Category: экология

Category was added automatically. Read all entries about "экология".

Я

"Хозяин, может быть, этот колОр??...."

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

У новой партии "За кривду" весьма странный бренд-дизайн и непонятное цветовое решение   -   зелёные надписи на густофиолетовом фоне. Что хотели этим сказать креативщики, не очень понятно    -    то ли, что партийцам всё фиолетово (но это скорей для какой-нибудь Партии любителей пива колор), то ли хрен знает что. Зелёный тоже ассоциируется обычно либо с исламом (что в данном случае не вариант, поскольку люди позиционируют себя как партию Русского мира), либо с экологией, что тоже вряд ли, поскольку в риторике хедлайнеров ничего про зелёную планету нет.

В общем, всё как всегда

Я

Свежий Медвежонок в сегодняшней "Литературной газете"

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Саид Гафуров:  Кто остановит экологических фундаменталистов? Охрана природы как средство политического давления и экономической экспансии 


Безразлична Природа-мать.
Равно светит солнце
На зло и благо,
И для злодея
Блещут, как для лучшего,
Месяц и звёзды.


Иоганн Вольфганг Гёте

Довелось побывать в Ар­хангельске на экологическом форуме «Eco-Media- Barents-2019». Собрались там журналисты и экологи сурового Баренцева региона   –   представители России, Норвегии, Швеции, Финляндии. Именно там под впечат­лением от чудесной погоды, разрушающей все стереоти­пы о континентальном климате, у меня и родилась пара­доксальная мысль: а так ли плохо то самое «глобальное потепление», о котором нам прожужжали все уши «зелё­ные активисты».

И правда, согласитесь: люди на нашей планете живут в самых разных условиях, а значит, невозможны универсальные принципы экологической дея­тельности. Они должны соответ­ствовать конкретным условиям в конкретном месте и в кон­кретное время. У нас в стране без отопления существовать нельзя. В наших краях   –   о, несправедливость!   –   высшие приматы вообще не должны выживать (шерсти у нас мало, но мы, вопреки законам эколо­гии, живём на севере, а у горилл много, но они живут на юге). Следовательно, мы будем выну­ждены и впредь строить тепло­вые электростанции, увеличи­вая выбросы углекислого газа, а Запад будет и дальше давить Россию санкциями   –   теперь уже экологическими.

Для «развитых стран» защи­та окружающей среды   –   не самоцель, а инструмент про­мышленной и в целом   –   эко­номической политики. Сегодня «природозащита» всё чаще ста­новится средством недобро­совестной конкуренции круп­нейших корпораций за рын­ки сбыта и источники сырья. Корпорации из США и ЕС не готовы к честной и открытой экономической борьбе. Экологическое движение превраща­ется в инструмент, с помощью которого можно противостоять честному, новому, многополярному, глобальному экономиче­скому порядку.

Политика стран Запада (неоколониалистская по своей природе) черпает в экологии идеологические обоснования для экспансии. Для обеспече­ния экологической деятель­ности в западных странах была создана разветвлённая неформальная система из частных фондов, госчиновни­ков, международных непра­вительственных организаций, академических институтов и «зелёного бизнеса». Сра­щивание большого бизнеса, государственной бюрократии западных стран и транснацио­нальных экологических орга­низаций привело к появлению феномена, который эксперты называют «климатико-про­мышленным комплексом» (по аналогии с военно-промыш­ленным комплексом).

Экологические орга­низации стали служить передовым отрядом мирового финансо­вого и политическо­го истеблишмента. Совместными уси­лиями защитни­ки природы, стра­ны-колонизаторы и транснациональ­ные корпорации создают повестку дня для третьего мира: меньше людей, мень­ше экономического роста на местном уровне (особен­но в промышленном секторе), меньше самостоятельности, больше зависимости от между­народных структур по предо­ставлению помощи.

Россия   –   тоже мишень

В 1987 году в Вашингтоне была создана загадочная (чтобы не сказать зловещая) Ассоциа­ция экологических грантодате­лей (Environmental Grantmakers Association)   –    единый между­народный центр координа­ции финансирования эколо­гических движений, и сразу же в СССР прошла «зелёная волна». Под экологическими лозунгами собирались первые демонстрации протеста, ими же прикрывались организации сепаратистов в национальных республиках.

Сейчас на международных экологических конференциях активно продвигается концеп­ция, что природные ресурсы   –   это якобы общее достояние человечества. Национальные суверенитеты ставятся под сомнение, явочным порядком утверждается право западных государств вмешиваться в дела других стран, если там при­родные ресурсы используют­ся   –   с точки зрения Запада   –   «неэффективно». В нефтяной отрасли, например, стала гло­бальной тенденцией борьба транснациональных углево­дородных корпораций про­тив самостоятельности нацио­нальных нефтяных компаний. Прежде всего в странах ОПЕК, но и России не следует быть слишком самоуверенной   –   мы, похоже, на очереди… Концеп­ция такая: нефть, дескать, это не богатство ливийского, ирак­ского (или российского) народа, а достояние тех, кто может ею наиболее эффективно распорядиться, то есть англо-амери­канских нефтяных монополий. И мы видим, что они уже не стесняются применения ору­жия, захватывают контроль над иракскими и ливийскими запасами нефти.

Ядерный щит России не позволит отобрать ресурсы у нашей страны силой, поэто­му на Западе будут делать всё возможное   –   уговорами, хит­ростью и обманом,   –   чтобы мы отдали по собственной воле. Должны найтись те, кто готов сам отдать. Один из инструмен­тов формирования такой «пятой колонны»   –   транснациональ­ные и псевдонациональные эко­логические организации. В этой связи вовсе не случайной пред­ставляется идея С. Медведева из Высшей школы экономики отдать Арктику международ­ному сообществу (В.В. Путин назвал выступление профессо­ра «полной глупостью»). 

Экологи на западном содер­жании гиперактивны в пуб­личном пространстве и вос­принимают себя как своего рода религиозное сообщество. При этом большая часть эко­активистов   –   приверженцы не выстраданных, а вычитанных (или почерпнутых на ютубе) идеалов. «Вычитанные мораль­ные качества,  –   метко заме­чает публицист Виктор Мараховский,   –  вообще куда современней выстра­данных. Их обладателем можно стать просто путём зачитывания соответствую­щей шахады: безоговорочно принимаю все ценности эколо­гии и противников глобального потепления. Обязуюсь всемер­но с искренней ненавистью осуждать нарушителей её высоких принципов!..» 

Маркером «годного» отече­ственного экоактивиста в пер­вую очередь является ненависть к экологической политике сво­его собственного государства, во вторую   –   союзников своего государства и лишь в третью, угасшую до простого неодоб­рения   –   к экологической политике противников своей страны. Причём противникам своей страны экоактивисты всегда находят оправдание, изобретательно обнаруживая аргументы в защиту. Причины такой солидарности очевидны: они рассматривают против­ников своей страны как «сво­их»   –  ведь сами противостоят тому же государству. В «эколо­гическом сообществе» не принято стесняться зарубежного финансирования    –   оно воспри­нимается как нечто само собой разумеющееся.

«Гринпис» и другие

Из организаций, изначаль­но объединяющих энергич­ных идейных людей, желаю­щих изменить мир, «Гринпис» и другие экологические струк­туры превратились в круп­ные корпорации со сложной бюрократией, управляемой наёмными технократами, часто выходцами из крупного бизнеса. Один из основателей «Гринпис», Джон Кастел, впо­следствии изгнанный за бескомпромиссность, отмечал, что организация «создавалась как группа действия. Активисты знали свой предмет, страстно любили то, чем занимались, и сами освещали всё, что они делали   –   от исследований, встреч с пострадавшими, отбо­ра проб воды и грунта, посе­щения политических встреч, написания нормативных актов и пресс-релизов, до непосред­ственного участия в акциях, где в любой момент могли быть избиты или арестованы. Сей­час пресс-релизы поручаются пиарщику, который ни черта не смыслит в теме и превра­щает любые признаки личного отношения в официоз». 

