин Аньес, а также укрепить связи с Россией и Китаем в том, что касается борьбы с пандемией коронавируса. "Что я хочу сделать, так это снова пригласить кубинских врачей, которых выслала Аньес, а еще заключить соглашения о сотрудничестве, которые были проигнорированы по политическим мотивам, с Китаем, с Россией, чтобы они помогли нам с этим", - сказал Арсе в интервью бразильской газете "Фолья ди Сан-Паулу".

А в интервью агентству ЭФЭ он отметил, что если его победа подтвердится, Боливия "будет открыта для всех стран". "Мы восстановим все отношения. Действующее правительство руководствовалось идеологией и лишило боливийский народ доступа к кубинской медицине, к российской медицине, к китайским достижениям"

Я

«Мы не сдаёмся», реж. Марк Вайсе

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------





Один из самых дискуссионных фильмов документального конкурса    -   получившая на ММКФ приз Гильдии неигрового кино и телевидения публицистическая картина «Мы не сдаёмся» немецкого режиссёра Марка Вайсе, испытывающего профессиональный интерес к восточно- и юго-восточноазиатскому региону.  Авторитарный президент Филиппин Родриго Дутерте посвятил свою жизнь жестокой, без правил и пощады борьбе с наркомафией, а активисты филиппинских неправительственных организаций и журналисты интернет-портала Rappler посвятили свою жизнь борьбе с президентом Дутерте,   -   «….. потому что жизнь   -  борьба». Фильм Марка Вайсе   -   нарисованная широкими мазками панорама этого тройного противостояния, оставляющая вопросов гораздо больше, чем дающая ответов.

Фильм начинается предвыборным интервью Дутерте, тогда, в 2015 году ещё мэра крупнейшего филиппинского порта Давао, которое у него берёт мужеподобная журналистка Мария Ресса, основатель и главред сайта Rappler. Собеседники пока ещё мило воркуют  -   последний раз в жизни, после этого интервью вот уже пять лет они слышать друг о друге спокойно не могут. Мэр Давао, руливший городом семь сроков подряд и прославившийся бескомпромиссной борьбой с наркопреступностью, теперь претендует на высший пост в стране, и его слова имеют уже совсем иной вес. А слова эти страшные, поражающие наповал своей откровенностью: «Я убивал и буду убивать. Недавно я убил троих, и это только начало. В стране будет военная диктатура с опорой на полицию и армию. Моё главное предвыборное обещание   -   будет много крови!»

У Дутерте обманчивая внешность: он похож на малообразованного парвеню из низов, тогда как на самом деле он потомственный лидер, белая кость, выходец из семьи политиков высшего эшелона. Свои предвыборные обещания он выполняет неукоснительно   -   по словам той же Марии Рессы и миловидной журналистки Чай Хофиленьи, специализирующейся на расследовании внесудебных полицейских расправ, за первый год президентства Дутерте «эскадронами смерти» было казнено 7 000 человек, а к моменту съёмок картины «Мы не сдаёмся»   -   порядка 25 000 – 30 000 человек, заподозренных в причастности к распространению наркотиков. Интернет-портал Rappler, детище неравнодушных журналисток, превращается в точку сбора борцов с диктатурой Дутерте и полицейским произволом. Помимо видеофрагментов очных перепалок журналисток с хамящим им Дутерте на пресс-конференциях, нам показывают главную часть «расследований»: беседы с некими мужчинами с завязанными лицами, которые представлены как наёмные убийцы, согласившиеся на интервью: помимо прейскуранта на убийство человека (200-400 долларов за дилера или сбытчика, 100 долларов за случайного человека, попавшего под раздачу,   -   «убивай всех, Бог на небе узнает своих!»), мы узнаём немало леденящих душу подробностей   -   о способах убийства, о том, как смертельные «зачистки» становятся семейным бизнесом (киллеры подряжают на исполнение заказов своих жён), о том, как эта мясорубка превращается в государственный бизнес, поставленный на поток.

Сама борьба активистов с президентским авторитаризмом ничем не отличается от аналогичной борьбы в любой стране и идет по знакомой схеме: сначала журналистам угрожают, присылая их же собственные фото в гробу, затем погромщики навещают редакцию, затем Rappler изгоняют из правительственного пула, затем лишают лицензии и начинается полоса судов, затем фото Марии Рессы как Человека Года украшает обложку журнала Time, затем её сажают в тюрьму, затем выпускают под залог, затем дознаватели международного отдела Гаагского трибунала потирают руки в ожидании Дутерте («Данные, собранные правозащитниками   -   это не новая нефть, а новый плутоний!»),   -   в общем, всё по накатанной.

Помимо неравнодушной общественности, в оппозиции Дутерте широкие слои статусных политиков: один из главных спикеров в картине Вайсе   -  бывший сенатор Антонио Трильянис, бросивший публичный вызов сыну диктатора, нынешнему вице-мэру того же Давао Паоло Дутерте, которому он предлагает «показать спину»: по утверждению Трильяниса, татуировка на спине Дутерте-младшего указывает на его принадлежность к мафиозной «китайской Триаде» (откуда у него познания о таких интимных подробностях, в фильме не поясняется). Трильянис дает интервью авторам фильма, сидя в кабинете с пуленепробиваемыми окнами   -   он убеждён, что семья Дутерте заказала его убийство. Увы, антипрезидентская активность Трильяниса не снискала поддержки населения, и в прошлом году сенатор получил приставку «экс-»   -   оппозиция потеряла все места в филиппинском Сенате.