Невидимая рука рынка тут работает   –   «плохая монета вытесняет хорошую», скверные, продажные, алчные и бессо­вестные экологи вытесняют эко­логов принципиальных и ответ­ственных. Виднейший русский эколог-бюрократ А. Яблоков в 2000 году горделиво подчёрки­вал, что «за последние 7  –  8 лет прошёл процесс профессио­нализации зелёного неправи­тельственного сектора». Он, похоже, даже не понял, в чём признаётся: в том, что экологи под его руководством из народ­ного движения превращаются в нечто официозное. 

Мир двойных стандартов 

Двойные стандарты между­народных экологических орга­низаций не могут не удивлять. Например, Норвегия, тратя­щая миллионы долларов еже­годно на поддержание ими­джа мирового экологического лидера, превратилась в один из главных факторов загряз­нения атмосферы и океана в Арктическом регионе. Поли­тик Дарья Митина отмечает, что при этом норвежские неза­висимые экологи «искренне считают, что экологическая ситуация в России лучше, чем в Норвегии, а российское правительство гораздо про­ще принудить к соблюдению закона, чем норвежское». 

Если спросить у среднестати­стического россиянина, каков уровень коррупции, скажем, в Нигерии, ответ будет: очень высокий. Если же спросить, каков уровень коррупции в Нор­вегии, скорее всего, скажут, что её там нет вообще. Между тем это неверный ответ. Достаточно посмотреть на результаты поли­тических решений норвежско­го правительства. Сразу станет ясно, что весьма значительная часть госаппарата Норвегии принимает решения исключи­тельно в интересах крупного бизнеса: «Статойл», «Норск Гид­ро», «Гидро Алюминиум», гор­ного бизнеса, китобоев и рыбо­ловов… 

Например, Норвегия оста­ётся единственной страной региона, не подписавшейся под международным соглашением о запрете складирования отхо­дов в море. Из года в год она сбрасывает токсичные отходы горнорудной промышленности в собственные фьорды и при этом финансирует и всячески продвигает деятельность эко­логической организации «Бел­лона» (почему-то названной по имени древнеримской богини войны), которая активно вме­шивается в политику экономи­ческого развития на российском Северо-Западе. 

Показательно, что яркое обличение двойных стандар­тов и лицемерия дал имен­но норвежец   –   Генрих Ибсен в пьесе 1882 года «Враг народа»: главный герой обнаруживает загрязнение в лечебных водах курортного городка и добива­ется закрытия источников... 

И, конечно, большинство норвежцев понимают, что китов убивать нельзя   –   человечество в состоянии прожить без кито­вого мяса, а вот без этих океан­ских красавцев жизнь землян станет намного беднее. Однако насквозь коррумпированное чиновничество Норвегии бло­кирует инициативы по запрету убийства китов ради наживы хозяев китобойного промысла и торговцев китовым мясом. Например, игнорируется мора­торий на добычу китовых, объ­явленный Международной конвенцией по регулированию китобойного промысла. 2018 год был рекордным по экспорту Норвегией китового мяса. Имен­но это и является сутью кор­рупции   –   принятие решений в пользу конкретных юридиче­ских и физических (стоящих за юридическими) лиц. И ничем норвежская коррупция не луч­ше коррупции нигерийской. 

Без научных обоснований 

Совершенно жуткая исто­рия, осложняющая и без того непростые взаимоотношения между Россией и Норвегией   –   угроза экологической катастро­фы на потопленной в 1945 году близ Бергена немецкой под­водной лодке U-864 с грузом металлической ртути и окси­да урана весом в 65 тонн. Если контейнеры разгерметизи­руются, экология не только Баренцева, но и Белого моря окажется под страшной угро­зой. Россия предлагает норвеж­скому правительству поднять лодку, напоминая о сотрудни­честве при поднятии «Курска». Но с 2000 года внешнеполити­ческая ситуация серьёзно изме­нилась, и Норвегия предпочи­тает закопать затонувшую лод­ку в песке на дне моря. 

Характерная особенность современной экологии   –   интел­лектуальная и научная недобро­совестность. Например, отказ от использования математических методов, которые определяют корректность экстраполяции собранных в прошлом данных по изменению климата на буду­щее. Соответствие научной исти­не вообще не сильно тревожит представителей климатико-промышленного комплекса. Видный популяризатор науки Алексей Алексеенко подытоживает логи­ку их действий и рассуждений следующей максимой: «Научная истина мешает доброму делу». 

Но природоохранная деятель­ность   –   оружие обоюдоострое: в неоднополярном мире меня­ются правила глобальной конкуренции, и принятие правил экологии в версии Запада носит конвенциональный характер. То есть их используют только до тех пор, пока страны согласны их использовать (или пока США и ЕС могут их навязать). В этой ситуации Россия может стать одним из лидеров глобальной природоохранной деятельности, создав определённые трудности «развитым странам». 

Экологическая политика нашей страны должна быть суверенной, исходить из инте­ресов жителей России, в том числе и отдалённых, малона­селённых регионов   –   Крайне­го Севера, Дальнего Востока и Сибири. Условием нашего выживания как суверенной страны является отказ от «эко­логической» истерии или «зелё­ного» экстремизма. Экологиче­ских проблем у нас достаточно, и должно развиваться соб­ственное (низовое, а не псевдо-элитное) экологическое движе­ние. Не богатые топ-менеджеры из Нью-Йорка или Амстердама, а мы сами должны решать, что для нас целесообразно, а что категорически неприемлемо.


https://lgz.ru/article/-47-6714-20-11-2019/kto-ostanovit-ekologicheskikh-fundamentalistov/?fbclid=IwAR31qNSnaz-H1lfnhR2z0NNIr6lg7Kg9_9L2UFQG2tvM3L1kHopo9PY0-ds

Я

От Шиеса до Греты Тунберг: экология как политика

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

В гостях у Саида Гафурова   -    руководитель центра экологического мониторинга “Помор” Тимофей Суровцев и главный редактор ИА “BarentsNews” Василий Борисов.

Так ли плохо то самое «глобальное потепление», о котором нам прожужжали все уши? Какие последствия для России несет присоединение к Парижскому соглашению по климату? К чему ведет сращивание большого бизнеса, государственной бюрократии западных стран и транснациональных экологических организаций? Что такое «Климатико-промышленный комплекс»? В чем состоит идея проведения Форума журналистов и экологов Баренцева региона «Eco-Media-Barents-2019»? Как связана экология и промышленная и вообще экономическая политика? Для чего нужна разветвленная неформальная система из частных фондов, государственных чиновников, международных неправительственных организаций, академических институтов и университетов и «зеленого бизнеса»? Как связаны экология и глобальная конкуренция за природные ресурсы? В чем причина деградации международных экологических организаций? Почему двойные стандарты превратились в modus operandi глобальных экологов? В чем состоит тайна гитлеровской подводной лодки U-864? Почему Норвегия отказывается присоединиться к международному соглашениям о запрете сброса отходов в море и запрете поставленного на промышленную основу убийства китов? Что России нужно делать в области экологии? Какой должна быть экологическая политика нашей страны?



Я

Немножко видео к предыдущему посту

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Фрагменты выступлений участников  Форума журналистов и экологов Баренцева региона «ECO-MEDIA-BARENTS-2019» -  главреда портала Barents News Василия БорисоваДарьи Митиной, океанолога Владимира Латки и Саида Гафурова



Я

«Накануне Дня всех святых в Архангельске устроили экологический шабаш»

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




У нашей гостиницы на мысу Пур-Наволок, что на берегу Северной Двины, в историческом месте, откуда есть пошёл город Архангельск, с утра до вечера стояли молчаливые пикетчики с плакатами «Cтоп Шиес», почему-то на английском и русском языках. Мы    -    экологи, журналисты, гражданские активисты, участники проходившего в Архангельске Форума журналистов и экологов Баренцева региона «ECO-MEDIA-BARENTS-2019»   -    подходили к немногословным пикетчикам, пытаясь их разговорить. Практически все они оказались архангелогородцами. До самого Шиеса доехал только один из них, бородатый мужичок в вязаной шапке. Остальные сочувствуют протестующим, не покидая Архангельска. На площади Ленина, на припорошенных снегом скамеечках напротив областного Дома правительства выведено «Шиес   -    наш!»

Международный Форум журналистов и экологов Баренцева региона ECO-MEDIA-BARENTS проводился в третий раз. Обычно он собирает не только участников из северных регионов России, но и защитников живой природы из сопредельных стран   -   Норвегии, Финляндии, Дании, Швеции. Если три месяца назад в Мурманске и норвежском Киркенесе речь шла в основном о чистоте воздуха и водной акватории, то в столице Поморья разговор строился вокруг самой острой, кричащей проблемы Архангельской области, внезапно ставшей площадкой для правительственного эксперимента по реализации «мусорной реформы». «Мусорное противостояние» в начале года привлекло к Архангельской области внимание федеральных СМИ, но и до его начала Архангельская область занимала какие-то обидно низкие строчки в экологических рейтингах. «Стояние в Шиесе» у всех на слуху, но не все знают, что в области сейчас 119 «горячих точек», где население протестует против попыток загрязнения окружающей среды. Наш Форум, собравший весь цвет экологической журналистики севера России и лучших экологов-экспертов, вызвал взрывной интерес у всех, кроме, собственно, тех, кому были адресованы прозвучавшие на нем выступления: администрация Архангельской области проигнорировала приглашение на Форум и не делегировала на него НИКОГО,   -   ни докладчиков, ни слушателей. Такая демонстративная глухота людей, принимающих решения в области, лишь подкрепила оппозицию дополнительными аргументами и показала неумение и нежелание вести диалог, публично обосновывать и защищать свою позицию.

Одна из главных задач Форума   -   создание информационного медиапула, единой площадки для координации и коммуникации журналистов, пишущих на природоохранную тематику. Открывая Форум, журналист Маргарита Митрофанова отметила, что северную журналистику, охватывающую огромное пространство от Нарьян-Мара до Архангельска и от Мурманска до Петербурга, сложно уложить в единый формат, но сотрудничество заинтересованных экологов и журналистов возможно, когда есть единое понимание процессов, происходящих в сфере экологии.

О выработке такого единого понимания говорил Василий Борисов, руководитель недавно созданного информационно-аналитического агентства «Barents News», которое уже успело стать российским агрегатором экологических новостей Баренцева региона, площадкой взаимодействия медиа-ресурсов стран Арктики: «К сожалению, сегодня Арктику делают заложницей политических процессов, нагнетается излишняя нервозность, и только гуманитарные совместные проекты, ориентированные на диалог, смогут нивелировать эту нездоровую ситуацию, мы все должны быть услышанными…. Односторонние процессы деструктивны, они провоцируют агрессию и усиливают недопонимание». С точки зрения Борисова, российские национальные медиа пока значительно уступают средствам массовой информации стран-соседей и в оперативности, и в популярности, и в остроте подачи материалов. "Не секрет, что экологическая журналистика стран-партнеров Баренцева региона более профессиональна. Вместе с тем качество экологических решений, общественной активности в сфере сохранения окружающей среды напрямую зависит от грамотной работы средств массовой информации".

Руководитель Центра экологического мониторинга «ПОМОР» Тимофей Суровцев предрёк Баренц-региону скорый инвестиционный бум, связанный со строительством Северного потока-2, рост промышленного производства и развитие технологического потенциала в сфере разработки, добычи и переработки ресурсов. Следствием этого становится серьезная ресурсная конкуренция, и поэтому именно северным регионам, как воздух, необходима поддержка государства. Арктические проблемы должны стать основой масштабных государственных программ. Государство не должно стараться максимально спихнуть бюджетные обязательства на регион, иначе дотационным регионам не выжить. Вообще, как подчеркнул Т. Суровцев, понятие «дотационный регион» применительно к Архангельской области некорректно   -   государство должно вернуть региону свои экологические долги и реабилитироваться перед населением. Для того, чтобы государство сняло непосильную нагрузку с регионального бюджета, нужен контроль независимых природоохранных организаций. Это может быть, например, Арктическая экологическая палата с центрами в двух арктических столицах   -   Архангельске и Мурманске. Не нужно бояться наделить такую палату не только правом инициативы, но и контрольными функциями».

Руководитель международной ассоциации журналистов-экологов «ЭКО-пресс» Сергей Шахиджанян  посетовал, что из-за скудости и непрофессионализма российской экологической прессы информация о новых технологиях, российских природосберегающих проектах, национальных разработках в области защиты окружающей среды часто остается в кругу узких специалистов и не получает достаточной широкой поддержки. В результате Архангельск в общественном мнении по-прежнему остаётся «городом доски, трески и тоски», а не воротами в Арктику, а в целом у России в Баренцевом регионе формируется не лучшая репутация. Шахиджанян призвал иностранных экологов и журналистов преодолеть навязанную правительствами наших стран политизацию природоохранной повестки, уйти от стереотипов и двойных стандартов в освещении экологических проблем: «Наша задача    –   в объединении, выработке каких-то единых арктических профстандартов, даже этики. Мы видим, что прогресса сегодня среди медиа Баренцева региона нет. Более того, есть определенное противостояние между странами-соседями. Пока российская экологическая журналистика только учится правильно ставить вопросы, норвежские коллеги уже успешно развивают несколько экологических интернет-ресурсов на русском языке».






С особым интересом собравшиеся слушали норвежских экспертов   -   конечно, в силу сложившейся репутации Норвегии как экологического лидера Европы. Нужно было видеть, с каким пылом норвежские экологи оспаривали эту совершенно незаслуженную, по их мнению, свалившуюся на Норвегию славу. В архангельской областной прессе сегодня попадаются, например, такие пассажи: «Москвичам или питерцам рассуждать в Архангельске о проблемах переноса пластика в Гольфстриме и в Баренцевом море   –   это все равно что питекантропам критиковать недостатки прямохождения у хомо сапиенс».

Руководитель природоохранного союза «Зеленые воины Норвегии» Рубен Оддекалв с горечью заметил, что при всей, казалось бы, структурированности норвежской экологической общественности, норвежские медиа не слишком открыты для общения с независимыми экологами и часто не готовы поднимать острые экологические проблемы региона. «Сегодня вся норвежская общественность озабочена массовым строительство ветряков, но нет единого понимания, почему ветряки в большом количестве вредны. Есть активисты, которые борятся против сопутствующей строительству ветряных электростанций немецкими инвесторами вырубки леса, но многим просто не нравится внешний вид ветряков   -   правительство спекулирует этим, выставляя всех членов движения идиотами. Кроме этого, мы ведем борьбу с горнодобывающими компаниями, которым наше правительство разрешает сваливать токсичные отходы прямо в уникальные фьорды   —   многие из них уже забиты рудными отвалами, которые отравляют море. К сожалению, в процессе нашего противодействия СМИ Норвегии играют далеко не объективную и благовидную роль»,   —   отметил Оддекалв.