«Мы не сдаёмся»   -   очень неровная картина. Первая часть, «про кровавого диктатора», выглядела многообещающе   -  зритель предвкушал сенсационные «скандалы, интриги, расследования», громкие разоблачения, «назовём всех поимённо», «не забудем, не простим».  Увы, на бомбу продемонстрированный материал не тянет    -   одно-единственное видео отвратительного качества с уличной камеры, где кто-то в кого-то стреляет (нам предлагается поверить, что это убийца из «эскадрона смерти» ликвидировал оппозиционного политика) и пара неизвестных существ мужского пола в тапочках и с платками на лицах (нам предлагается поверить, что это хладнокровный киллер, а не сосед главной героини). В какой-то момент журналисты Rappler и правозащитники в своих пафосных интервью переключаются с темы кровавого сатрапа на тему «Моя борьба»   -   и дальше повествование идет уже не о преступлениях режима, а о себе, любимых, в священной борьбе с режимом. Российский зритель, например, сразу начинает зевать   -   такого добра и у нас валом.

Режиссёр Марк Вайсе использует нехитрый и проверенный художественный приём бинарных оппозиций. На чьей он стороне, догадаться нетрудно   -   он принимает роль рупора либерально-правозащитной филиппинской общественности, отсюда это абсолютно чёрно-белое восприятие филиппинских реалий, где Дутерте   -  плакатный, опереточный злодей, Абсолютное Зло, а сражающиеся с ним журналисты и правозащитники   -   Рыцари Добра и Света. О чём умалчивает автор и его герои? Ну, например, о том, что Дутерте, прозванный в народе «Палач», семь раз переизбирался на пост мэра, о том, что его политику, по опросам, поддерживает 76% филиппинцев, о том, что за пять лет его президентства наркопреступность снизилась в разы, о том, что внесудебные расправы   -   основной метод борьбы с наркомафией не только на Филиппинах, но и в Таиланде, Сингапуре, Индонезии, Малайзии, просто Дутерте   -   единственный из лидеров, публично называющий вещи своими именами.

Я

Колобок аж с дивана на пол наебнулся, как улышал

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Мастер-класс по переобуванию в воздухе:)))). Российский истеблишмент подстилает соломки в преддверии возможной победы Байдена:)))). Путин заявляет, что Байден не такой уж плохой парень, потому что...    -   вы сидите или стоите?   -    близок к коммунистам.

Не, ну а чо, ведь Байден же либерал? Либерал. А либерал    -    это почти социал-демократ.  А социал-демократ   -   это почти социалист. А социалист   -  это почти коммунист. А Путин лучшие свои годы провёл в компартии и истекал слюнями по Анжеле Дэвис.

Вот уж действительно, собственными ушами бы не слышала   -    не поверила бы.


"Что касается кандидата от Демократической партии. Ну, что можно сказать? Мы тоже видим достаточно острую антироссийскую риторику. К сожалению, мы к этому уже привыкли. Но есть и вещи, на которые тоже стоит обратить внимание. Во-первых, Демократическая партия традиционно ближе к так называемым либеральным ценностям, она ближе к идеям социал-демократии, если сравнивать с Европой. А из социал-демократической среды когда-то выросла и коммунистическая партия.

Я всё-таки почти двадцать лет, восемнадцать лет был членом Коммунистической партии Советского Союза. Был там, честно говоря, рядовым, но, в общем, можно сказать, идейным членом партии. Многие из этих ценностей левого характера мне нравятся до сих пор. Равенство, братство    –    чего ж здесь плохого? Это сродни христианству на самом деле. Труднореализуемые в реальной жизни, но тем не менее они очень привлекательными являются. Поэтому в этом смысле есть даже какая-то идеологическая база для налаживания контактов с представителем Демократической партии.

Как известно, афроамериканское население США составляет устойчивую электоральную базу, одну из электоральных баз демпартии в США. Это тоже хорошо известно, здесь я не открываю ничего нового. Но и Советский Союз постоянно поддерживал движение афроамериканцев к реализации обеспечения своих прав законных. Ещё Коминтерн писал в 30-е годы, что у негритянских представителей рабочего класса и у белых рабочих один враг    –   это империализм и капитализм. И писали о том, что этот отряд может быть самым эффективным в будущей революционной борьбе.

Так что вот и здесь есть нечто такое, что в известной степени, ну, если нас не объединяет и не роднит, то является общими ценностями. Я не побоюсь этого слова, так оно и есть.


Помните, ну, вы человек молодой, а люди моего поколения помнят, что у нас был момент, когда по всему Советскому Союзу висели огромные портреты члена Компартии США и активного борца за права афроамериканцев Анджелы Дэвис."

http://kremlin.ru/events/president/news/64171?fbclid=IwAR1E-I-dYCaEyZ--0QS-2no8OcsKtXu-Z538Na8vlcfkfphUtuJM3gSeaZs