Журналист интернет-портала iFinnmark Стиан Хансен, который живёт в одном из самых загрязнённых городов Норвегии   -   Киркенесе, подтвердил, что в его стране сильное экологическое движение, но местные активисты не всегда могут договориться, действуют вразнобой. В 2020 году в Киркенесе начнет работу металлургический завод Сур-Варангер, против которого выступает большинство местных жителей. Их задача - привлечь внимание правительства к протестам.

Глава Общества охраны природы Норвегии Силье Лунберг отметила, что общее мнение о норвежской экологической "стерильности"   -   сильное преувеличение. «Нас беспокоит искусственно выращенный норвежский лосось, который, будучи напичканным антибиотиками и всевозможной химией, часто "сбегает" из садков и портит популяцию дикой рыбы, мы боремся с норвежскими рудниками, которые выбрасывают тысячи тонн грязных отходов в наши моря и отравляют все биоресурсы, мы постоянно работаем над тревожной проблемой пластикового мусора»,   -   перечисляла Силье.

От проблем норвежских вернулись к родным осинам. Для меня было совершенно очевидно, что мусорная проблема находится сейчас в центре внимания жителей области, в которую мы приехали, и люди с нетерпением ждут, пока им предложат решение. Я рассказала собравшимся о структуре управления мусорной реформой   -   о созданном Указом Президента России от 14 января 2019 г. Российском экологическом операторе, о его функциях и полномочиях. Безусловно, он будет и разрабатывать методологию обращения с отходами, и привлекать инвесторов для их сбора, утилизации и переработки. Но основная задача оператора   -   заключение соглашений с учреждениями федерального, регионального и муниципального уровня, а их платёжеспособность зависит от бюджетной обеспеченности. Само по себе наличие оператора не поможет Архангельской области расстаться со своим дотационным статусом и оплатить услуги по работе с отходами. В этом году на очистку 4-х свалок области выделено 200 миллионов рублей, но это капля в мусорном море….

Показательно, что буквально через несколько дней после закрытия Форума и нашего возвращения домой административную «мусорную вертикаль» настигли кадровые перемены   -   Председателем Правительства Д. Медведевым был уволен профильный заместитель Министра природных ресурсов, курирующий реформу, что свидетельствует о том, что Правительство признает неудачу проведенных в рамках реформы мероприятий и рефлексирует над этим.

В процессе общения с участниками Форума у меня сложилось устойчивое впечатление, что жители Архангельской области считают свою экологическую ситуацию уникальной, специфичной, и им кажется, что можно всё легко решить в ручном режиме, надавив на власть. Однако это совершенно не так   -   проблемы во всех регионах очень схожи, экологическая повестка и все связанные с нею болячки едины для всей страны. Я объяснила собравшимся, что, по моему глубокому убеждению, в стране не существует единой экологической политики, точно так же, как, например, не существует единой социальной политики. О каких единых социальных стандартах может идти речь, если средняя зарплата в Ингушетии   -   18 тысяч рублей, а в Ханты-Мансийском автономном округе   -   74 тысячи?... Точно так же и с экологией: даже в Москве, которая считается единым субъектом Федерации, имеет одного мэра и одно правительство, ситуация с раздельным сбором мусора, например, варьируется от района к району, от управы к управе.

Я призвала журналистов привлекать внимание к экологическим проблемам без надрывной истерики, которая только мешает восприятию информации, без спекуляций и лишнего хайпа. В качестве примера того, «как писать не надо», я привела редакционные статьи архангельской областной газеты «Правда Северо-Запада», написанные в визгливо-хунвейбинском тоне.

Ольга Штемберг, учёный-токсиколог, долгое время возглавлявшая департамент Министерства природных ресурсов РФ, призвала собравшихся опираться на мнение учёных, обращаться к серьёзным научным сообществам. Дилетантизм журналиста зачастую может нанести огромный ущерб.






Океанолог Владимир Латка, сыгравший в этом году ключевую роль в вызволении из плена белух и косаток, хвалил жителей Архангельской области, не побоявшихся открыто защищать свой регион и противостоять планам властей по устройству полигона в Шиесе. Гражданская активность, по его мнению, должна способствовать взятию под общественный контроль ситуацию с охраной окружающей среды в Арктике. Латка подчеркнул, что, во избежание противостояния властей и общественности, экономические решения, связанные с развитием промышленности и строительством промышленных объектов, нужно принимать с проведением независимых общественных экспертиз. По словам Латки, очередной экологической катастрофой может обернуться волюнтаристское решение власти активизировать разработку Павловского месторождения свинцово-цинковых руд на Новой Земле, - это угрожает крупнейшему в Евразии птичьему базару (40% всех птиц Баренцева моря) и может разрушить всю экосистему Баренцева моря.

Не мог Владимир Латка не упомянуть дело всей своей жизни   -   защиту китов от неконтролируемого коммерческого китобойного промысла. На самом большом в Европе скоплении наскальных неолитических рисунков из 1300 изображений 200 посвящены китам и китобоям. В древние времена моря кишели китами, а сейчас выйдешь на море   -   не то что китов, чаек-то не увидишь…. Трудно переоценить роль китов в снижении парникового эффекта: установлено, что эффект одного кита, который он оказывает на утилизацию парникового газа СО2, равен двум миллионам долларов. По оценкам океанолога, сейчас насчитывается всего около 1 миллиона китов, а ещё недавно было около восьми….

Иногда для того, чтобы разрушить экосистему, и стараться особенно не надо. Живущий в заливе Губа Лямчина (на острове Вайгач) отшельник Андрей Вылка (родственник знаменитого ненецкого советского художника Тыко Вылки) рассказал океанологу Латке, что вековое лежбище моржей на Вайгаче прекратило свое существование после того, как туда начали прилетать вертолёты с туристами. После нескольких вертолётов моржи покинули лежбище и исчезли в неизвестном направлении.

Гостья из Мурманска Екатерина Макарова, возглавляющая общественную организацию «Чистая Арктика», рассказала о вкладе общества в очищении природной среды: активисты «Чистой Арктики» добились установки в Мурманской области 11 боксов для сбора батареек, в результате чего 4 тонны батареек уехали не на полигон, а на переработку.

Большой интерес и оживление аудитории вызвало выступление свободного художника Ильи Кузубова, организатора молодёжного культурно-экологического волонтёрского арт-фестиваля «Тайбола». Илья устанавливает большие скульптуры (самая известная   - Драккар-Левиафан) в северных регионах России, а с недавних пор ещё и в Норвегии.

Саид Гафуров говорил о том, что не существует универсальных решений экологических проблем: «задачи на территориях стоят разные, и решаться они должны разными методами. Но любое решение экологической проблемы   –  это компромисс, а у любого компромисса есть неприятное свойство   –   им все недовольны. Люди в Шиесе им будут недовольны, Москва уже взбешена сегодня. Что значит «Шиес   -   наш»? А что Москва   –   только моя? В отношении Шиеса нельзя биться до победы одной стороны».

Призыв искать компромисс вызвал противоречивую реакцию у областной общественности: на следующий день после Форума архангельская пресса запестрела заголовками типа «Накануне Дня всех святых в Архангельске устроили экологический шабаш»)). В общем, пока что ни архангельская власть, ни областная оппозиция компромисс искать не хотят.

Самая приятная часть Форума предназначалась под занавес. Мы подвели итоги областного конкурса журналистов, пишущих на экологическую тематику, и вручили призы и подарки. Более 900 работ оценивалось в нескольких номинациях: «лучшая статья», «лучшее фото», «лучшее видео», «лучший блог», «лучшая публикация начинающего журналиста». Надо ли говорить, что из 900 поданных на конкурс работ 850 были о Шиесе?.... Думаю, вы и так догадались. Глаза у нас, членов конкурсной комиссии, разбегались   -   трудно было выбрать лучшие из сильнейших работ. Вручая приз за лучшую статью студентке Карине Заболотной, мы были единодушны: описывая Шиес как болевую и горячую точку, автор не истерит, не выжимает слезу, не кошмарит читателя, а представляет и репортаж, и анализ, и обзор нормативной базы, и историю конфликта, предлагая управленческие решения, пути выхода из трудной ситуации.

Если бы у нас получилось хоть чуть-чуть остудить страсти, уже одно это мы бы считали большим успехом. Надеюсь, нам удалось доказать северянам, что проблемы, стоящие перед ними, носят системный характер, и решить их можно только в масштабе всей страны.

Я

А есть ли у меня френды из Архангельска?

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Может быть, среди них есть журналисты, экологи, гражданские активисты?

31 октября приглашаем на Форум журналистов и экологов Баренцева региона "ECO-MEDIA-BARENTS-2019":

Начало Форума в 14-30 в отеле "Пур-Наволок".

К участию в дискуссиях, презентациях и докладах по актуальным проблемам и новым технологиям современных медиа, пишущих об экологии, приглашены наиболее профессиональные журналисты, ведущие эксперты и экологи Баренцева региона.

Организаторами форума "ECO-MEDIA-BARENTS-2019" выступили Ассоциация журналистов-экологов "ЭКО-пресс", информационно-аналитическое агентство «Barents News», Союз Журналистов России совместно с профильными комитетами Общественной Палаты РФ, Государственной Думы РФ, Совета Федерации РФ, при поддержке ведущих СМИ России – РИА Новости, ТАСС, АиФ, РЕГНУМ, РГ, Ъ и др.

Среди тем, которые планируется поднять на форуме   —   экологическая журналистика в современных медиа, проблемы формирования объективного информационного поля Баренцева региона, Россия глазами иностранных медиа, специфика "арктической" журналистики, новые технологии эко-медиа АО и др.

В Форуме принимают участие:

- Маргарита Митрофанова, телеведущая, журналист радиостанции «МАЯК».
- Роман Серебряный, секретарь Союза Журналистов России.
- Сергей Шахиджанян, глава Ассоциации журналистов-экологов «ЭКО-пресс».
- Курт Оддекалв, руководитель «Природоохранного союза Норвегии».
- Бьорн Йохансен, журналист газеты IFinnmark, Норвегия.
- Тимофей Суровцев, директор Центра экологического мониторинга «ПОМОР».
- Василий Борисов, главный редактор портала «Barents News».
- Анна Горохова, телеканал «Россия-24».
- Алексей Алексеев, газета «Коммерсантъ».
- Дарья Митина, политик, журналист
- Кирилл Смирнов, главный редактор газеты «Санкт-Петербургский дневник».
- Екатерина Макарова, руководитель Экологического Центра «Чистая Арктика».
- Саид Гафуров, экономист, журналист.
-. Владислав Жуков, член экспертного совета при Совете Федерации Федерального Собрания РФ.
- Василий Ходяков, сотрудник Общественной палаты РФ.
- Владимир Латка, эксперт-океанолог.
- Вероника Тарбаева, эколог, академик, профессор.
- Ольга Штемберг, эксперт Госдумы РФ, председатель комитета ТПП РФ

ПРИХОДИТЕ!!!!

Я

Три дня в Арктике

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




Жёсткая предвыборная кампания в МГД и погружённость в дела избирательные в режиме 24/7 не позволила мне сразу написать репортаж о моей трехдневной поездке в Арктику    -   форум «ECO-MEDIA-BARENTS-2019» для журналистов и экологов стран Арктического региона прошёл в августе в российском Мурманске и норвежском Киркенесе. 

Форум проводился во второй раз, его организаторы    -   Союз журналистов России, Ассоциация журналистов-экологов ЭКО-пресс, информационно-аналитическое агентство Barents News, профильные комитеты Совета Федерации, Общественной Палаты    -    исходили из того, что региональная пресса освещает острые и животрепещущие экологические проблемы и мониторит природоохранную деятельность зачастую куда глубже и профессиональнее, чем федеральная пресса: сказывается близость к региональным реалиям и «включённое наблюдение». 

В отличие от прошлого года, в этот раз представительство российских регионов на форуме было шире, да и разговор откровеннее. Выступали не только золотые перья Баренцева региона, но и неравнодушные общественники-экологи, гражданские активисты, представители того самого гражданского общества, занимающиеся природоохранной тематикой в силу призвания.  Неравнодушный журналист, пишущий на экологические темы, по мере погружения в предмет может стать грамотным экологом-профессионалом, и в то же время вступает на довольно опасный путь: не секрет, что власть в любой стране относится к экологам с предубеждением, а то и с откровенной враждебностью. Потребности индустриализации неизбежно вступают в противоречие с природоохранными традициями и нормами, загрязнение окружающей среды подаётся как обязательные издержки научно-технического прогресса. Экологическая экспертиза зачастую встает на пути грязных производств, вредных строек, капиталистической эксплуатации природных ресурсов. Экологические журналистские расследования становятся головной болью как для владельцев крупных промышленных гигантов, так и для региональных властей, нарушающих природоохранное законодательство. Было любопытно сравнить российскую ситуацию с охраной природы и освещающими её экологическими медиа с ситуацией в стране, которая пользуется репутацией уникального природного заповедника, экологического лидера и самой чистой страны в мире. Есть, правда, ещё Новая Зеландия)), но в Европе такая репутация давно и прочно закрепилась за Норвегией. 

Один из организаторов Форума, руководитель Центра экологического мониторинга «ПОМОР» Тимофей Суровцев презентовал Barents News   -    недавно созданный международный региональный портал для стран Скандинавии, Финляндии и российского арктического региона. В то же время, изданий, имеющих международный, трансграничный характер, практически нет: на их создание крайне болезненно реагируют правительства региона. Например, единственное тематическое агентство, работающее в норвежском Киркенесе   -   Barents-Observer   -   недавно было заблокировано в России из-за антироссийской направленности. Безусловно, норвежская пресса активно транслирует антироссийские настроения, в том числе и спекулируя на взаимных экологических претензиях, но вряд ли перекрытие свободного интернет-пространства поможет решению наболевших вопросов. Там, где правительства государств самоустраняются от их решения, вступает в свои права журналистика. 

Результатом двух прошедших форумов стало начало создания экологического медиапула российского Баренцева региона. Руководитель ассоциации журналистов-экологов ЭКО-Пресс Сергей Шахиджанян рассказал о том, что Комсомольская правда запустила спецпроект «Арктика» с особым упором на экологическую тему, заработала Школа юного журналиста-эколога Баренцева региона, намечается более плотная координация журналистов, занимающихся экомониторингом и журналистскими расследованиями. 

Выступавшие региональные журналисты, представлявшие самую широкую географию - от Петербурга до Мурманска, от Нарьян-Мара до Архангельска   -   говорили в основном о том, что вызывает тревогу в природоохранной сфере их регионов. Руководитель Независимого информационного агентства - Мурманск Ольга Щетинникова восприняла новость о том, что Мурманская область заняла 6-е место в рейтинге самых чистых регионов России (на 5-м месте, как ни странно, Москва (!!!)), скептически - вредные производства без соблюдения требований экологической безопасности в области до сих пор не редкость. Она сообщила, что Мурманск   -   единственный город России, в котором отходы производства сбрасываются в сточные воды и попадают в баренцеву акваторию. До сих пор не решено, что делать с крупнейшей свалкой в ставшей уже легендарной Териберке. Есть, безусловно, и поводы для радости   -   Мурманская ТЭЦ модернизировала систему слива мазута и повысила качество очистки ливневых и сточных вод, Кольская ГМК сократила выбросы диоксида серы в два с половиной раза, создан экотехнопарк по переработке мусора. Все эти инновации повышают экологические показатели области. 

Журналисты из Карелии жаловались на то, что у предприятий, расположенных на берегу Онежского озера, водозабор и очистные сооружения находятся в опасной близости друг от друга, вызывая периодические вспышки массового заражения детей. 

Сотрудники архангельского интернет-портала  News29.ru  рассказывали, разумеется, о мусорной свалке в Шиесе и уповали на мусорную реформу. Блаженны уповающие, ибо они доуповаются    -  первоначальные планы Правительства на реформу положены под сукно. 

Журналисты крупнейшей газеты российского Севера «Наръяна вындер» (Ненецкий автономный округ) рассказывали о низовой самоорганизации жителей округа, собирающихся вместе для того, чтобы вручную очищать бескрайние пространства тундры от мусора. Ненецкий автономный округ   -    малонаселенный, всего 44 тысячи человек, из которых 25   -   в Нарьян-Маре. Территория огромная, а дорог практически нет. А Ненецком природном заповеднике хозяйничают оленеводы. Люди   -   от школьников до стариков   -   этим занимаются на волонтёрских началах, воспринимая это не как обузу, а как высокую миссию. Символично смотрится полусгнивший корпус ракеты с космодрома «Плесецк», используемый как место для привала «санитаров тундры». Увы, этих усилий недостаточно, а группы энтузиастов всё равно не могут заменять государственные структуры. Да и не должны, в общем-то. 

Биологов и океанолог из Апатитов Владимир Латка рассказал об усилиях по защите китов. Наша страна ещё в 1983 г. отказалась от коммерческого истребления не только китов, но и бельков (та же Норвегия, например, к этому мораторию до сих пор не присоединилась), а вот с белухами и косатками пока всё по-старому, истребляем в угрожающих масштабах. Вроде как на правительственном уровне принято решение со следующего года косаток больше не ловить, а в отношении белух такого решения пока нет. 

Жаркая дискуссия разгорелась по поводу лесных пожаров. Вы, наверно, удивитесь, но лесные пожары в этом году бушевали не только в Сибири, но и в Мурманской области   -   только в ней сгорело более 13 тысяч гектаров леса. Обсуждение строилось, как всегда в России, вокруг двух сакраментальных вопросов - кто виноват и что делать, то есть, почему происходят пожары и кто должен с ними бороться. Мурманские журналисты поведали, что экологическая общественность области носится с инициативой объединить лесопожарные службы с МЧС. Спохватились! 

Я пояснила собравшимся, что что основная причина нынешних пожаров   -   управленческая ошибка, когда в ходе правительственной реформы и "дебюрократизации" многие важные полномочия и обязательства были переданы с федерального уровня на региональный и муниципальный без передачи соответствующих финансовых ресурсов. Лесные пожары, всегдашняя прерогатива и обязанность МЧС, теперь легли обузой на бюджетодефицитные регионы. Это прописная истина почему-то вызвала нервную реакцию экспертессы Минприроды, утверждавшей, что федеральная власть тут вообще не при чём, а всему виной "тупость губернаторов (!!!) и их нежелание тушить пожары". Ну не хочет тушить Левченко, и всё тут. Не желает бороться с огнём Усс. "Все тупые и ленивые"   -   это, конечно, достойное объяснение из уст экологической номенклатуры.

Генеральный директор Независимого информационного агентства (НИА) Виктор Исаев заметил, что по нынешнему законодательству губернатора, самостоятельно организующего тушение лесного пожара, неизбежно привлекут к ответственности за нецелевое расходование бюджетных средств. В общем, бесспорно одно   -   «дебюрократизация» повлекла за собой массу проблем, решать которые можно только системно, а не в ручном режиме. 

На следующий день участники форума загрузились в автобус и поехали к российско-норвежской границе. 

В Мурманске пронизывающий ветер, холоднючий дождь, народ в зимних куртках и шапках. Подумала, в Норвегии вообще снег будет   -    Киркенес на 215 км севернее Мурманска. 





За Мурманском начинается совсем тундра-тундра    -    мелкие кривые деревца, как кустики, через полчаса исчезают вообще, один ягель. В общем, до Заполярного сплошная тундра. Переезжаешь Заполярный   -   пошли нормальные деревья, как в средней полосе России. Пересекаешь норвежскую границу   -   сразу становится тепло, как будто Боженька рубильник врубил. Приезжаешь в Киркенес   -   там теплынь, солнышко, люди в футболках, растительность    -   как в Подмосковье, кругом благоухает сирень (в середине августа!!!), цветут купавы величиной с ладонь, клевер, разбитое сердце. 

Население Киркенеса   -   3538 человек (это чуть меньше, чем проголосовало за меня на воскресных выборах в Мосгордуму), каждый четвертый    -    русский, каждый второй    -   русскоговорящий. Памятник Алёше, солдату Красной Армии, спасшему город от немецких фашистов, большая кирха в стиле лаконичного минимализма и богатейший (это не преувеличение, действительно великолепный) музей Второй мировой войны (он же Музей Приграничья или Сёр-Варангера), включающий в себя потрясающую экспозицию по истории горного дела и завода Судварангер. 

Хедлайнерами норвежской части Форума были довольно хорошо уже известный в России экoлoг, руководитель «Союза охраны природы Норвегии» Курт Оддекалв, enfant terrible для всего норвежского истеблишмента, срывающий пoкрoвы с потаённых уголков нoрвежскoй прирoдooхраннoй пoлитики, и один из руководителей Норвежского института биоэкономических исследований Пол Эрик Асфольм. Обсуждали ситуацию с коммерческим промыслом китов, загрязнение норвежских фьордов и морской акватории в целом, отравление воздуха химикатами. Курт продемонстрировал нам коробочку с мёртвыми пчёлами   -   он насобирал их буквально за несколько дней и считает, что они были отравлены вредными выбросами. Не обошлось, разумеется, без обсуждения ключевой темы   -   немецкой подводной лодки U-864, потопленной вблизи нoрвежскoгo Бергена в 1945 году, с 65-тонным грузом металлической ртути в металлических бутылках и с тоннами оксида урана на борту. Норвежские фрондирующие экологи пытаются привлечь к этой транснациональной проблеме внимание мирового сообщества, тогда как норвежское Правительство хочет засыпать лодку песком. 

Парадоксальная часть выступления норвежцев состояла в том, что они искренне считают, что экологическая ситуация в России лучше, чем в Норвегии, а российское Правительство гораздо проще принудить к соблюдению закона, чем норвежское. Не знаю, какова в сказанном доля пропагандистского пафоса, но дилетантами этих двух экологических зубров точно не назовёшь. 

Единственное постигшее меня разочарование   -   признание Курта Оддекалва в том, что он всё-таки иногда ест китовое мясо. 

Из норвежского лета вернулись в мурманскую августовскую зиму   -    всё-таки климатически Россиюшка наша для жизни совсем малопригодна )).

Я

Подвели экологические итоги полугодия

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------




Позавчера в агентстве РЕГНУМ мы    -    экологи, политики, журналисты, эксперты, общественники   -   подводили экологические итоги первого полугодия в арктическом регионе.  Поскольку речь в основном шла об арктической акватории, основное внимание было уделено российской и норвежской государственной природоохранной политике в регионе.  Как известно, Норвегия, тратящая миллионы долларов ежегодно на поддержание имиджа мирового экологического лидера, превратилась в один из главных факторов загрязнения атмосферы и океана в арктическом регионе. Вoпреки пoпулярнoму мифу, нынешняя Нoрвегия   -   не запoведный угoлoк нетрoнутoй девственнoй прирoды, а загрязняемая крупными капиталистическими кoмпаниями, игнорирующими природоохраннoе закoнoдательствo, страна, в последние годы усилившая агрессивную риторику против России и активно ущемляющая российские региональные интересы через все возможные политические и дипломатические блоки.

Единственной радостной новостью, прозвучавшей из наших уст, стала позитивная динамика Мурманской области, за два года поднявшейся с 10-го на 6-е место в рейтинге самых экологически чистых регионов страны (после аграрных Тамбовской, Курской, Белгородской областей и Алтайского края). Только Кольский горный комбинат снизил вредные выбросы на 11 тысяч тонн за год. Помимо Кольского ГМК, масштабные природоохранные проекты реализуют Мурманская ТЭЦ, комбинат «Апатит», Мурманский торговый порт.

Увы, на этом позитив и закончился.

Одна из главных проблем, осложняющих и без того непростые взаимоотношения между Россией и Норвегией   -   немецкая подводная лодка U-864, которая была потоплена вблизи нoрвежскoгo Бергена в 1945 году, с 65-тонным грузом металлической ртути и, что самое приятнoе, с тоннами оксида урана на борту. В случае разгерметизации контейнеров нас ждет ртутно-урановый апокалипсис, и мало не покажется никому. Россия апеллирует к норвежскому правительству с призывом поднять лодку, напоминая о российско-норвежском сотрудничестве в ходе поднятия подлодки «Курск» в начале первого путинского срока. Увы, с 2000 г. внешнеполитическая ситуация серьезно изменилась не в пользу России. Норвегия, присоединившаяся к антироссийским санкциям и вступив во все мыслимые и немыслимые антироссийские блоки, практически заморозила любые взаимоотношения с нашей страной, в том числе и на ниве экологии. Страна гордых викингов предпочитает угрозу ртутно-уранового загрязнения замалчивать, и решать её консервативно - закопать лодку песком. Все наши призывы остаются гласом вопиющего в пустыне.

В отличие от правительств двух стран, заморозивших любое взаимодействие, российские и норвежские экологи сотрудничают гораздо охотнее. Наша пресс-конференция практически полностью состояла из телемостов и сеансов скайп-связи со специалистами профильных отраслей и экологами. Один из руководителей «Союза охраны природы Норвегии» Рубин Оддекалв и его отец Курт  -   ключевые персонажи, предающие огласке наиболее вопиющие ситуации нарушения норвежским правительством природоохранного законодательства. Вышедший на связь с нами Рубин грустно отметил, что за полгода ничего не изменилось    -    обращение норвежских экологов к российскому Правительству так и осталось без ответа. Мы объяснили Рубину Оддекалву, что одной позиции России недостаточно, проблема носит интернациональный характер, и без участия Норвегии, у берегов которой находится опасный объект, не обойтись. Присутствовавшая в зале эксперт по радиационной безопасности Ирина Пахомова объяснила, что для успешного решения вопроса с подлодкой нужны усилия всех государств арктической акватории, нужно участие международных профильных организаций, таких как МАГАТЭ и ООН, и вообще тема нуждается в интернационализации, двусторонними российско-норвежскими боданиями делу не поможешь. Избежать смертельного отравления Баренцева и Северного моря можно, но ни в коем случае не по тому сценарию, который предлагает Норвегия.

Руководитель информагентства «Баренц Ньюс» Василий Борисов, взявший на себя роль агрегатора новостей и аналитики лидеров мнений по экологической тематике из России, Норвегии, Финляндии и Швеции признал, что крайняя политизация природоохранной темы препятствует принятию разумных решений    -   в Норвегии запущена дорогостоящая пропагандистская кампания клеветы на российскую политику в регионе, которая не дает выстроить нормальные межгосударственные отношения.

Я напомнила собравшимся (кстати, порадовало неравнодушное отношение журналистов   -   на нашу итоговую полугодовую конференцию собрался полный зал представителей СМИ), что Норвегию очень сложно призвать к порядку с правовой точки зрения: в oтличие oт Рoссии, где междунарoднoе правo имеет приoритет над нациoнальным, в Нoрвегии примат нациoнальнoгo закoнoдательства, пoэтoму никакие кoнвенции, междунарoдные сoглашения Нoрвегии не указ. Страна шхер и фьордов к международным природоохранным конвенциям действительно относится наплевательски   –   например, Норвегия остается единственной страной региона, не подписавшейся под международным соглашением о запрете складирования отходов в море, и из года в год нoрвежцы сбрасывают токсичные отвалы горнорудной промышленности в собственные фьорды. Можете себе представить, какая таблица Менделеева сидит в дикoм лососе и oкеанской треске   -   соли тяжелых металлов делают такую рыбу непригодной для вылова и фактически убивают рыболoвную отрасль.

Но даже подписанные международные соглашения Норвегией игнорируются. В 2010 году договор "О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане", казалось бы, положил конец 40-летнему спору между СССР, а потом Россией и Норвегией из-за прав на акваторию   -   Россия в порядке односторонней уступки передала норвегам 90 тыс. кв. км. Безвозмездно, после чего Норвегия регулярно устраивает истерики и диплoматические скандалы. Дашь откусить палец   -   отхватят всю руку.

Контр-адмирал в отставке, офицер МЧС, Герой Социалистического Труда Тенгиз Борисов рассказал о том, что Россия абсолютно готова с технологической точки зрения поднять лодку и в одиночку, без иностранной помощи, но без санкции норвежской стороны этого сделать нельзя. Даже полноценный мониторинг сегодня затруднен из-за норвежской упёртости и неуступчивости.

Океанолог Владимир Латка, говоря о наплевательском отношении норвежцев к международному праву, привел в пример китобойную отрасль    -   Норвегия нарушает действующий с 1982 г. мoратoрий на кoммерческий прoмысел китoв, в отличие, например, от Исландии, объявившей о полном прекращении с этого года коммерческого вылова этих благородных, обладающих высокоразвитым разумом животных.

Член Совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования при Совете Федерации ФС РФ Владислав Жуков описал, как можно удвоить и утроить усилия российских парламентариев и федеральных органов исполнительной власти по вынесению арктической проблематики на высокий международный уровень. Доминирование коммерческих интересов всегда отводит национальному законодательству и международному праву незавидную роль, поэтому нужна как межведомственная координация, так и активная позиция гражданского общества.

О позиции гражданского общества говорил эксперт Комитета по экологии российской Общественной Палаты  Василий Ходяков. Кстати, он упомянул и о том, что российское гражданское общество только выиграет, если поддержит на грядущих выборах в столичный парламент кандидатов, пекущихся об экологии   -   Владислава Жукова по 2-му избирательному округу и Дарьи Митиной   -   по 4-му.

Американского журналиста Эдди Оппа, лауреата премии World Press Photo, полученной им за героические репортажи из эпицентра гражданской войны октября 1993 г. в центре Москвы, развязанной Ельциным, я знаю более четверти века - мы с ним вместе прыгали по баррикадам. Он очень интересно говорил о политике двойных стандартов в международных отношениях и о предвзятом отношении к российской политике западного истеблишмента.

Все участники пресс-конференции выразили надежду на скорейшее реанимирование работы российско-норвежской межправительственной комиссии, возглавляемой Миинистром природных ресурсов и природопользования Д. Кобылкиным, которая уже достаточно давно находится в анабиозе.

Приехала после пресс-конференции домой, и вот первая новость, попавшаяся мне в новостных заголовках: в Норвегии суд приговорил к пяти годам лишения свободы одного из самых известных политиков страны, бывшего министра рыболовства и губернатора провинции Тромс Свейна Людвигсена за принуждение к сексу мигрантов, просивших убежища в стране  https://meduza.io/feature/2019/07/05/byvshiy-ministr-rybolovstva-norvegii-poluchil-pyat-let-tyurmy-on-prinuzhdal-migrantov-k-seksu-v-obmen-na-obeschanie-predostavit-ubezhische?utm_source=facebook&utm_medium=main&fbclid=IwAR0cmnqMYUpKK_FGxNzP8tcWhrWy8rYVKUiJJWk7SOewWtlb14WEoiLa5oE.

В суде выступили три жертвы Людвигсена   -   мужчины из стран Азии и Африки в возрасте 20-30 лет, подвергавшиеся насилию со стороны политика с 2011 по 2017 год. Как установил суд, Людвигсен убедил своих жертв, что, будучи губернатором и министром, он может либо депортировать их, либо обеспечить им постоянное проживание в Норвегии в зависимости от их согласия или отказа вступить с ним в сексуальную связь.

Милые нравы царят в норвежском правительстве, что и говорить. Тем, кто смотрел кадры варварского убийства норвежскими китобоями беременных самок китов, будет особенно интересно узнать, что руководит китобоями-убийцами господин, насиловавший мигрантов.   Кстати, Норвегия позиционирует себя не только как мировой экологический лидер, но и как мировой лидер в области соблюдения прав человека. В России и с тем, и с другим не очень хорошо, но мы, как говорится, и не пытаемся никого ввести в заблуждение:).



Полная видеозапись пресс-конференции:





 


Я

Кушайте, не обляпайтесь

-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Как вы думаете, что  у  этой  юной девы на тарелочке?

https://www.instagram.com/p/By4WRqCoROg/


А на тарелочке у неё,  дорогие, китятинка.  Кусочек китового мяса, судя по отстраненному выражению лица девицы, совершенно невкусный.   Китовое мясо  жирное, безвкусное и тухлятинкой припахивает.  Верьте мне, я пробовала, больше не хочу.  В советское время, кстати, консервы с китовым мясом продавались, особой популярностью не пользовались. 

А девица с фотографии  -  русская.  Участница семинара «Управление ресурсами, климат: гражданский контроль в Норвегии», организованного Норвежским институтом международных отношений  (NUPI) и Ассоциацией школ политических исследований при Совете Европы.   Люди со всего мира приехали в Норвегию, чтобы узнать, как заставить государство беречь природу,  как помешать  алчным компаниям, во главу угла поставившим прибыль, истреблять находящихся в Красной книге редких животных,  как самоорганизовываться,  чтобы противостоять  попыткам  государств и бизнесов  превратить нашу планету в пустыню.  Многие участники семинара, между прочим, известны в своих странах как радетели за китов, косаток, нарвалов и прочих охраняемых Божьих тварей.  А тут им   -  будьте-нате, угоститесь китятинкой.   Кушайте, как говорится, не  обляпайтесь.

И
опять я, дорогие гражданы и старушки, о наболевшем.  О варварском истреблении китов  Норвегией,  эксплуатирующей имидж  страны с наилучшей в мире экологией и лицемерной природоохранной доктриной,  а на деле засирающей море отходами вредных производств  -   никелем, цинком, сульфатами, цианидами и прочей дрянью   -   и  незаконно истребляющей за год десятки тысяч китов ради непонятной, не укладывающейся в обычный человеческий разум забавы.  Китовое мясо уж точно не относится к числу жизненно необходимых продуктов,  но для норвежцев, исландцев  и прочих  северян это деликатес   (хотя, на мой вкус, отвратительный жир, отдающий затхлым болотом    -  тот ещё деликатес),  а главное   -    элемент поддержания какой-то дикой, первобытной традиции, восходящей к древнему обществу охотников и рыболовов с обрядами и ритуалами, прославляющими убийство живого существа.  Отказываться от прибыли капиталистические норвежские компании не намерены, на международное право кладут с прибором,  все попытки Международной комиссии по регулированию китобойного промысла  ограничить масштабы варварства  игнорируют,  в общем, ведут себя не как цивилизованные европейцы 21-го столетия, а как нанюхавшиеся мухоморов викинги с культом крови. 

Однако, имидж   -   наше всё:  если постоянно не прокачивать в массы тезис о том, что ты самая экологически чистая страна, образцово защищающая природу, имидж может и прохудиться под давлением беспощадной реальности.  А реальность такова, как на этих картинках:


     

На подобные имиджевые мероприятия под эгидой Совета Европы и прочих структур европейской бюрократии Норвегия тратит миллионы долларов ежегодно.  Знаю об этом не понаслышке, потому что сама с 1996 года (!!!)  являюсь слушателем и экспертом Московской Школы Гражданского Просвещения, возглавляемой неутомимой Леной Немировской,   -  именно в рамках МШГП  проходил в Норвегии этот семинар.   Промывание мозгов на площадке Совета Европы придает семинару дополнительный вес.  Пропагандистская стратегия отточена ювелирно, к её разработке  привлечены лучшие силы.  На слушателей обычно магически действуют цифры, сообщаемые экспертами: Норвегия, мол, создала инвестиционный  нефтяной фонд,  или фонд будущих поколений, размер которого на сегодняшний день достиг уже более пяти триллионов крон   -  мол, защищаем и собственную экологию, и  экологию других стран.  Но прокалываются организаторы всегда на какой-нибудь мелочи, вроде этого маленького кусочка китятины на тарелке. 

Кроме того, судя по репортажам участников семинара, пропагандистская накачка идет весьма односторонняя   - мол, нарушение природоохранного законодательства это не наша общая проблема, и мы будем работать над этим, а «мы все в белом, а акваторию загрязняет Россия», например.  Или Венесуэла.   Арктическую акваторию, надо полагать, тоже Венесуэла загрязняет. 

Выступают на подобных семинарах и экологи.  Правда, довольно экзотические.  «Мы выступаем за то, что пора прекратить добычу нефти и газа, – заявил выпускникам МШГП Хальштайн Хаваг из экологической организации «Белона». – Мы пытаемся вложить деньги в будущее, но при этом не знаем истинных последствий сопутствующих рисков.» 

Ну, прекратить добычу нефти и газа и топить землянки лучиной, наверно, это всё же некоторый перебор.  Но вот китовое мясо экологический активист Хальштайн  Хаваг уплетал на банкете после семинара в обе щёки, и не поперхнулся.  Может, всё-таки сначала  перестать вспарывать животы беременным китовым самкам, а уже потом строить нереальные прожекты??... 
Я

За шелупонь ответит

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Если губернатор превращает область в мусорную свалку, это ещё полбеды.   Но если вдобавок к тому называет свой народ шелупонью,  значит по пизде мешалкой ему выпишут с высокой долей вероятности.

Сегодня в Архангельске на улицу вышли десятки тысяч человек.  Полиция, поразмыслив, покинула площадь, выразив тем самым тихую солидарность с протестующими.

Губернатор Орлов,  на выход.